Menu
Login
  •  

Александр Великий и культура Эллады

  • Автор  Ирина Анастасиади
  • Просмотров 2976
Александр Великий и культура Эллады

Об Александре Македонском были написаны тома правды и неправды. Кем же был этот молодой человек?! Ему едва исполнилось 33 года, когда он скончался, в Вавилоне 13 июня 323 года. Нехорошая дата.

Примечательно, что на этот момент его империя простиралось от Греции, достигала Египта и доходила до Индии. За 12 лет и 8 месяцев своего царствования это гениальный полководец подчинил себе города-государства Малой Азии, Сирии, Египта, Средней Азии, часть Индии и завоевал империю Ахименидов — Персию. И все же, несмотря на свой гений и божественный ореол сына Зевса, Александру пришлось узнать предел своего могущества. Армия его взбунтовалась, отказавшись переправляться через реку Биас и продолжать поход на Индию. Властелин мира вынужден был подчиниться.
Наверное, это стало сильнейшим крушением его невероятного замысла – завоевать Азию вплоть до океана. Тем не менее, когда Александр отдал приказ к отступлению, ближайшее будущее Индии, а также историческое будущее мира в целом, впрочем, было уже предначертано: Азия будет теперь вечно открыта для средиземноморского влияния.
Историки выдвигали различные, порой противоположные мнения, пытаясь объяснить, какую цель преследовал Александр, завоевывая Азию. Суть этого спора, который длится вот уже полтора столетия, трудно передать в эссе, подобно моему. Ведь на поставленный вопрос не могут ответить даже профессиональные историки, которые всю свою жизнь занимаются исключительно темой завоеваний Александра Македонского. Впрочем, с какой бы точки зрения ни рассматривали учёные военные походы Александра, они согласны хотя бы в том, что последствия этих походов —  глубоки и необратимы.
Историческая картина мира коренным образом изменилась благодаря походам Александра. И прежде всего, этот революционный молодой человек навсегда изменил понятия политического и религиозного строя. Например, само понятия города-государства «Полис».

Воистину смертельный удар по античному полису нанес молодой Александр своим проектом универсальной божественной монархии, под крылом которой он видел объединёнными не только города, но и страны, народы и расы. Ему не удалось до конца реализовать свой проект. Тем не менее, после смерти этого божественного революционера, на свет родились царства в Египте, Сирии, Македонии и Пергаме. Причём, новые монархи сконцентрировали в своих руках власть, а «полис» города-государства понемногу стали терять свои свободы и автономию. Их историческое влияние уходило в прошлое.

Александр так же стёр непреодолимую грань между греками и варварами. Хорошо это или плохо?! Скорее всего, плохо. Но, как бы там ни было, весь старый уклад рухнул. На смену ему постепенно пришло понятие Икумены, а значит и космополитические тенденции. Вместе с падением Азии под сокрушительными ударами греческой армии, неведомо откуда, неизвестно как, пришло осознание фундаментального единства человеческого рода. Вопреки своему великому учителю, Аристотелю, утверждавшему, что рабы являются рабами по рождению, а варвары – рабами  по своей природе, в Сузах Александр сочетал браком девяносто человек из числа своих приближённых с девушками из знатных персидских семей. Одновременно состоялся брак десяти тысяч македонских солдат с простыми персиянками.
Персы заняли первые места в армии Александра и даже сражались в его армии против других азиатов. Меж тем, македоняне не разделяли политические взгляды своего государя. Они были победителями и завоевателями. И видели в персах лишь побежденных. Взбунтовавшиеся  в Описе македоняне даже заявили своему божественному властителю: «Ты сделал персов своими родичами». Александр, в гневе воскликнул: «Я сделал всех вас своими родичами!». И кажется, успокоил их. Ибо мятеж окончился примирительным пиршеством, на которое, по преданию, было приглашено три тысячи человек.

В конце пира Александр молился о мире и пожелал, чтобы все народы его империи стали союзниками и вместе стали бы управлять обществом. Он  даже пожелал, чтобы все народы мира жили в гармонии и единодушии. И впервые произнёс слово «омониа», которое сегодня значит «конституция». А тогда значило просто «единство взглядов». Это заставляет взглянуть на личность Александра не с традиционной точки зрения – как на завоевателя, тирана и ещё Бог весть что…

Он был революционером. Ведь он, сын царя, император почти бесконечной империи, говорил и верил, что все люди – сыновья одного Отца, и что он принял от Бога миссию Примирителя Мира.

Не следует забывать, что Александр с самого своего рождения признавался жрецами, людьми посвящёнными, и знатоками-оракулами на обоих берегах Средиземного моря как сын Зевса-Амона. Греки и римляне официально признали его тринадцатым среди олимпийских богов, египтяне короновали его как фараона, вавилоняне – как царя. Евреи увидели в нём одного из князей мира, предшественника Мессии, о котором говорится в пророчествах Даниила. Некоторые народы Индии взяли за образец его черты, чтобы представить себе Будду, которому до прихода македонских завоевателей не придавали зрительного образа. Некоторые первые христианские церкви благословляли его и устраивали в честь Александра праздники. Ислам поместил его среди героев под именем Искандер, а в Коране – под именем Дуль-Карнаин (то есть человек о двух рогах, поскольку арабские народы помнили его изображения на монетах в облике Зевса-Амона с бараньими рогами). Оккультисты никогда не переставали им интересоваться.
Александр сам никогда не провозглашал себя сыном Зевса. Но принимал это обращение от других. Чтобы укрепить объединение греков и персов, он ввёл иранский церемониал поклонения царю, подобный тому, что сегодня мы видим в преклонении человека перед Богом. Мы и сегодня можем видеть этот церемониал, изображённый на барельефе из Персеполя.

перс, целующий руку царю царей

Однако, столкнувшись с недовольством соратников, Александр отменил падение ниц. фактически этим он отказался от идеи стать Богом своей империи. Возможно идея обожествления была продиктована Александру примером фараонов, однако не обошлось, по-видимому, и без влияния некоторых тенденций, развивавшихся в Греции. Взять хотя бы такой пример: Аристотель, бесспорно имея в виду Александра, писал, что Верховный Правитель, когда бы он ни пришел, всегда будет богом среди людей («Политика», III, 13; 1284а).

Самое смешное, что те его военачальники, которые при жизни Александра так неприязненно реагировали на подобное поклонение со стороны подданных, став преемниками власти Александра в Азии и в Египте, без колебания согласятся принимать божественные почести от своих подданных.
Не знаю, помните ли вы, что оставшуюся после смерти Александра империю, разделили между тремя македонскими династиями: Азия отошла к Селевкидам, Египет – к Лагидам (Птолемеям), а Македония – к Антигонидам. Но приблизительно с 212 г. Рим начал вмешиваться в дела эллинистических царств и, в конце концов, целиком завладел средиземноморским миром. Когда около 30 года Октавий завоевал Египет, новая Икумена распространилась от Египта и Македонии до Анатолии и Месопотамии. Причём установление Imperium Romanium стало концом эллинистической цивилизации.
Но давайте посмотрим, что произошло в процессе завоевания Александром Азии. Унификация исторического мира, собранного Александром, совершалась, в первую очередь, через массовую иммиграцию эллинов в восточные области. Что получалось? Распространялся греческий язык и культура Греции. Простонародный греческий  стал разговорным и письменным языком в Индии, Иране, Сирии, Палестине, Италии и Египте. Греки возводили свои храмы и театры, строили свои школы, как в древних, так и в недавно основанных городах. Постепенно образование греческого типа стало принято богатыми и знатными людьми всех азиатских стран. Во всех уголках эллинистического мира превозносились значение и важность учения и мудрости, как это было принято в Греции. То есть, к обучению, основанному на философии, относились с религиозным чувством. В истории ещё никогда не наблюдалось такой тяги к учению – и как к средству продвижения по социальной лестнице, и как к орудию духовного совершенствования.

К сожалению, прошлого не вернёшь! Вот бы нам хоть щепотку этой веры!

Модные тогда философские направления, как стоицизм, доктрины Эпикура и киников, были признаны во всех городах Икумены. То, что было названо греческим просвещением, способствовало развитию индивидуализма и космополитизма. Что было весьма значимо.
Однако,  упадок полиса (или то, что в Европе принято называть город-государство) приводил человека, независимо от его социального статуса к освобождению от его исконных гражданско-религиозных уз. И это освобождение приводило каждого к одиночеству и отчуждённости в мире, который стало принято называть Космосом.  Причём, всё это привело к феномену, обратному тому, что проповедовали греки, а именно к ужасу перед таинственностью и необъятностью мира. И напрасно стоики пытались поддержать индивида, указывая ему на однородность города и Вселенной. Так Диоген, современник Александра, объявил себя космополитом – гражданином мира. И именно благодаря стоикам обрела популярность идея,  что все люди — космополиты, граждане одной цитадели – Космоса – независимо от их социального происхождения и географического местонахождения.

Эпикур

Эпикур также пропагандировал космополитизм, однако главной его целью было благополучие индивида. Он допускал (!!!) существование Богов. Только эти Боги для него не имели ни малейшего влияния ни на Космос, ни на людей. Мир для него был машиной, приведённой в движение чисто механическим способом, без автора и без цели. Так что человек был, по его мнению, волен выбирать тот способ существования, который более всего для него пригоден. Философия Эпикура ставила целью показать, что ясность и счастье, обретённые посредством  невозмутимости, являются лучшим способов существования.

Zenon_of_Elea_or_Zenon

Зенон, основоположник стоицизма, разработал свою систему философии, в противовес учению Эпикура. Согласно ему, толчок развитию мира дало самое первое Богоявление – огненный зародыш, из которого произошел logos spermatikos  — осеменяющий разум. Подобным же образом, от божественной искры, произошёл и человеческий рассудок. Так, в едином Разуме виделся ему живой и полный мудрости Космос, (Stoicorum veterum fragmenta 1, п. 171 sq.; II, n. 441-444 sq.) Мир, таким образом, стал доступен для понимания и гостеприимен, поскольку он пронизан Разумом. А упражняясь в мудрости, человек реализует тождество с божественным и свободно принимает свою собственную судьбу.

По этой теории, мир и человеческое бытие существовали согласно строго предопределённому плану: мудрец,  к примеру, воспитывал в себе добродетель и следовал своему долгу, исполняя божественную волю, являлся свободной личностью и поднимался над детерминизмом. Свобода (дословный перевод которой с греческого значит «господство над самим собой») была согласно их теории равна неуязвимости души. Один на один с миром и с ближними душа неуязвима. Так учили стоики, а зло можно причинить только самому себе. Это прославление души одновременно провозглашало фундаментальное равенство людей. Но, чтобы достичь свободы, нужно было освободиться от эмоций и отказаться ото всего – от тела, собственности, славы, книг, власти, ибо человек есть раб всего, что он желает, человек есть раб других (Эпиктет, IV, 4, 33).  Таким образом, уравнение «собственность и желания = рабство» напоминает индийские доктрины, в частности, йогу и буддизм. Точно так же и восклицание Эпиктета при обращении к Богу: «Я разделяю тот же Разум. Я равен тебе!» (II, 16, 42) имеет многочисленные индийские параллели. Число аналогий между метафизическими и сотериологическими системами Индии и Средиземноморья будет расти на рубеже нашей эры. И я ещё вернусь к рассмотрению этого духовного феномена.

В философских системах свойственные эллинистическим религиям нововведения были направлены на спасение индивида. Множились замкнутые общества, практикующие посвящения и эсхатологические откровения. Посвятительная традиция элевсинских мистерий принялась в Греции и во всём мире, где царил его дух, и получила развитие в различных мистериософских религиях, в центре которых снова появились божества, познавшие и победившие смерть. (Мы поговорим об этом ещё в связи с Орфеем). Подобные божества были ближе к человеку. Они пеклись о духовном развитии человека и ручались за его спасение. Наряду с богами и богинями эллинистических мистерий – Дионисом, Исидой, Осирисом, Кибелой, Аттисом, Митрой – становятся популярными другие божества: Гелиос, Геракл, Асклепий. Они покровительствуют и помогают человеку. Даже обожествлённые цари кажутся могущественнее, нежели традиционные боги: царь – это спаситель, воплощение живого закона.

Таким образом, греко-восточный синкретизм, характерный для новых мистериальных религий, стал отражать мощную духовную реакционную тенденцию Востока, покорённого Александром. Восток прослыл родиной первых мудрецов, землёй, где учителя мудрости лучше всего сохранили эзотерические доктрины и методы спасения души. Рассказы о беседах Александра с индийскими брахманами и аскетами, ставшие особенно популярными в христианскую эпоху, отдают чуть ли не религиозным восхищением индийской мудростью. И теперь именно с Востока начнут распространяться как некоторые специфические апокалипсисы, так и новые виды магии, а также многочисленные откровения, полученные в ходе экстатических путешествий на небеса и в потусторонний мир.
К значению религиозных произведений эллинистической эпохи я ещё обращусь, а пока отмечу, что в перспективе истории религий унификация исторического мира, начатая Александром и завершённая Римской империей, приводит религии мира к общему знаменателю. Ведь до этого, среди населения Европы и Азии, в городских общинах I тысячелетия до н.э. наблюдалась значительная религиозная пестрота. И это приведет к интересному историческому феномену, где религии подойдут близко друг к другу…, чтобы в дальнейшем вновь отдалиться. Но, тем не менее, благодаря Александру, на множество веков, религии сроднились. А это, заметим, не просто.

© Ирина Анастасиади

Первоисточники:

Арриан Флавий. Поход Александра. — М.: МИФ, 1993. — 272 с.

Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. — М.: МГУ, 1993. — 464 с. — ISBN 5-211-02061-8

Плутарх, Александр, Сравнительные жизнеописания в двух томах, — М.: Наука, 1994. — 2-е изд. — Серия «Литературные памятники».

Диодор Сицилийский, Книга XVII с сайта проекта Perseus

Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae». — М.: РОССПЭН, 2005. — 640 с. — Серия «Классики античности и средневековья». — ISBN 5-8243-0022-4

Элиан Клавдий. Пестрые рассказы. — М.: Изд-во АН СССР, 1966. — 188 с. — Серия «Литературные памятники».

Избранная историография:

Александрия. Роман об Александре по русской рукописи XV века. Подг. М. Н. БотвинникЯ. С. ЛурьеО. В. Творогов. — М.—Л.: Наука, 1966. — 285 с.

Бертельс Е. Э. Роман об Александре и его главные версии на Востоке. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. — 188 с. — 4000 экз.

Бойназаров Ф. А. Проблемы традиции и современности: (Образ и личность Александра Македонского). — М.: Наука, 1990. — 272 с. — 3 000 экз.

Гафуров Б. Г.Цибукидис Д. И. Александр Македонский и Восток. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1980. — 456 с.: ил.

Грейнджер Д. Империя Александра Македонского: Крушение великой державы / Пер. с англ. С. О. Махарадзе. — М.: ООО «АСТ», Астрель, 2010. — 352 с. — ISBN 978-5-271-25911-1

Грин П. Александр Македонский: Царь четырёх сторон света. — М.: Центрполиграф, 2002. — 299 с.

Догерти А. Александр Великий: Смерть бога. — М.: ООО «АСТ» — Транзиткнига, 2005. — 352 с. — Серия «Историческая библиотека».

Дройзен И. Г. История эллинизма. Т. 1. (любое издание).

Ковалёв С. И. Александр Македонский. — Л.: Соцэкгиз, 1937. — 115 с. — 20 000 экз.

Костюхин Е. А. Александр Македонский в литературной и фольклорной традиции. — М.: Наука, 1972. — 189 с. — 7000 экз.

Кузищин В. И., Немировский А. И., Фролов Э. Д. и др. Историография античной истории : Учеб. пособие по спец. «История» / Под ред. В. И. Кузищина. — М.: Высш. школа, 1980. — 415 с. — 20 000 экз.

Магаффи Дж. П., Джилман А. Империя Александра Великого / Пер. в англ. Л. А. Игоревского. — М.: Центрполиграф, 2013. — 288 с. — ISBN 978-5-9524-5083-7

Маринович Л. П. Время Александра Македонского // Источниковедение Древней Греции: Эпоха эллинизма. — М.: МГУ, 1982. — С. 22-65.

Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский: К проблеме кризиса полиса. — М.: Изд. фирма «Восточная литература», 1993. — 288 с.

Роджерс Г. М. Александр Македонский. Философ, царь и воин. — М.: Эксмо, 2006. — 384 с.: ил.

Ртвеладзе Э. Александр Македонский в Бактрии и Согдиане. — Ташкент, 2002. — 180 с.

Филиппс Г. Александр Македонский: Убийство в Вавилоне. — Смоленск: Русич, 2010. — 480 с. — Серия «Историческая библиотека». — ISBN 978-5-8138-0955-2

Фишер-Фабиан С. Александр Великий. Мечта о братстве народов. — Смоленск: Русич, 1994. — 432 с.: ил. — Серия «Тирания». — ISBN 5-88590-659-9

Фор П. Александр Македонский / Пер. с франц. И. И. Маханькова. — М.: Молодая гвардия, 2011. — 445 с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 2-235-02453-2.

Фор П. Повседневная жизнь армии Александра Македонского / Пер. с франц. Т. А. Левиной. — М.: Молодая гвардия—Палимпсест, 2008. — 368 с. — Серия «Живая история: Повседневная жизнь человечества». — ISBN 978-5-235-03028-2

Фуллер Дж. Ф. Ч. Военное искусство Александра Великого/ Пер. с англ. А. С. Коноплева, А. Л. Уткина. — Смоленск: Русич, 2006. — 320 с. — Серия «Популярная историческая библиотека».

Чиглинцев Е. А. Рецепция мифа об Александре Македонском // Рецепция античности в культуре конца XIX — начала XXI вв. — Казань: Изд-во Казанского гос. ун-та, 2009.

Шахермайр Ф. Александр Македонский = Alexanderder Grosse / [Сокр. пер. с нем.]; [Авт. послесл. М. Н. Ботвинник, А. А. Нейхардт]. — М.: Наука, 1984. — 384 с. — (По следам исчезнувших культур Востока). — 90 000 экз.

Шеппард Рут. Александр Великий. Армия, походы, враги / Пер. с англ. А. З. Колина. — М.: Эксмо, 2010. — 256 с.: ил. — Серия «Военная история человечества». — ISBN 978-5-699-39019-9

Шифман И. Ш. Александр Македонский. — Л.: Наука, 1988. — 208 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-02-027233-7.

A Companion to Alexander Literature In The Middle Ages. Ed.: D. Zuwiyya. — Leiden: Brill, 2011. — 410 p.

Bosworth A. B. Alexander the Great. // Cambridge Ancient History. Vol. VI: The Fourth century B.C. — Cambridge: Cambridge University Press, 1994. — P. 791—875

Chugg A. The Sarcophagus of Alexander the Great? // Greece & Rome, Second Series, Vol. 49, No. 1 (Apr., 2002). — P. 8-26

Bosworth A. B. Conquest and Empire: The Reign of Alexander the Great. — Cambridge: Cambridge University Press, 1993. — 348 p.

Hamilton J. R. Alexander’s Early Life // Greece & Rome, 2nd Series. — 1965. — Vol. 12, No. 2 (October). — P. 117—124

Heckel W. The Conquests of Alexamder the Great. — Cambridge, 2008. — 240 p.

Nawotka K. Alexander the Great. — Cambridge, 2010. — 440 p.

O’Brien J. M. Alexander the Great: The Invisible Enemy. — London—New York: Routledge, 1992. — 336 p.

Stoneman R. Alexander the Great. — Routledge, 1997. — 122 p.

Thomas C. G. Alexander the Great in his World. — Blackwell, 2007. — 265 p.

Ссылки

Александр Великий // Православная Богословская Энциклопедия. Том 1. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу «Странник» за 1900 г.

Александр Великий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Alexander the Great’s Home on the Web (недоступная ссылка с 14-05-2013 (1294 дня) — история), всё о Александре Великом на английском

Сражения Александра Македонского на сайте «Militerra.com — битвы мировой истории от древности до первой мировой»

Интерактивная карта похода Александра Македонского на проекте «Хронокон»

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеПонедельник, 27 марта 2017 22:48
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта