fbpx

EN UA GR DE ES

Menu
Login

Мицотакис для Bild: «В этом году у нас будет вдвое больше туристов, чем в 2020-ом»

Фото предоставлено канцелярией премьер-министра Греции Фото предоставлено канцелярией премьер-министра Греции

«В июле и августе, в разгар туристического сезона, я ожидаю, что все будет очень напоминать обычное лето», - сказал Кириакос Мицотакис немецкой газете Bild, приглашая немцев посетить Грецию.

Денежные переводы из Европы
«Приезжайте  в Грецию. Я уверен, что после этой пандемии люди захотят путешествовать, они захотят расслабиться, - сказал премьер. - В  этом году Грецию посетит  вдвое больше туристов, чем в 2020 году».

Пол Ронцхаймер: Добрый вечер, господин премьер-министр. Спасибо, что приняли нас здесь, в этом красивом месте около Акрополя. Как Вы думаете, сколько немцев поднимется на скалу Акрополь в этом году? Сколько немецких туристов вы можете принять?

Кириакос Мицотакис: Мы желаем удачного прибытия как можно большему числу людей. Мы хотим открыть страну для туризма. Мы уже сделали это и хотим сделать это безопасно. Мы — безопасное место назначения, и по мере того, как количество вакцинаций возрастает, с использованием цифрового сертификата ЕС, мир снова начнет путешествовать. Я знаю, что многие немцы хотят путешествовать, они хотят поехать на юг. Греция всегда была излюбленным местом отдыха, и мы рекомендуем им подумать о поездке в Грецию на летние каникулы. Это не только Афины с Акрополем и другими красивыми местами, но и наши прекрасные острова. Надеемся, что этот сезон будет лучше, чем в прошлом году.

Лиана Спиропулу: Вы упомянули цифровой сертификат. Он будет готов в ЕС 1 июля. Но будет ли готова Греция  с 1 июня? В ЕС все пока отсрочили введение [этого сертификата], создаст ли это проблемы в отношении туризма в Греции?

Кириакос Мицотакис: Во-первых, если люди хотят путешествовать сейчас, они уже могут это сделать. Им просто нужна либо справка о вакцинации, либо отрицательный тест, либо справка о том, что они переболели. Таким образом в основном ту же информацию, которая будет включена в цифровой сертификат, мы запрашиваем сейчас, чтобы не приходилось ждать сертификата на европейском уровне для открытия туризма.

Пол Ронцхаймер: Итак, ЕС снова был очень медлительным. После провала процесса вакцинации теперь наблюдается провал и в этой области.

Кириакос Мицотакис: Послушайте, нет, я так не думаю. ЕС опоздал с поставкой вакцин, но в целом я могу вам сказать, что, как страна среднего размера, мы рады, что ЕС закупил вакцины на европейском уровне. В противном случае большие страны, такие как Германия, могли бы закупить все вакцины и не оставить нам. Да, ЕС движется медленно, мы говорим о координации 27 государств-членов. Европейский цифровой сертификат был моей идеей, я предложил его четыре месяца назад, и он станет реальностью. По европейским меркам этот процесс был достаточно быстрым.

Пол Ронцхаймер: Давайте поговорим о карантине в Греции. Вы закрыли страну после прошлого туристического сезона. А после того, как Вы ее открыли, как раз перед этим туристическим сезоном, создается впечатление, что пандемии чудесным образом не бывает, когда есть туристы.

Кириакос Мицотакис: Это интересный вопрос. Мы не раз закрывали страну. Мы закрывали ее в прошлом году в апреле и мае. У нас была вторая блокировка в октябре и ноябре, а затем третья в январе. Очень похоже на то, что произошло в Германии. Причина, по которой мы теперь можем ослабить меры, не имеет ничего общего с туристическим сезоном. По той же причине ослабляются меры по всей Европе. Снижается количество случаев заболевания, уменьшается число пациентов, помогает погода и, конечно же, есть вакцины. Вот почему мы спокойны.

preview

Пол Ронцхаймер: Но опять же, люди были удивлены в прошлом году, что вы закрылись сразу после туристического сезона. И они обсуждали цифры в Греции и возможность того, что, вероятно, была ложная статистика по коронавирусу.

Кириакос Мицотакис: Ни в коем случае. Вся статистика проверяется ЕС, мы очень тщательно фиксировали все случаи. Но есть причина, по которой было больше случаев осенью, чем весной. Мы сделали больше тестов. Приведу вам пример. Прошлой весной у нас не было тестов на антиген. Все мы знаем, что тогда еще не было четкой картины того, сколько случаев было на самом деле. Но есть достоверные данные об импорте и смертности на 100 000 человек, и я могу вам сказать, что Греция, по всем этим показателям, находится в лучшем положении по сравнению со средним показателем по Европе.

Лиана Спиропулу: Как немецкие туристы будут отдыхать в Греции этим летом? Например сейчас действует запрет после 12.00 ночи (00:30 прим. редакции), в ресторанах и барах нет музыки.

Кириакос Мицотакис: Во-первых, у нас есть дорожная карта, как и у большинства европейских стран. К счастью, мы сможем еще больше смягчить меры по мере улучшения ситуации. И она улучшится. Я не сомневаюсь в этом. Поэтому, когда приедут туристы, будет музыка.

Лиана Спиропулу: С этих выходных?

Кириакос Мицотакис: Не в эти выходные. Мы все еще ждем, когда эксперты скажут, когда это должно произойти. Причина простая. Когда слышна музыка, люди говорят громче или приближаются друг к другу, чтобы услышать собеседника.

Пол Ронцхаймер: Как Вы думаете, немцы много поют такие песни, как Griechischer Wein (греческое вино) в таверне?

Кириакос Мицотакис: Нет, мы все много поем летом. В конце концов вино доставляет всем нам одинаковое удовольствие. Но летом у нас снова будет музыка, и я также ожидаю, что часы работы будут продлены. Поэтому я бы сказал, что это лето на 90% будет нормальным летом. Как видите, страна открытая, все функционирует нормально. Да, мы едим снаружи помещений, а не внутри, но в Греции это нормально. И конечно же, неограниченный доступ к нашим пляжам. В развлечениях мы должны быть немного осторожнее, чем обычно, но в целом это будет фантастический опыт.

preview

Пауль Ронцхаймер: Министр здравоохранения Германии Йенс Спан сказал, что люди, возвращающиеся из отпуска, в основном несут ответственность за вторую волну в Германии. Означает ли это, что вы и другие страны несете ответственность за случаи Covid-19 в Германии?

Кириакос Мицотакис: Я не знаю, что сказал Йенс, хотя я его знаю и очень уважаю. Но, глядя на заболеваемость в Германии, я заметил, что она увеличилась в ноябре и декабре, то есть намного позже окончания туристического сезона. Если вы посмотрите на случаи в Греции, если вы посмотрите на наши острова и наши основные направления путешествий, у нас никогда не было большого числа заболевших — ни на Родосе, ни на Корфу, ни на Крите. Все случаи  были сосредоточены в Северной Греции и Афинах. Поэтому я не вижу связи с путешествиями. Мы все знали, что надвигается третья волна, и по этой причине мы должны были принять меры. Это сезонный вирус. Наши специалисты предупредили. Некоторые, возможно, думали, что все прошло после первой волны, но ей это не закончилось.

Лиана Спиропулу: Поскольку мы говорим об островах, то на некоторых популярных островах, таких как Закинф и Кефалония, процент вакцинированных ниже желаемых правительством целей. Как Вы защитите местных жителей, туристов? А если там что-то пойдет не так? Вы введете локальную изоляцию?

Кириакос Мицотакис: Прежде всего позвольте сказать вам, что мы приняли решение полностью вакцинировать наши острова раньше, чем на материке. И немецкие туристы должны это знать. Мы начали с небольших островов, а теперь переходим к большим. На островах вакцины доступны для всех граждан старше 18 лет. Мы также используем препарат J&J, который представляет собой вакцину с одной дозой, чтобы ускорить процесс вакцинации на островах. Это правда, что на некоторых из них ситуация с вакцинацией не так хороша, как на других. Но, поскольку мы очень прозрачны с нашими данными, мы сказали жителям этих островов: «Мы хотим ускорить темпы вакцинации», и я уверен, что это произойдет в течение следующей недели. Так что меня это особо не беспокоит. Но немецкие туристы, посещающие наши острова, должны знать, что мы решили вакцинировать их раньше, чем материк. Таким образом острова будут опережать материк по уровню вакцинации.

