Menu
Login
  •  

27 лет террора и десятки пожизненных. Краткая история «Революционной организации 17 ноября»

27 лет террора и десятки пожизненных. Краткая история «Революционной организации 17 ноября»

Греческая «Революционная организация 17 ноября» почти три десятка лет наводила ужас на своих врагов: политические элиты страны, крупных капиталистов, военных и дипломатов Турции, США и Великобритании. Внешне приличные интеллигентные люди взялись за оружие и устроили в Афинах самую настоящую городскую партизанскую войну.

Русские Афины публикуют статью Юлианы Лизер из первого номера альманаха moloko plus, в которой рассказывается история самой таинственной и живучей леворадикальной группировки Европы, с наследием которой нам всем еще наверняка предстоит не раз столкнуться.


История самой таинственной и живучей леворадикальной группировки Европы, с наследием которой нам всем еще наверняка предстоит не раз столкнуться.

Поздним вечером 23 декабря 1975 года первый секретарь американского посольства в Греции и по совместительству глава греческого отделения ЦРУ Ричард Уэлч вместе с женой возвращался домой с приема у американского посла. В 22:23 черный Ford Уэлча выехал на перекресток улиц Василиос Павлу и Мазараки, и за ним медленно двинулась светло-зеленая Simca.

Машина главы греческого ЦРУ притормозила у ворот сада его виллы — дома 5 по улице Королевы Фредерики, в котором американец проживал с начала июля. Открыв левую заднюю дверцу, чтобы выпустить из автомобиля жену Уэлча, шофер пошел отпирать ворота сада. В этот момент светло-зеленая Simca остановилась — на противоположной стороне улицы, чуть позади машины американца. Из нее вышли трое в масках.

— В чем дело? — спросил опешивший шофер.

— Руки вверх! — скомандовал один из этих троих и направился к Уэлчу, который только что вышел из машины.

Еще один неизвестный в маске пригрозил шоферу и жене Уэлча автоматом. Путь американца к вилле оказался отрезан — третий человек в маске перегородил ему дорогу.

— Руки вверх! — еще раз скомандовал неизвестный.

— Что? — ответил по-английски хорошо знавший греческий язык Уэлч.

Революционная организация «17 ноября»

Символика террористической организации 17 ноября


Это были его последние слова. Раздались выстрелы.

«В этот момент товарищ быстро выстрелил три раза из пистолета «Кольт» 45-го калибра. При первом выстреле Уэлч упал. Водитель, как только услышал выстрел, спрятался за автомобилем. Жена Уэлча молча оставалась на месте. Мы сразу сели в машину и поехали», — вспоминают свою первую акцию члены «Революционной организации 17 ноября».

В своем коммюнике, частично опубликованном только через год после убийства Уэлча — 24 декабря 1976 года во французской газете Libération — леворадикалы подчеркивают, что ни жена Уэлча, ни его шофер не несут прямой ответственности за преступления, совершенные ЦРУ против греческого народа.

«Вот почему только он был убит. Это единственные причины для избранного нами способа. Мы хотели исключить всякую возможность причинить вред другим, даже случайно. Мы хотели провести акцию правильно и эффективно. Вот почему нам пришлось пойти на большой риск, остановив нашу машину и выйдя из нее, вместо того чтобы выбрать более легкий путь — бросить бомбу или гранату или открыть огонь из пулемета, не выходя из машины. В таком случае мы могли бы убить или ранить еще кого-нибудь кроме Уэлча», — писали террористы.

Редактор французской Libération характеризовал неизвестного, направившего в газету обращение от «17 ноября», как лицо, «достойное всяческого доверия». Поползли слухи, что это мог быть Жан-Поль Сартр, но никаких официальных подтверждений этому не нашлось, и «почтальон» по сей день остается анонимным.

Светло-зеленую «симку» городские партизаны экспроприировали еще 12 декабря в одном из районов Афин. После акции автомобиль без номеров бросили меньше, чем в километре от места преступления, но полицейские никак не могли его отыскать. В итоге леворадикалы сами позвонили в газеты и дали описание машины — они хотели, чтобы «симку» нашли и вернули хозяину.

«Во вторник мы позвонили в редакции газет «Неа» и «Элефтеротипия». На следующий день машина все еще была на месте, поэтому в четверг вечером мы позвонили английскому журналисту Тонгу, и только после этого полиция взяла машину. <…> Через два или три дня после наших звонков в редакции газет полиция сообщила, что обнаружила «симку», но нет уверенности, что именно ее использовали для операции. Полиция даже заявила, что оставила машину как ловушку, чтобы увидеть, кто ее украдет! О наших телефонных звонках, подтверждающих, что мы — те самые люди, которые провели эту операцию, полиция так и не сообщила», — недоумевает «17 ноября».

«Говорит Политехнио!»

«Революционная Организация 17 ноября» (греч. Επαναστατική Οργάνωση 17 Νοέμβρη) — самое долговечное порождение европейской радикальной среды 1970-х. С 1975 по 2002 год группа осуществила более 100 атак, стоивших жизней зарубежным должностным лицам, греческим политикам, судьям, издателям газет, предпринимателям и судовладельцам. Участники революционной организации размещали бомбы под машинами дипломатов и стреляли по посольствам ракетами.

Ни в ходе всех этих событий, ни в результате действий полиции и спецслужб ни один из террористов даже ни разу не был ранен. Ни один полицейский агент так и не смог внедриться в организацию. Астрономические награды, которые предлагали греческие и американские власти за информацию о группе, так и не нашли своих обладателей.

Название террористической ячейки отсылает к очень важной для Греции дате, которая стала началом конца правившей Грецией с 1967 года хунты «черных полковников». 17 ноября 1973 года полковники дали армии приказ подавить восстание студентов Политехнического университета.

Протесты в Политехнио начались 14 ноября. Студенты объявили забастовку, забаррикадировались в здании университета и собрали при помощи имевшейся в университетской лаборатории аппаратуры радиостанцию.

«Говорит Политехнио! Народ Греции, Политехнио несет флаг нашей борьбы и вашей борьбы, нашей общей борьбы против диктатуры и за демократию!» — впервые вышло в эфир партизанское радио, и к университету начали стекаться тысячи студентов и рабочих.

Главными лозунгами были: «Хлеб. Образование. Свобода», «Народ, разбей свои цепи», «США вон», «Долой хунту», «Долой фашизм» (в 1999 году США официально признали, что оказывали «черным полковникам» поддержку, и даже извинились). Стены университета покрыли баннеры и граффити, противники хунты передавали листовки в окна проезжавших автомобилей и троллейбусов.

К 16 ноября счет протестующих пошел на десятки тысяч. В центре Афин появились баррикады, начались столкновения демонстрантов с полицией, пожары, перестрелки. Около 23:00 власти отдали приказ о вмешательстве армии. К кампусу Политехнического университета двинулись 25 танков AMX-30. Городское освещение выключили, работали только университетские генераторы. 

Народ собрался возле Афинского Политехнического института - Политехнио


Радио Политехнио вышло в эфир в последний раз незадолго до штурма кампуса. На сохранившихся записях слышен голос молодого человека, который отчаянно призывает военных не подчиняться приказам и не атаковать своих «протестующих братьев». Около 3 часов ночи 17 ноября высокие стальные ворота кампуса вынес танк, начался штурм. К 3:20 кампус опустел.

Во время подавления студенческого восстания погибли 24 человека, более тысячи были ранены, сотни — арестованы. Штурм Политехнио стал началом конца хунты. С момента вторжения военных на территорию университета до падения режима «черных полковников» прошло меньше года. 17 ноября стало и днем памяти жертв студенческого восстания, и названием леворадикальной группировки, члены которой провозгласили себя продолжателями дела погибших активистов.

preview

На скамье подсудимых, слева направо: Христодулос Ксирос, Димитрис Куфодинас,  Саввас Ксирос


Хлеб и масло

Марксист, профессор и предполагаемый руководитель организации «17 ноября» Александрос Гиотопулос родился в Париже в 1944 году в более чем подходящей семье. Его отец Димитрис Гиотопулос был видным греческим троцкистом и центральной фигурой марксистского течения под названием «археомарксизм».

Течение формировалось вокруг журнала «Архивы марксизма», который Гиотопулос издавал в Греции в 20-е годы. Приверженцы археомарксизма выступали против массовых демонстраций, считая, что «сперва образование, затем действие». Кроме того, отец будущего лидера леворадикальной террористической группы некоторое время был личным секретарем Троцкого и участвовал в гражданской войне в Испании. В Париж семья была вынуждена переехать, спасаясь от диктатуры генерала Иоанниса Метаксаса (многие считают его идейным предшественником диктатуры «черных полковников»).

С 1947 по 1967 годы Александрос Гиотопулос жил в Греции, однако военный переворот и установление новой диктатуры заставили молодого марксиста вернуться во Францию. После событий мая 1968 года в Париже Гиотопулос все больше интересуется вооруженной борьбой.

В итоге он стал одним из основателей радикальной группы «29 мая», которая поддерживала вооруженное сопротивление греческому военному режиму.

На создание организации грека вдохновил один из лидеров французских студенческих протестов 1968 года Даниэль Кон-Бендит. Бендит тогда учредил «Движение 22 марта», названное в честь дня, когда студенты заняли административные помещения Парижского университета. Весна 1968 года выдалась в Париже крайне богатой на события, и теперь уже сложно сказать, что именно так впечатлило Гиотопулоса именно 29-го мая, но, как показывает его биография, любовь к памятным датам он сохранит на всю жизнь.

«Организация «29 мая» <...> была полностью законспирированной, состояла из 6 человек, и ее главной целью было низвергнуть греческую диктатуру», — вспоминает Андреас Стаикос, один из членов группы. В итоге и его, и Гиотопулоса в 1971 году греческий суд заочно приговорил к 5 годам заключения за создание вооруженной организации. Разумеется, в тюрьму никто не поехал, и Гиотопулос основал в Париже еще одну группу под названием, как ни странно, «Народная вооруженная борьба».

Стаикос вспоминает Гиотопулоса как человека «очень умственно дисциплинированного, сочетающего хорошую аргументацию с риторическими и дискурсивными способностями: «Он очень хорошо знал марксистскую и революционную теорию. Теория была его хлебом и маслом».

По данным греческой полиции, по возвращению в Афины после падения режима «черных полковников» в 1975 году Гиотопулос вышел на связь с еще одной известной леворадикальной городской партизанской группировкой — появившейся в 1971 году «Революционной народной борьбой» (Επαναστατικός Λαϊκός Αγώνας, сокращенно — ΕΛΑ). Гиотопулос якобы попытался их убедить поучаствовать в похищении уже упоминавшегося главы афинского ЦРУ Ричарда Уэлча, но не преуспел.

Чем закончилась эта история, вы уже знаете.

«Не может быть никакого мирного перехода к социализму»

Главной своей целью «17 ноября» провозгласила изменение греческого общества, чтобы оно приблизилось к революционной ситуации. Как и коллеги из немецкой RAF (Rote Armee Fraktion, Фракция Красной Армии), французской AD (Action directe,Прямое действие) и итальянской BR (Brigate Rosse, Красные бригады), «17 ноября» придерживалась точки зрения, что «если насилие представляет собой наиболее эффективный и необходимый инструмент, без которого революция не будет иметь успех, то оно желанно, рационально и оправданно». Но было и кое-что, принципиально отличавшее «17 ноября» от других революционных групп.

Большинство коммунистических революционных групп на европейской сцене начинали с небольших взрывов, постепенно переходя к более серьезным, разрушительным и смертельным для оппонентов атакам. Например, путь AD к первому в своей истории убийству генерала Рене Аудрана занял четыре года. Бельгийские «Сражающиеся коммунистические ячейки» (Cellules communistes combattantes, ССС) устроили 26 взрывов, прежде чем прийти к идее летальной акции, у «Красных бригад» ушло на это семь лет. Подход «17 ноября» к делу оказался принципиально другим — они сразу начали убивать.

preview

Атака на министра финансов 14 июля 1992 года 


Кроме того, и «Прямое действие», и «Красные бригады», и «Фракция Красной Армии» начинались как относительно свободная сеть маленьких группировок, разделявших леворадикальные идеи. «17 ноября» же никогда не стремилась к расширению сферы влияния на всю территорию страны — возможно, это отчасти может объяснить ее феноменальную живучесть, активность и устойчивость к проникновению извне.

«Хватит — значит хватит. Американские империалисты и их агенты должны понимать, что греческий народ — это не стадо овец. Еще им надо понять, что на этот раз люди не проглотят их ложь, провокации и ядовитую пропаганду; они поняли, что американцы связали руки правительства [первого после хунты] у него за спиной, у него нет независимости в действиях, и поэтому оно вообще ничего не может. <…> Греция продолжает быть для Америки «неогороженным виноградником», как это и было во время диктатуры. Такая латиноамериканская банановая республика на Южном Средиземноморье», — писала «17 ноября» после убийства Уэлча.

«17 ноября» выступала против греческих политических элит, против Америки, против НАТО и против Турции и была твердо убеждена, что с греческих земель нужно убрать базы США, прекратить турецкое военное присутствие на Кипре, и разорвать связи Греции с НАТО и Евросоюзом. Себя организация воспринимала как вооруженный авангард рабочего класса и защитников греческой национальной идентичности, если вкратце.

«Не может быть никакого мирного перехода к социализму», — утверждает «17 ноября» в своем манифесте, опубликованном в апреле 1977 года. — «Даже просто упоминать о переходе к Социализму мирным, парламентским, демократическим путем — в Греции как минимум идиотизм».

23 убийства, десятки взрывов и ограблений. Леворадикалы расправились с двумя капитанами ВМС США (в одном из покушений погиб и водитель американца), сержантом американских ВВС, турецким пресс-аташе, издателем греческой консервативной газеты, сотрудником турецкого посольства в Афинах, членом партии Новая Демократия, заместителем главы греческого спецназа и его шофером, бывшим главой разведуправления греческой службы безопасности и многими другими.

Некоторых из своих жертв леворадикалы не убивали, а простреливали им ноги, как, например, прокурорам Константиносу Андрулидакису и Панайотису Тарасулеасу. «Визитной карточкой» группы стал пистолет М1911 45-го калибра. 11 ограблений банков принесли в кассу организации в общей сложности 3,5 млн. долларов.

В 1985 году «17 ноября» совершила свой первый взрыв — автобуса, полного спецназовцев, один полицейский погиб. Затем досталось шести офисам налоговой инспекции.

Прокуратура Греции возобновила расследование по делу террористической организации 17 ноября

Арсенал оружия члены группы однажды неплохо пополнили, ограбив военный склад — вынесли оттуда несколько десятков противотанковых ракет (впрочем, позже не погнушались и экспонатами Военного музея). Добытые ракеты полетели в банки, посольства, офисы и транспортные средства неугодных «17 ноября» деятелей.

Еще одно громкое в международном смысле убийство произошло 8 июня 2000 года. Жертвой террористов стал британский военный атташе в Греции Стивен Сондерс. Рано утром 53-летний Сондерс ехал на работу, когда с его автомобилем поравнялись двое на мотоцикле. Жизнь военного атташе оборвали несколько выстрелов из пистолета 45-го калибра.

В 13-страничном заявлении, традиционно отправленном в газету «Элефтеротипия», «17 ноября» разъяснила, что британец поплатился за «участие в планировании союзнической операции во время косовского кризиса».

По мнению властей США и Великобритании, в преддверии Олимпийских игр 2004 года это было уже чересчур. Но греческие власти были бессильны не только в поиске и поимке «17 ноября», но даже в выяснении имен членов организации.

Убийство Сондерса вызвало широкий общественный резонанс. Его не обошла вниманием и российская пресса. Респектабельная российская газета «Коммерсантъ» с горечью констатировала: «Рядовые греки не жаждут поимки террористов, поскольку их акции не направлены против простого народа и носят избирательный характер».

«17 ноября» позиционировала себя как единственную подлинную и прогрессивную политическую силу в Греции после падения хунты, несмотря на отсутствие какого-либо очевидного массового электората. Члены «17 ноября» верили, что даже невозможность военной победы как таковой в рамках деятельности организации не столь важна. Важен был акт сопротивления сам по себе и еще идея, что кровь и смерть, даже твоя собственная, все равно послужит продолжением миссии.

«Двое неизвестных на красном мотоцикле»

Летом 29 июня 2002 года иконописец Саввас Ксирос отправился в Пирей — портовый город на окраине Афин. С собой Ксирос взял бомбу, но до нужного места так ее и не донес — она внезапно взорвалась у него в руках. От взрыва у него лопнули барабанные перепонки, и он практически ослеп. Тяжело раненного иконописца задержала полиция.

Греция:Эстафету голодовки подхватил террорист Христодулос Ксирос

Саввас Ксирос. Фото 2018


Отпечатки пальцев задержанного совпали с найденными еще в 1997 году в автомобиле, из которого в том же Пирее застрелили корабельного магната Костаса Ператикоса. Во время обыска в квартире Ксироса нашли взрывчатку, противотанковые ружья, противотанковые ракеты, револьвер и винтовку. Затем полицейские нашли еще один тайный склад оружия — с бомбами и комплектами полицейской формы.

«Действительно святой и безобидный человек», — характеризовали знакомые иконописца, который оказался боевиком «17 ноября». Лежа в больнице и опасаясь за свою жизнь, Ксирос дал показания, которые вызвали череду арестов его товарищей.

Для задержания проживавшего на небольшом острове Липси в Эгейском море подозреваемого с подпольной кличкой «Ламброс» подразделение по борьбе с терроризмом даже использовало вертолет пожарной службы — Александрос Гиотопулос был задержан 18 июля 2002 года. Много лет он успешно выдавал себя за профессора математики по имени Михалис Економу. Задерживать профессора на остров, населенный 600 жителями, прибыла группа из 700 человек.

«Мы даже и подумать не могли, что такой мягкий и добрый человек может оказаться лидером такой беспощадной террористической организации», — недоумевал один из бывших учителей сына Гиотопулоса.

Днем 5 сентября 2002 года возле здания главного полицейского управления Афин остановилось такси. Из машины вышел человек в джинсах, черной футболке, солнечных очках и жокейской шапочке.

Известного греческого террориста отправили ... в сельхозтюрьму

Братья террористы: Христодулос Ксирос и  Саввас Ксирос


— Меня зовут Димитрис Куфодинас, и я пришел сдаваться, — сообщил он порядком ошеломленному дежурному, прежде чем отправиться на двенадцатый этаж антитеррористического отдела.

К тому моменту глава «17 ноября» по вопросам осуществления операций или «главный киллер» организации Куфодинас находился в бегах уже два месяца.

Димитрис Куфодинас родился в 1958 году в типичной греческой деревне. В 1971 году в 13-летнем возрасте он переехал с семьей в Афины. Переход 1974 года после падения хунты «от диктатуры к демократии», судя по всему, сильно повлиял на формирование его политических пристрастий («17 ноября» называла этот переход «хунта под другим именем»). Куфодинас даже вступил в молодежное отделение ПАСОК — крупной левоцентристской партии, а в 1977 году поступил на экономический факультет Афинского университета и стал студентом-активистом.

Друзья характеризовали его как «человека, чья глубина и интеллект были поразительны для его возраста, который мог бы занять важное место в партийной политике или в государственном аппарате».

В 1983 году «спокойный, ясно выражающий свои мысли молодой человек, принципиальный и идеологически последовательный» разорвал связи с семьей. В 1984 году он предпринял свою первую попытку убийства. Жертвой Куфодинаса и его сообщника стал американский сержант, которому прострелили левое плечо и правое запястье. В полицейских сводках нападавшие значились как «двое неизвестных на красном мотоцикле». 

«Клуб 27» для леворадикалов

В общей сложности членам «17 ноября», просуществовавшей 27 лет, предъявили почти 2500 обвинений. Гиотопулос отрицал все свои 963, заявляя, что стал жертвой «англо-американского заговора». Куфодинас, наоборот, решил взять всю политическую ответственность за действия группы на себя, и в итоге фактически превратился в лицо организации и дал ответы на многие волновавшие публику вопросы.

«Ценность, которая определила мой путь — это вера в создание революционного движения и мое видение социалистического общества», — объяснял он.

Куфодинас описывал «17 ноября» как организацию, которая не верит в преобразование существующей системы каким-либо иным способом, кроме социалистической революции. Левое движение, к которому принадлежала и «17 ноября» — это «левые Ленина, Че Гевары и Велухиотиса (Арис Велухиотис — легендарный греческий революционер и коммунист, прим. автора); левые Октябрьской, Испанской, Китайской и Кубинской революций; левые антиколониальных революций в Алжире и Вьетнаме, левые мая 1968 года и ноября 1973, левые городской партизанской войны».

preview

Листовка «17 ноября» 

«Большинство греков не ложатся спать каждую ночь в страхе, что их жизни угрожает опасность, исходящая от «17 ноября», — отмечал Куфодинас.

Кто действительно создает такие проблемы населению, по его мнению, так это политический режим и исходящее от него насилие, причем «насилие со стороны системы государственной безопасности приводит в итоге к человеческому одиночеству и деградации». «Главный киллер» также обратил внимание, что «режим использует термин «терроризм», чтобы прикрыть реалии своего собственного насилия».

Гиотопулос в своих выступлениях на суде и интервью поместил акции «17 ноября» в существующую политическую обстановку, которой, по его мнению, просто необходимо вооруженное вмешательство в повседневную жизнь. Действия «17 ноября» — это не терроризм, а «вооруженная политическая борьба с целью свержения капиталистического режима в пользу антибюрократической формы социализма, которая даст власть народу».

По мнению Гиотопулоса, окончательно установившаяся зависимость Греции от США, серьезное экономическое неравенство, отсутствие даже минимально социально ориентированного государства в сочетании с низкими доходами рабочих плюс полное отсутствие доходов от сельского хозяйства — именно то, что заставляет молодежь выступать с оружием в руках против представителей правящих кругов.

Отвечая на вопрос председательствующего судьи, почему он не может найти в себе смелость и взять ответственность за свои акции, как Куфодинас, Гиотопулос отметил: «Именно это я бы и сделал, будь я действительно лидером».

В декабре 2003 года после девятимесячного судебного марафона в специально для этого построенном зале заседаний на территории самой охраняемой тюрьмы Афин коллегия из трех судей вынесла приговор 15 участникам группы. Гиотопулоса приговорили к 21 пожизненному заключению. В мае 2007 года приговор был пересмотрен, срок сократили до 17 пожизненных. Отрицавшего всякую связь с «17 ноября» Гиотопулоса признали виновным в том, что он был не только ее лидером, но и «духовным отцом». Прокурор характеризовал профессора как «корень зла и до, и после ареста».

Террорист из &quot;17 ноября&quot; добивается освобождения из тюрьмы, ссылаясь на проблемы со здоровьем

Саввас Ксирос 2018 год


Куфодинаса приговорили к 13 пожизненным срокам. Исполнители акций Саввас Ксирос и его родной брат Христодулос получили 6 и 10 пожизненных соответственно.

Четверых боевиков оправдали — не хватило доказательств.

Я родился 17 ноября

В январе 2014 года Христодулос Ксирос отправился из тюрьмы в рождественский отпуск к родным. Отпраздновав Рождество, он решил не возвращаться в тюрьму. Беглец записал видеообращение, в котором, стоя в красной кофте с капюшоном на фоне портретов Че Гевары, Георгиоса Караискакиса, Теодороса Колокотрониса (оба — деятели времен Греческой революции 1821 года) и Ариса Велухиотиса он сообщил о возрождении «17 ноября» и левого террора.

Ксирос раскритиковал политику греческого правительства во время экономического кризиса, СМИ за освещение этих событий и Германию за то, что она инициировала меры жесткой экономии, которые Греция была вынуждена принять. По мнению Ксироса, Греция и другие европейские страны превратились в колонии Германии.

Задержали Ксироса только через год. За это время он успел снять жилье, обзавестись длинными волосами и бородкой, оружием, велосипедом, и перекраситься в блондина. 56-летний ветеран левого террора ехал на велосипеде по улице неподалеку от своего нового жилья, имея при себе заряженный пистолет, и аресту не сопротивлялся. 

© AFP 2015/ ANGELOS TZORTZINIS

Арест Христодулоса Ксироса


 Правда, теперь полицейские подозревают, что помимо всего вышеперечисленного он нашел себе на свободе еще и новых друзей: несколько месяцев спустя после бегства его ДНК обнаружили на бомбе-посылке, пришедшей в отделение полиции города Итея. Полицейские вовремя поняли, что за сюрприз они получили, и взорвали бомбу сами. Ответственность за ее появление взяла на себя известная анархистская террористическая группа SPF (Συνωμοσία των Πυρήνων της Φωτιάς, Заговор огненных ячеек, ЗОЯ). «Заговор» активен с 2008 года по сей день и специализируется на взрывах и поджогах.

Прямыми продолжателями дела «17 ноября» считаются еще одни радикалы — «Революционная борьба» (греч. Επαναστατικός Αγώνας). Члены основанной в 2003 году организации придерживаются анархистских, антиимпериалистических и антиамериканских взглядов и специализируются в основном на взрывах.

Куфодинас тоже не теряет времени зря. В 2014 году вышла книга под названием «Я родился 17 ноября», своего рода мемуары террориста. В них бывший «главный киллер» в деталях описывает, чем и как он занимался: «Я взял гранату у товарища. Я бросил ее за укрепленные позиции полиции. <…> Один из них вышел на середину дороги, с автоматом, он был готов стрелять. Он мог попасть в нас. Он мог попасть в людей, собравшихся за нами. Вот в его-то направлении я и бросил гранату, чтобы заставить его уйти в укрытие. <…> Людей там не было, никто не подвергался опасности, ранены были только полицейские, они испугались и спрятались. Мы стали уходить по направлению к Афинас. Остановилось много машин, они блокировали улицу. Впереди было старое такси. Мы вытащили пассажира. Вытащили водителя. «Один момент, позвольте мне забрать выручку», — сказал мне таксист. «Хорошо, забирай», — ответил я».

Даже после десятилетия за решеткой Куфодинас не изменил своих взглядов и ни в чем не раскаялся.

Анархисты протестуют против запрета отпусков террористу

Летом 2018 года суд разрешил 3-й тюремный отпуск одному из самых известных в Греции террористов и убийц Димитрису Куфодинасу


Примечательно, что в 2016 году США сняло с греческой "17 ноября" статус террористической группировки.

Приложение: 23 жертвы "17 ноября"

  • Ричард Вилс, сотрудник ЦРУ (23.12.1975)
  • Евангелос Маллиос, полицейский  (14.12.1976)
  • Пантелис Петру, полицейский и водитель Сотириса Стамулиса (16.01.1980)
  • Джордж Бэгс (американский дипломат)
  • Водитель Никос Велтутос (15.11.1983)
  • Констебль Христос Матес (24.12.1984)
  • Издатель «Apogevathinis» Никос Мимператос и водитель S. Roussetis (21.2.1985)
  • Главный судья Никос Георгакопулос (26.11.1985)
  • Промышленник Димитрис Анджелопулос (8.4.1986)
  • Промышленник Александрос Афанасиадис (1.5.1988)
  • Американский военно-морской последователь Уильям Нордин (28.6.1988)
  • Прокурор Костас Андроулидакис (10.1.1989)
  • Журналист и депутат Павлос Бакояннис (26.9.1989)
  • Американский сержант Рональд Стюарт (12.5.1991)
  • Полицейский Яннис Варис (02.11.1991)
  • Турецкий дипломат Гиоргос Цетин (7.10.1992)
  • Студент Фанос Аксарлиан (14.7.1992)
  • Директор  Национального банка Михалис Вранопулос (24.1.1994)
  • Турецкий дипломат Омер Сипачиоглу (4.7.1994)
  • Судовладелец Костас Ператикос (28.5.1997)
  • Британский военный последователь Стивен Содерберг (8.6.2000)

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеЧетверг, 18 октября 2018 22:23
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта