Menu
Login
  •  

"Немецкий Сноуден" работает в псковском монастыре за 200 рублей и бесплатную еду

  • Автор  Людмила Савицкая
  • Просмотров 2755
"Немецкий Сноуден" работает в псковском монастыре за 200 рублей и бесплатную еду

Продолжение российской эпопеи семьи Маркуса Бергфельда, которого в СМИ называли "Российским Сноуденом", приехавшего в 2018 году в Россию.

Соня и Маркус  приехали в Россию за политическим убежищем в марте 2018 года. Они говорят, что бегут от зверств немецкой ювенальной юстиции, из-за опытов которой погиб один из их пяти детей, ранее изъятых из семьи.

СМИ называли Маркуса Бергфельда «немецким Сноуденом»: он утверждал, что на родине его начали преследовать из-за доступа к секретным документам. В России Бергфельдам обещали помочь сразу несколько общественников и РПЦ. Но, несмотря на объявленный сбор пожертвований, немецкая семья застряла в Пскове без денег и документов. Городские власти долго игнорировали их, в итоге Соня и Маркус в компании бездомных были вынуждены искать на улицах бесплатную еду.

Психостимуляторы и бункер НАТО

У семьи Бергфельд было 5 детей и они, по словам Сони и Маркуса, жили спокойно до 2011 года, когда их семьей заинтересовался Югендамт (служба опеки и защиты детей в Германии). Маркус Бергфельд утверждает, что это пристальное внимание было связано с тем, что он случайно получил доступ к секретным материалам о бункере НАТО. Маркус служил в немецкой армии, при этом дислокацию части все время называет разную — то в Кохеме, то в Нюрнберге. Род войск называет также разный, то говорит, что был снайпером и тренером по рукопашному бою, то, что был инструктором немецких ВВС. Корреспонденту «МБХ медиа» Маркус рассказал, что работал программистом в немецкой системе ПВО, в некоем «опорном пункте американских ракет в Германии».

preview

Маркус на военной службе. Фото предоставлено правозащитником Гарри Муреем


Как бы ни старались Бергфельды увязать историю своей беды с военными секретами, все же она из разряда конспирологии. Из их дальнейшего рассказа видно, что проблемы с изъятием детей начались из-за отказа Сони и Маркуса от выписанных их детям препаратов. 

В 2011 году община евангелистов при церкви, которую они посещали, предложила им отправить детей в летний лагерь. Бергфельды согласились и через некоторое время узнали, что детям там выписали препарат метилфенидат (риталин). Это слабый психостимулятор, который в Европе и США используется для коррекции синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и в некоторых случаях при метамфетаминовой зависимости. В России он признан наркотическим и запрещен. Бергфельды не согласились с назначениями врача и написали отказ от его применения. Через несколько дней после этого, по словам Маркуса, сотрудники Югендамта изъяли детей из семьи.

«Когда мы и дети еще спали, ворвался отряд полиции в масках и с автоматами в сопровождении пятерых сотрудников Югендамт. Никаких документов на изъятие детей, или судебных решений на лишение нас родительских прав у них не было, а также никакие удостоверения нам не были предъявлены. Я был потрясен таким вероломством и пытался защитить моих детей, которые были до смерти напуганы, цеплялись за нас с криками и не хотели уезжать с неизвестными людьми из родного дома. За оказание сопротивления я был жестоко избит дубинками на глазах у детей и жены, а затем прикован наручниками к батарее отопления», — рассказывает Маркус.

По информации «Фонтанки», внимание Югендамта к семье Бергфельдов могло быть связано скорее с диагнозами детей. Именно после их установления и назначения препаратов, официальные органы начали проверку и выявили факты жестокого обращения с детьми. Они, вероятно, и стали основанием для лишения Сони и Маркуса родительских прав. Семья с решением суда не согласилась, неоднократно пыталась его обжаловать и даже выходила на одиночные пикеты, но детей им не вернули. Обвинения в жестоком обращении в разговоре с «МБХ медиа» они отвергли и назвали надуманными.

«У нас была большая семья, много поколений жили вместе. Дети, родители, бабушки с дедушками жили под одной крышей, пока наша семья не была разрушена. Все дети хотят жить с нами. Они присылают видео, где говорят, как любят нас, как сильно скучают и просто хотят нормальную, целую семью», — говорит Соня Бергфельд.

preview

Соня Бергфельд и ее сын. Фото из личного архива


Спустя некоторое время Бергфельды уехали из Германии на Мальту, где пытались открыть центр помощи таким же беженцам от ювенальной юстиции. Однако планы были сорваны правоохранителями: те заподозрили Бергфельдов в торговле детьми. Маркус и Соня после этого сменили Мальту на Испанию. К тому времени им уже вернули одного из сыновей: Нико исполнилось 18 лет. Еще двух детей Бергфельды вывезли из Германии тайно, забрав их во время посещения в приюте. 

В феврале 2018 Нико умер в больнице Гранады от редкого заболевания крови, которое вызвало тромбоз глубоких вен и осложнение тромбоэмболией легочной артерии. Тромбоз у него развивался несколько лет, а обострение могла спровоцировать попавшая в рану инфекция — в Испании семья часто жила на улицах. Но сами Бергфельды уверены, что тромбоз и сопутствующие болезни Нико были вызваны приемом психотропных лекарств, которые ему давали в приютах. Они утверждают, что Нико после совершеннолетия обращался в правоохранительные органы Германии с заявлением об ухудшении здоровья из-за постоянного приема психотропных препаратов.

Испанские медики сообщили о смерти Нико немецким властям, те забрали тело и вновь изъяли у Бергфельдов двух детей, которых те ранее тайком вывозили. Соня и Маркус после этого решили, что в Германии им грозит преследование за похищение собственных детей и решили бежать в Россию.

Mother Russia

«Мы хотим жить именно в России, потому что здесь нет этой преступной системы, которая злоупотребляет медикаментами, а всех детей в немецких приютах вынуждают принимать психотропные препараты. Мы хотим жить в России, потому что здесь еще существует понятие нормальной семьи, — объясняет Соня Бергфельд.

Чтобы получить убежище в России, Бергфельды через друзей обратились к Президенту Европейского информационного центра по правам человека Гарри Мурею: «Пожалуйста, свяжитесь с господином Путиным, если мы вернемся в Германию, то рискуем погибнуть. Я 5 лет был инструктором немецких ВВС и владею информацией об атомном бункере и сотрудничестве с американскими ВВС, я могу эти данные передать России. Пожалуйста, дайте мне и моей семье политическое убежище».

Гарри Мурей рассказывает, что подключил всех возможных знакомых и смог вывезти Бергфельдов на автобусе и автомобилях из Европы в Россию. Здесь их уже ждали: патриаршая комиссия по вопросам семьи РПЦ объявила о поддержке Бергфельдов.

preview
Первое обращение Бергфельдов к Гарри Мурею (слева). Просроченные документы немцев (справа). Фото предоставлены Гарри Муреем

«Многолетняя борьба семьи Бергфельд за своих детей, а также за детей других пострадавших родителей Германии вызывает уважение и сочувствие <…> Патриаршая комиссия по вопросам семьи РПЦ просит дать разрешение перейти границу гражданам Германии Соне Бергфельд и Маркусу Бергфельд для дальнейшей подачи заявления на получение временного убежища на территории Российской Федерации», — говорилось в официальном обращении комиссии к начальнику таможенного пункта. 

Бергфельды смогли пересечь границу с Россией в Псковской области, получили временные документы и остановились в Калуге у называющей себя «правозащитницей немецких беженцев» Катарины Миних. Параллельно она собирала для них деньги. Потом отношения испортились. «Они поняли, что положение рабов их не очень устраивает и перебрались в Москву, где представитель Патриаршей комиссии Русской православной церкви Лолита Скопина нашла им квартиру от РПЦ», — рассказывает Гарри Мурей. К тому времени со счетов, куда собирались пожертвования, по словам Гарри Мурея, пропали примерно шесть тысяч евро. Одновременно у Бергфельдов закончился срок действия Свидетельства о предоставлении временного убежища на территории РФ, и они приехали в Псков на переоформление документов.

«Работают в монастыре за еду»

В Пскове выяснилось, что для продления документов нужно сдавать платные анализы, а во время ожидания их результатов где-то жить. Бергфельды снова обратились за помощью к правозащитнику Гарри Мурею. Тот связался с руководителем местного отделения Красного Креста Петром Василевским и параллельно попытался привлечь к решению вопроса псковские власти.

«Я 28 июня позвонил в администрацию Пскова, сказал, что немецким беженцам нужна помощь, а мне секретарь главы администрации Братчикова сказала, что город — банкрот и денег нет, — рассказывает Гарри Мурей. — Тогда я позвонил главе Пскова Цецерскому, мне ответила женщина. Она представилась Ольгой Борисовной, уточнила, что шла в буфет и по пути сняла трубку. „Чем мы можем помочь? Мы же только дружбой занимаемся“, — сказал мне она. Так подружитесь часов на 5 с семьей Бергфельдов, чтобы они не подохли, как собаки на улице! Попросил у нее поговорить с мэром, но она сказала, что он на совещании и его нельзя отрывать. Я попросил все возможные контакты, оставил свои. После этого мне никто не перезвонил и на мои звонки не отвечали. Через пару дней глава Цецерский что-то там написал в фейсбуке. Я не понял, он у вас нормальный или нет? Он написал какую-то дребедень! Его метлой за такое нужно гнать из города! У вас чемпионат идет, а тут такой позор!», — возмущается Мурей.

По ходатайству «Красного креста» Бергфельдов поселили в хостел, где они пробыли около недели. За это время они смогли бесплатно (по просьбе все того же «Красного креста») сдать анализы и продлить свои документы. Теперь у немецкой семьи есть право жить в России до июня следующего года.

preview
Маркус метет двор в монастыре за 200 рублей в день (слева). Бесплатный обед (справа). Фото предоставлено правозащитником Гарри Муреем

«Мы получили убежище и теперь мы хотим перевезти к нам детей с помощью российской власти. Поскольку мы еще не знаем Россию, то мы не можем сказать, где будем работать и жить. Мы попросили помощь у мэра. То, что мы приняли как гуманность, оказалось рабством. Помощь со стороны мэра, к сожалению, пока еще не пришла. — пожаловалась „МБХ медиа“ Соня Бергфельд. — И работа за еду без жилья — не решение проблемы, и не та помощь, которую мы ожидали. Дальнейшей жизни в Пскове у нас нет, мы должны ехать в Петербург». 

После того, как об демонстративном игнорировании проблем беженцев псковскими властями написали СМИ, глава города Иван Цецерский пригласил Соню и Маркуса к себе в приемную и пообещал им работу в монастыре и набор пластиковой посуды. Последний был нужен для питания в столовой для бездомных. Тем не менее все выходные (7 и 8 июля) Бергфельды, по словам Гарри Мурея, гуляли по Пскову в поисках еды и знакомились с местными бездомными.

«Ваш Цецерский позорит Псков не только на всю Россию, но за ее пределами. Люди голодают! Они с бомжами фотографируются и ищут еду, -возмущался правозащитник. — Я считаю, что он не помогает Бергфельдам из-за того, что боится обидеть своих немецких хозяев. Да-да, ваш глава города, за девятилетний период своего нахождения у руля добился того, что Псков стал одним из самых бедных городов России, однако это не мешает Цецерскому за бюджетные деньги несколько раз в год ездить в Германию. Думаете, это просто так? Я предполагаю, что в Германию его притягивают не только дела государственные, но и сугубо личные, а может даже и семейные. Ганзейские хлопоты (в 2019 году в Пскове пройдут Международные ганзейские дни — прим. „МБХ медиа“) Цецерского я не согласен считать аргументом. Прежде чем ставить свой город наравне с Гамбургом, Девентером или Стокгольмом надо сначала накормить нуждающихся, убрать бомжей с улиц и установить цивилизованные туалеты. Соня и Маркус пострадали от немецких властей и критикуют их, поэтому Цецерский и не хочет им помогать», — резюмировал Гарри Мурей.

9 июля власти Пскова все-таки организовали для немецких беженцев обед в столовой и работу в монастыре. Бывший военный Бундесвера Маркус подмел двор в Снетогорском женском монастыре Пскова и получил за это еду и 200 рублей. По словам Мурея, монахини просили Маркуса за то же вознаграждение сменить им всю электрику в монастыре, однако Бергфельд от такого выгодного предложения отказался.

Вечером монахини, по словам Мурея, объявили Бергфельдам, что в их услугах не нуждаются «из-за неправильного поведения». Теперь городские власти обещают подыскать немецкой семье работу на стройке.

Источник

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеВторник, 17 июля 2018 00:01
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта