Menu
Login

На краю... жизни

На краю... жизни

74-летняя одинокая женщина, проживающая на безлюдном острове посреди Эгейского моря, рассказала о трудностях, своих мечтах и бытовых проблемах, с которыми ежедневно ей приходится сталкиваться, чтобы выжить.

Бабушка Ирини «сторожит» остров Кинарос в течение 20 лет. Она является единственной жительницей скалистого островка, площадь которого 4,5 км.

Леди-стоик продолжает нести традиции своей семьи, которая проживала на острове с трудных дней Второй мировой войны. Ирини вышла замуж в 2000 году, однако в 2013 году ее муж скончался. У женщины есть трое детей, двое из которых иногда навещают мать, а третий выехал на постоянное место жительства в Сидней.

Практически на протяжении всего года компанию Ирини составляют 200 коз и 40 овец, которых она содержит.

preview

Ночами, когда природная стихия проявляет себя особенно отчетливо, и высокие волны ударяются о засушливые скалы Эгейского моря, она молит Господа о том, чтобы ее хибара не развалилась и не похоронила ее под развалинами...

Ветхая хижина, расположенная в единственном порту острова, действительно находится в плачевном состоянии. По словам Ирини, циклон «Гирионис» «хорошенько прошелся» и по ее острову, принеся ливни и штормовые ветра... Однако бабушке Ирини, похоже, не привыкать к трудностям и одиночеству...

«Я не боюсь стихии природы, к этому я привыкла. Другое пугает меня... это мысли о том, что сюда планируют завезти иностранцев, мигрантов и беженцев», - говорит она, продолжая: «Я не имею ничего против иммигрантов или беженцев. Все то, что я знаю о них - это телевизионные программы. Но однажды, когда я услышала, что правительство планирует расселить мигрантов по островам, я не поверила своим ушам и пришла в ужас. Что здесь будет делать так много людей? Они же «сожрут» друг друга. Тем более, на острове нет воды....».

Госпожа Ирини отмечает, что на самом деле ей никто не сообщал о переводе мигрантов на данный конкретный остров, просто она сама опасается этого. «У меня тоже есть сын, который является иммигрантом в Австралии. Он ищет лучшей жизни, но в нормальных условиях. Вот скажите, зачем сюда везти мигрантов? Что будут здесь делать люди? Как они будут выживать? Как и кто собирается кормить и поить их? Как они могут быть защищены здесь в плохую погоду? На острове нет инфраструктуры, нет даже источника воды. Единственная хижина на острове - моя, и то, со дня на день она может развалиться. Да, никто не сообщал мне о таких вещах (заселить мигрантов). И я надеюсь, что такие мысли не материализуются, потому что это сведет меня в могилу раньше времени».

Телефонная связь внезапно прерывается. Репортер звонит собеседнице много раз, но телефон по-прежнему молчит. Через некоторое время она снова взяла трубку. «Извините, но телефон спутниковый, и в плохую погоду связь пропадает. Проявления непогоды, которую прозвали Герионисом, были самыми мощными из всех, которые я видела на острове за всю свою жизнь», - говорит Ирини, вспоминая трагедию, поразившую ее семью 30 лет назад.

«Происхождение моей семьи из Аморгоса. После войны на острове проживало восемь семей. У моей бабушки было девять детей, и все они жили здесь. Монастырь был построен на холме в 1960 году...

Однажды два моих двоюродных брата попытались поехать в Левиту (еще один маленький остров на востоке между Кинаросом и Калимносом), но во время торнадо они пропали. Больше мы их никогда не видели. Погода может быть опасной, если вы хорошо не защищены», - вздыхает пожилая женщина, предаваясь тяжелым воспоминаниям. 

Пока мы общаемся, бабушка Ирини, на кого-то кричит. Мы спрашиваем ее, есть ли у нее друзья на острове, и она с юмором отвечает: «У меня отличная компания, мистер Коста... Это мои козы. Я кричу на них, чтобы они не забирались в огород. Я забочусь о них, как о своих детях...».

«По вечерам мудрецы говорят в моей голове»

Наш разговор постоянно вращается вокруг трудных условий жизни и отсутствия связи с «большим миром». Но не в правилах пожилой женщины жаловаться на что-либо, даже на отсутствие медицинской помощи. Лишь об одном она просит — чтобы ее дом отремонтировали или же построили новый, совсем маленький, чтобы она не боялась уснуть в нем и благополучно проснуться (чтобы крыша не упала ей на голову, что вполне вероятно в старом жилье). Ей не раз предлагали покинуть остров и получить медицинское обслуживание, однако стойкая старушка постоянно отказывается от этого.

preview

«Если я уйду однажды, мой остров будет уничтожен»

Как признается Ирини, даже мысль о том, чтобы покинуть остров в трудные зимние дни и перезимовать в Калимносе или Аморгосе, непозволительна: «Если я покину остров хотя бы на один день, все пропадет... Животные погибнут, все будет уничтожено. Так было однажды в 1990-х годах. Мои родители уехали на несколько лет, и здесь все пришло в негодность.

Когда мы приехали сюда с мужем в 2000 году, хозяйство пришлось восстанавливать с нуля. Тяжело нам пришлось... Мы много и упорно работали для восстановления сносных условий жизни и существования на острове. Мой сын Йоргос приезжает на 2-3 месяца в году, и я обычно загружаю его работой. Мой мальчик любит остров и говорит, что хотел бы остаться со мной... Но в очередной раз, оказав мне посильную помощь, он уезжает на заработки. А как иначе?».

На острове Кинарос нет маяка. Он имеет площадь 4577 акров и административно-территориально принадлежит муниципалитету о.Лерос. Хотя исторически и финансово он принадлежит сообществу Эгиали (Аморгос). Самая высокая точка острова - 296 м. Это второй самый западный остров Додеканеса после Астипалеи, находящийся примерно в 16 милях от Аморгоса.

«Лодка из Аморгоса часто приходит. Однако я не зову сюда людей без причины... Я звоню им всякий раз, когда они мне нужны, и, если позволяет погода, на остров мне привозят предметы первой необходимости и еду. Летом, бывает, проходят мимо туристические катера... Иногда заглядывают ко мне на огонек... Я провожу с людьми какое-то время, а затем они покидают меня.

У меня никогда не было каких-либо неприятных инцидентов с «нежданными гостями» на острове, подобных тем, которые происходят у местных жителей с мигрантами и беженцами в других местах. Я живу в надежде, что в какой-то момент власти подумают обо мне и помогут построить крепкий дом. Больше я ни о чем не прошу...» - вздыхает пожилая женщина, много повидавшая на своем веку. Ее не страшат никакие природные катаклизмы, опасение вызывает только приход «агрессивных чужаков»...

preview

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеЧетверг, 28 ноября 2019 14:21
Наверх

Новости по Email

Новостные ленты

Партнеры сайта