Пол Ронцхаймер: Ожидаете ли Вы коллективного иммунитета до пика туристического потока (высокий сезон) в августе-сентябре?

Кириакос Мицотакис: Я ожидаю, что это произойдет. Если вы посмотрите на уровень вакцинации в Греции, то увидите, что мы вакцинируем более 100 000 человек в день, что соответствует 1% населения в день. Это процесс, который развивается очень эффективно. Теперь мы открыли вакцинацию для молодежи. Мы видим, что молодые люди более уязвимы к заражению вирусом, но у них нет очень серьезных симптомов. Поэтому появление новых заболевших резко уменьшилось.

Пол Ронцхаймер: Но какой процент требуется для снятия всех ограничений? Никаких масок на островах, на кораблях, танцев, больших вечеринок? Когда это случится?

Кириакос Мицотакис: Вы, кажется, очень заинтересованы в этом, и я полностью понимаю, но я сказал миру месяц назад, когда все было еще не так хорошо, что через месяц все будет намного лучше. И это действительно так. Теперь я могу вам сказать, что к концу июня все будет еще лучше. Поэтому в разгар сезона, в июле, августе, я ожидаю, что все будет очень напоминать обычное лето.

Пол Ронцхаймер: А что насчет масок? Будем ли мы носить их все лето, осень, в следующем году?

Кириакос Мицотакис: Это зависит от того, что скажут эксперты. Я ожидаю, что маски обязательно будут использоваться в помещении. Когда дело доходит до улицы, когда вы едите в ресторане, вам не нужно надевать маску. Это должно быть ясно. У вас есть маска, вы входите в ресторан и снимаете ее.

Пол Ронцхаймер: На мой взгляд самое странное правило здесь, в Греции (я здесь на несколько дней), заключается в том, что вы можете взять такси только на 2-х  человек, так как это считается опасностью. Мне было интересно, почему не опасно сидеть за столом с шестью людьми, а в такси нельзя (быть больше двух)?

Кириакос Мицотакис: Потому что вероятность передачи вируса в помещении в 18 раз выше. А такси — очень закрытое место. Не мы это придумали. Я хочу внести ясность. Я считаю, что у вас есть очень способные эксперты, такие как в Институте Роберта Коха в Германии. Эксперты не всегда соглашаются друг с другом. Мы можем не соглашаться, но в какой-то момент всегда следовали рекомендациям экспертов, и я ожидаю, что меры будут смягчены по мере ускорения вакцинации. Мы приближаемся к всеобщему иммунитету.

Пол Ронцхаймер: У Вас есть дата, когда это произойдет?

Кириакос Мицотакис: Посмотрите, в начале недели мы достигли рубежа в 5 миллионов прививок. Мы вакцинировали 5 миллионов человек из 10 миллионов населения. Так что если мы продолжим в том же темпе, я ожидаю коллективного иммунитета не только в Греции, но и в Европе, потому что меня также интересует то, что происходит в Германии. Я хочу открыть страну, но хочу, чтобы это было сделано безопасно. Я хочу повторить это. Причина, по которой мы сохраняем некоторые ограничения…

Пол Ронцхаймер: Итак, когда Вы ожидаете коллективный иммунитет?

Кириакос Мицотакис: В какой-то момент летом. И это не только в Греции, но и в остальной Европе. Опять же, в зависимости от того, как мы определяем коллективный иммунитет, 65–70% населения, и важно одобрить вакцины для подростков. Мы ждем европейского разрешения на вакцинацию детей в возрасте от 12 лет и старше. Это будет важно в учебном году. Но причина, по которой у нас все еще есть некоторые ограничения, заключается в том, что мы хотим, чтобы люди чувствовали себя в безопасности. И мы хотим быть в безопасности, туристы хотят быть в безопасности, и мы хотим быть уверены, что, когда вы вернетесь в Германию, вы вернетесь на тех же условиях. Поэтому, если мне нужен тест на антиген, чтобы встретить немецкого туриста, если он не был вакцинирован, Германия должна знать это, чтобы позволить своим гражданам быть в безопасности. И это не сложно. Индустрия туризма позаботилась об этих вопросах. Тестировать везде очень просто. Таким образом людям не стоит беспокоиться о доступности тестов для их возвращения в Германию.

Лиана Спиропулу: Вы с оптимизмом смотрите на этот туристический сезон? В прошлом году доходы были низкими. Мы знаем, что доходы от туризма составляют, если не ошибаюсь, 20% ВВП. Если что-то пойдет не так, каков Ваш план? Есть ли план Б?

Кириакос Мицотакис: Смотрите, в прошлом году мы приняли 25% туристов от количества приехавших в нашу страну в 2019 году. Каждого четвертого. В этом году мы ожидаем, что приедет примерно каждый второй. Поэтому мы перейдем с уровня 25% на 50% (по сравнению с 2019 годом). Я думаю, что тенденции обнадеживают, но, конечно, я не могу предсказать будущее. Я ориентируюсь только на лучшие результаты, но при этом умеренно оптимистичен. Туризм важен для Греции, очень важен, но это не единственный сектор, который у нас есть. У нас есть и дополнительные инструменты. У нас много европейских фондов. Мы намерены использовать их с умом. Мы хотим их вкладывать, а не тратить. Думаю, что очень скоро наш план будет окончательно одобрен европейскими структурами. Поэтому мы хотим создавать новые рабочие места.

Пол Ронцхаймер: Есть ли риск новой программы помощи от МВФ, или Вы можете гарантировать, что Греции не потребуются дополнительные деньги?

Кириакос Мицотакис: Ни в коем случае. Это проблема последнего десятилетия. Греция - нормальная европейская страна, которая берет кредиты под исторически низкие процентные ставки.

Пол Ронцхаймер : Значит, такого риска нет? Если туристический сезон складывается плохо, если пандемия…

Кириакос Мицотакис: Ни в коем случае. И нельзя забывать, что пандемия коснулась всех. В Греции не было самой большой рецессии. Другие страны справились с пандемией хуже, чем Греция, а мы справились с пандемией лучше, чем большинство европейских стран. Этого не многие ожидали. Но если вы посмотрите на все международные организации и банки, то все ожидают очень сильного восстановления. Поэтому я верю, что мы будем в хорошем положении в период после пандемии. Но она нанесла всем существенный урон. Не только Греции.

preview

Лиана Спиропулу: В европейском журнале был очень странный комментарий о том, что Ваше правительство стало «любимчиком  учителя». Это было определенно странно. Вы находите это лестным или оскорбительным?

Кириакос Мицотакис: Мы ничьи не любимчики. У меня есть очень хорошее домашнее животное, так как я взял бездомную собаку, которая сейчас живет в моей резиденции Мегаро Максимо. Мы не являемся ничьими любимчиками и больше не работаем в среде, где есть «учителя», которые контролируют нас. Мы суверенная страна. Мы остаемся в так называемом «постпрограммном мониторинге». Но если мы посмотрим на изменения, которые хотим внести, то это те изменения, которые мы хотим внести, потому что мы решили, что это будет для блага страны. Так что да, иногда я нахожу эти комментарии не уничижительными, а очень наивными. Может быть те, кто их пишет, не очень хорошо понимают страну. Они не понимают, что Греция 2021 года не имеет ничего общего с Грецией 2015 или 2010 года. Это другая страна.

Пауль Ронцхаймер: На прошлой неделе правительство Германии предложило Вам средства для возвращения беженцев из Германии. Финансовая помощь. Вы примете предложение?

Кириакос Мицотакис: Мы по-прежнему привержены нашим европейским обязательствам, но речь идет не только о возвращающихся беженцах, прибывших в Германию через Грецию. Я попрошу все европейские страны помочь Греции и другим южным странам в управлении иммиграцией. Германия действительно взяла на себя большую нагрузку.

Пауль Ронцхаймер: Конкретное предложение было сделано министром внутренних дел Германии Хорстом Зеехофером, который объявил, что мы заплатим, если Греция примет беженцев.

Кириакос Мицотакис: Если Германия сможет построить дома для этих беженцев, я обязательно обсужу это предложение. Но я не могу предложить беженцам то, чего не могу предложить гражданам Греции. Я очень ясно понимаю это. Потому что у нас ограниченные возможности социального жилья в Греции.

preview

Пол Ронцхаймер: Они продолжают говорить о неприемлемых условиях для беженцев в Греции, и по этой причине суд постановил, что эти беженцы (не могут) вернуться в Грецию.

Кириакос Мицотакис: Что я могу Вам сказать, так это то, что мы значительно сократили миграционные потоки, и рады этому, потому что защищаем не только границы Греции, но и границы Европы. В то же время мы спасли сотни людей, тысячи людей на море. Наша главная цель всегда заключалась в том, чтобы ни один человек не погиб в море. И я могу вам сказать, что сейчас мы обрабатываем ходатайства о предоставлении убежища намного быстрее, чем раньше, и условия для беженцев также значительно улучшились. Я также могу рассказать, как мое правительство решило проблему несовершеннолетних без сопровождения взрослых. Германия нам помогла. Нам досталась трагическая ситуация с несовершеннолетними, совершенно недопустимая. В центрах приема иммигрантов больше нет детей. Все они находятся в защищенной среде, как и положено. И многие из них были переведены в другие европейские страны, и я им очень благодарен за то, что они предложили принять этих детей.

Пол Ронцхаймер: Теперь обратимся к делу Протасевича. В последние дни было много разговоров. Как известно, раньше он был в Греции. Что говорит Ваше правительство, что знает разведывательная служба (EYP)? Знают ли они об агентах, которые преследовали его, когда он был в Греции?

Кириакос Мицотакис: Я прочитал много интересных шпионских теорий. Ни одна из них не была подтверждена. Мы знаем, что Протасевич и его подруга были здесь в отпуске. Мы знаем, что они сопровождали лидера оппозиции, которая была здесь на Дельфийском экономическом форуме, и у нас нет абсолютно никаких доказательств того, что какой-либо агент поднялся на борт самолета, или что они следовали за ним, или что он подвергался преследованиям. Я читал многие из этих теорий. Что произошло, очень ясно. Это был акт государственного пиратства. Правительство Белоруссии заявило, что имеется бомба на самолете в воздушном пространстве Беларуси и приказало приземлиться в Минске с единственной целью — задержать Протасевича. Итак, мы точно знаем, что произошло, и мы также знаем, что не произошло.

Лиана Спиропулу: Вас устраивают санкции против Беларуси?

Кириакос Мицотакис: Что я могу вам сказать, так это то, что я оказал большое давление на Совет, чтобы он ужесточил санкции. Одна из причин, очевидно, заключалась в том, что самолет вылетел из Афин. На нем были греческие пассажиры. Человеческие жизни были в опасности. Безопасность полетов жизненно важна. Мы не можем терпеть такое поведение в Европе. Поэтому я считаю, что санкции сильные. Они касаются не только частных лиц, но также предприятий и, возможно, секторов. И конечно, решение о запрете полетов из Минска и Беларуси в европейские аэропорты было правильным.

Пол Ронцхаймер: Но они все еще случаются. Если Вы смотрите на карту воздушного пространства в некоторых странах, там посадка [белорусских самолетов] по-прежнему разрешена.

Кириакос Мицотакис: Я не знаю об этом. Я не говорю, что этого не происходит, но говорю, что не знаю, что происходит. Но я думаю, что мы послали четкий сигнал и сделали это быстро. Потому что, как вы знаете, Европа не всегда очень быстро принимает внешнеполитические решения. Я думаю, что мы действительно дали важный сигнал о том, что такое поведение недопустимо, и что режим понесет значительные финансовые последствия за то, что он сделал.

Лиана Спиропулу: Были ли в Совете страны, которые не согласились с введением санкций?

Кириакос Мицотакис: Нет. Я думаю, что было относительно легко добиться единодушного одобрения, по сравнению с другими обсуждениями, которые у нас были.

Лиана Спиропулу: Как это было?

Кириакос Мицотакис : Вы знаете, что то, что происходит в Совете, остается в Совете.

Пол Ронцхаймер: Были разговоры о том, что агенты КГБ, находящиеся в Афинах, наблюдают за Романом (Протасевичем) в самолете.

Кириакос МицотакисЕще раз повторю - у нас нет абсолютно никаких данных о том, что в полете находился какой-либо агент КГБ или другие агенты. Абсолютно никакой. Нулевая индикация. И мы это очень подробно исследовали.

Пол Ронцхаймер: Так кто же угрожал посадить самолет?

Кириакос Мицотакис: Насколько я знаю, самолету приказали диспетчеры. Никто в полете не занимался какой-либо [опасной] деятельностью…

Пол Ронцхаймер: Но то, что мы узнали от Романа (Протасевича), это то, что некие люди фотографировали его, когда он был в Афинах, и они сделали странные фотографии его паспорта...

Кириакос Мицотакис: Я, разумеется, не могу вдаваться в подробности, но не могу подтвердить, что это произошло в аэропорту.

Пол Ронцхаймер: Итак, на рейсе не было агентов.

Кириакос Мицотакис: Насколько нам известно, исходя из нашей собственной работы и, конечно же, мы сотрудничаем с разведывательными службами, у нас нет никаких указаний на то, что в полете находились какие-либо агенты.

Пол Ронцхаймер: Что в итоге будет с этим делом? Как можно освободить Романа? Какое давление нужно оказывать?

Кириакос Мицотакис: Во-первых, мы должны продолжить обсуждение этого вопроса. Нельзя забывать Романа и Софию ни через неделю, ни через месяц. Нам нужно точно выяснить, что произошло, и мы должны продолжать оказывать давление и дать понять, что это решение не было тем, которое мы когда-то принимали, и вопрос считается решенным, и теперь мы переходим к следующему вопросу. Поэтому нам интересно поддерживать давление [на Беларусь]. Я думаю, что все мы, как европейские граждане и лидеры, обязаны попытаться освободить Романа и его подругу. Но мы все равно должны сделать так, чтобы другие политические заключенные в Беларуси были освобождены. Потому что Роман не одинок. Есть и другие.

preview

Лиана Спиропулу: Через несколько месяцев Германия изберет нового канцлера. Вы будете скучать по канцлеру Меркель?

Кириакос Мицотакис: У меня очень хорошие отношения с канцлером Меркель. Мы не во всем соглашались, у нас были жаркие дискуссии. Я очень уважаю ее, как европейского лидера, поскольку контакты у нас обычно происходят в рамках Совета. Что я могу сказать: она, безусловно, самый опытный руководитель в Совете. Это голос разума. Но Германия — очень сильная республика. Никакая демократия не зависит от одного человека. В какой-то момент все политические карьеры подходят к концу. Канцлер Меркель приняла решение больше не баллотироваться после четырех сроков, и Германия выберет нового канцлера.

Пол Ронцхаймер: Сейчас есть три кандидата. Анналена Баербок от зеленых, Олаф Шольц от Социал-демократической партии и Армин Лашет от ХДС. Кого бы Вы предпочли?

Кириакос Мицотакис: Я не могу вам сказать. Это зависит от немецкого народа, он примет решение. Конечно, мы принадлежим к той же политической семье, что и ХДС / ХСС, но мне было бы неуместно давать какие-либо советы или отдавать предпочтение таким важным выборам.

Пол Ронцхаймер: Большое спасибо, премьер-министр. Желаем вам чудесного лета в Греции.

Кириакос Мицотакис: И мы с вами желаем нашим немецким друзьям приехать в Грецию. Я уверен, что после этой пандемии людям захочется путешествовать, им захочется расслабиться ...

Пауль Ронцхаймер (по-немецки): Скажите что-то по-немецки (Ich sage einen Satz auf Deutsch)...

Кириакос Мицотакис (по-немецки): Komm nach Griechenland (Приезжайте в Грецию)

Пол Ронцхаймер: Это то, что вы сказали нам в прошлый раз...

Кириакос Мицотакис (по-немецки): Wiederholen Sie noch einmal, kommen Sie nach Griechenland. (Я повторю еще раз, приезжайте в Грецию).

Пол Ронцхаймер: Спасибо.

Кириакос Мицотакис: Спасибо.

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеЧетверг, 27 мая 2021 19:12
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта