Menu
Login
  •  

Запретить ислам: Жак Гийемэн vs Максим Лепант

  • Автор  Редакция
  • Просмотров 3708
Запретить ислам: Жак Гийемэн vs Максим Лепант

Несколько дней назад мне попалось интервью Рене Маршана, автора книг "Реконкиста или смерть Европы" (2013 г.) и "Почему и как запретить ислам", в котором он отвечает на вопросы независимого ресурса Breizh-Info.

В начале декабря выходит книга эссеиста и журналиста Рене Маршана "Почему и как запретить ислам".

Рене Маршан окончил Национальную школу восточных языков и факультет арабского языка и литературы в Сорбонне.
Он является критиком ислама и специализируется на книгах и статьях, рассказывающих о завоевании ислама, и осуждающих, по его словам, соучастие европейской элиты в его продвижении в Европе.

Breizh-Info: Название вашей книги "Почему и как запретить ислам" кажется провокационным. Это так, или вы действительно хотите запретить эту религию? Если да, то почему?

Рене Маршан: Определять ислам как религию, в том смысле, который мы придаём сегодня этому слову, является серьёзнейшейошибкой. Сами мусульмане говорят, что ислам - это и дин (религия), и давла (государство, политическая система).
Ислам - это тоталитаризм, который полностью управляет жизнью верующего даже в его самых интимных действиях и который, с другой стороны, получил от божества миссию поработить, а затем уничтожить все другие цивилизации. Как? Проповедью, но также ивойной, войной во всех её аспектах: насилием, хитростью, ложью, демографическим преимуществом.
Ислам таков в своих основополагающих текстах: Коране, слове Аллаха - вечном, несотворённом, как и он, и в сунне, основанной на поведении посланника Аллаха, которого Коран обозначает как "прекрасную модель".
Пока ислам был хозяином своей судьбы, примерно до своего поражения европейским империализмом в девятнадцатом веке, он оставался верен своему долгу завоевателя.
Сегодня, после провала национальних режимов с прозападными позициями (Бургиба, Насер...), он возвращается к своей сущности.
Было справедливо сказано, что то, что мы называем "исламизмом", является лишь "последней стадией деколонизации".

Ещё одно слово об исламе-религии. Это - ловушка.

Мы позволяем тоталитарному врагу располагаться у нас, во имя наших самых благородных принципов.
Под предлогом толерантности мы позволяем совершенно нетерпимой, хитрой и жестокой политической системе оккупировать нас.
Когда же мы посмеем констатировать - просто констатировать - что ислам, по сути - вне закона республики?

Только одно доказательство среди сотен, среди тысяч: закон 1905 года, регулирующий отношения между республикой и "культами", в статье 1 гласит: "Республика обеспечивает свободу вероисповедания". Но ислам отказывается это делать и даже наказывает за свободу вероисповедания: мусульманин не может покинуть ислам под страхом смерти, ребёнок мусульманина обязательно будет мусульманином, мусульманка не может выйти замуж за немусульманина.

Breizh-Info: Ваши предложения кажутся совершенно недостижимыми в государстве, не так ли? Разве вы не боитесь развязатьгражданскую войну с миллионами мусульман, с неясной целью? Если конкретно, то с чего вы собираетесь начинать?

Рене Маршан: Мои предложения реалистичны. Какой у нас выбор? Продолжать процветать исламу в нашей стране, искать имамов, которые будут преподносить ислам без политического содержания, в соответствии с нашими пожеланиями, но которого не существует, который невозможен. Продолжать обманывать себя до самой нашей неизбежной смерти?

Я предлагаю простой план:

-Прекратить представлять ислам как религию, без уточнения, чем он является на самом деле.

-Говорить о сути ислама, его политико-религиозном тоталитаризме, экспансионизме, мастерстве в искусстве притворства.

-Говорить, что сегодня, ислам ведёт войну против Франции (и Европы) и разоблачать его завоевательную стратегию, применяемую с помощью такии(хитрости), умения приспосабливаться, демографического оружия(иммиграция и внутренний рост населения), подкупаэлит (деньгами или голосами), виктимизацией.

Понимание истиной сущности ислама и того, что он ведёт наступление на нас, заставит сограждан признать, что он опасен и должен быть вне закона, и, следоваельно, требовать от народных избранников принять меры:
контролировать мечети и проповеди, запретить хиджабы и никабы, мусульманские школы и т. д.
Меры, которые можно принимать спокойно, неторопливо, но при необходимости, силой. Мусульмане всего мира начнут уважать нас.

Но только  после этого чёткого разъяснения и уяснения, которое займёт не один год, мы закончим нынешнюю войну, запретив ислам в стране на основании закона.

Breizh-Info: Не считаете ли вы, что угрозу для нашей цивилизации представляет скорее иммиграция, нежели ислам, который является лишь её следствием в Европе ?

Рене Маршан: Разумеется, иммиграция должна прекратиться и как можно скорее. Но проблемы, заложенные исламом и уже прочноукоренившиеся на нашей территории, не исчезнут сами по себе.

По поводу иммиграции: великий учёный Гастон Бутул, позабытый сегодня, объяснял, что на протяжении всей истории, регион,испытывающий серьёзный демографический дисбаланс, такой, какой познают сегодня мусульманские страны и Чёрная Африка, обретут свою демографическую стабильность только в результате эпидемий (теперь побеждённых, хотя..см.Йемен), внутренних и/или внешних войн, выталкивания значительной части своего населения.
Почему в основных средствах массовой информации никогда не говорят о демографии, как о причине иммиграции, в частности, мусульманской, и о внутренних исламских войнах, между "модернистами", суннитами, шиитами, неохариджитами, суфиями ..., между народами, племенами ...?((По поводу этих конфликтов внутри "Исламского дома", существует только одна рекоммендация: не будем вмешиваться, они не угрожают нам, поэтому это нас не касается).

Breizh-Info: Что вы ответите тем, кто скажет вам, что чувствует себя как французом, так и мусульманином?

Рене Маршан: Среди моих знакомых и коллег, много тех, которые по своей культуре являются мусульманами. Когда они открывали тот ислам, который сейчас возрождается, все они начинали с отрицания: "Это не "мой" ислам".
У некоторых хватило мужества стать апостатом и сказать: "Я не мусульманин" (или: я больше не мусульманин).
Многие чувстсвуют себя не в своей тарелке, как чувствовал бы себя иискренне верующий христианин, узнавший о скандале с продажей "индульгенций Святым Престолом или о преступлениях инквизиции.

Я хотел бы подчеркнуть следующее:

Я никогда не встречал искренне верующего мусульманина, который бы считал, что ислам можно реформировать, привести к религии  в частной сфере, по образу современного христианства, как на то надеются наши лидеры и как нам обещают изобретатели "ислама Франции".

Нужно понять: ислам, с которым мы имеем дело, это ислам, который снова стал полностью самим собой (Бургиба и Насер мертвы), это экспансионистский, политический и воинственный ислам, который продолжает прогрессировать повсюду, как в самом Исламском доме, так и в диаспоре (у нас, наши исламизированные кварталы свидетельство этому).

Breizh-Info: Не слишком ли это тщеславно, пытаться запретить вторую религию мира?

Рене Маршан: Речь идёт не о запрете религии, а о том, чтобы сдержать тоталитаризм, которому наше невежество позволило обосноваться на нашей территории. Как только мы заявим о своём идентитете, пятьдесят семь мусульманских стран будут продолжать "жить своей жизнью", и наши отношения с ними, я уверен, прояснятся.
Сегодня, каждая наша уступка исламу в нашем доме, представляется мусульманам как победа ислама, и, следовательно, как наше поражение.
Причём, поражение без боя, из-за трусости, безволия. Мы презираемы, и мы этого заслуживаем.
И бойцы джихада, воюющие как такией, так и терактами, убеждены, что у нас никогда не будет моральной силы, чтобы начать контрнаступление.
Мы должны доказать обратное.

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта