Menu
Login

Какое будущее у европейской экономики?

  • Автор  МАНТОС ДЕЛИС И ПАНОС КИДОНАС
  • Просмотров 2117
Президент Европейского совета Шарль Мишель выступает на пресс-конференции, посвященной программе ЕС по восстановлению коронавируса, в Брюсселе в прошлом месяце. [EPA] Президент Европейского совета Шарль Мишель выступает на пресс-конференции, посвященной программе ЕС по восстановлению коронавируса, в Брюсселе в прошлом месяце. [EPA]

По словам Фукидида, «именно возвышение Афин и страх, который они внушили Спарте, сделали войну неизбежной». За последние 500 лет было 16 случаев, когда восходящая держава угрожала сместить правящую — 12 из них закончились войной. 

Конечно не подразумевается, что торговый конфликт между США и Китаем приведет к войне, даже если лежащее в основе определение является многогранным. Но уже идет глобальная торговая война. А до Covid-19 глобализация была обратной. Финансовый кризис 2008 года подорвал веру западных избирателей в капиталистическую систему свободного рынка. Скрытое влияние продолжилось с Brexit, приходом Дональда Трампа на должность президента США и торговой войной между США и Китаем. Вирус только усиливает антиглобалистскую тенденцию. 

После объявления пандемии глобальный кризис в области здравоохранения вынудил большинство правительств заблокировать все, что повлияло на экономическую активность и заставило финансовые рынки ревальвировать вниз беспрецедентными темпами. Политики ответили массированными мерами денежно-кредитной и бюджетной поддержки. И один огромный оксюморон — цены на активы кажутся не связанными с реальной экономикой. Распределение потенциальных экономических сценариев на следующие 12 месяцев очень широкое. Будет ли восстановление V-образной формы? Или вторая волна вируса нанесет еще больший ущерб экономической деятельности? 

Можно рассмотреть множество сценариев. При оптимистическом подходе быстрая разработка методов лечения вируса позволит экономике быстрее восстановиться и нормализоваться. Пессимистический сценарий предполагает сильную и агрессивную вторую волну вируса, которая может привести к глубокой рецессии, окончательному закрытию предприятий и потере рабочих мест. Базовый сценарий связан с постепенным улучшением экономических данных, но со многими отрицательно искаженными рисками.

В Европе в ближайшие пять лет ожидается небольшой рост экономики. Однако рецессия в США, вероятно, станет заразной. В Европе действительно имеется значительный профицит текущего счета, который обеспечивает гибкость в случае замедления роста. Проблема Европы в том, что среди правительств нет консенсуса относительно того, когда дефицитные расходы желательны или должны быть разрешены. Нет сомнений в том, что Европа поначалу медленно принимала меры по борьбе с коронавирусным шоком. Но сейчас есть много причин для оптимизма в отношении еврозоны во второй половине 2020 года. Внедряется впечатляющий набор фискальных и монетарных мер, чтобы преодолеть шок в экономике. 

Европейский центральный банк запустил новую гибкую программу количественного смягчения — программу закупок в чрезвычайных ситуациях на случай пандемии. Его целевая схема долгосрочного рефинансирования обещает оказать поддержку частному сектору посредством дешевых кредитов банкам. ЕЦБ также ясно дал понять, что он готов делать больше в области стимулирования денежно-кредитной политики, если прогноз инфляции не покажет достаточного прогресса в направлении стабильности цен. 

Фонд восстановления обеспечит критическую экономию для стран ЕС, которым в противном случае пришлось бы выплачивать более высокую доходность по своим суверенным облигациям с более низким рейтингом по сравнению с бумагами ЕС с рейтингом тройной А. Это важный шаг на пути к дальнейшей фискальной интеграции в ЕС и может считаться исторической вехой. Сейчас для инвесторов возникает вопрос, сможет ли такая поддержка и дальше компенсировать резкое падение корпоративных прибылей. При более внимательном рассмотрении ситуации в Европе можно подчеркнуть, что европейские экономики постепенно выходят из состояния изоляции, но экономические издержки высоки, и Организация экономического сотрудничества и развития прогнозирует снижение ВВП еврозоны на 9,1% в 2020 г. и рост на 6,5% в 2021 году.

Недостатком Европы в начале кризиса Covid-19 было отсутствие у нее политических резервов. Ставка ЕЦБ уже была отрицательной, существовали строгие правила в отношении увеличения бюджетного дефицита, и страны с высоким уровнем долга подвергались риску повторения долгового кризиса 2012 года. Тем не менее политическая реакция оказалась неожиданной. ЕЦБ увеличил свою программу покупки активов более, чем на 12% ВВП. Правила бюджетного дефицита были временно смягчены, в результате чего бюджетный стимул составил около 3,5% ВВП по всему региону.

Сделка о фонде восстановления, достигнутая европейскими лидерами, не идеальна. Но, тем не менее, это сделка, и она открывает путь к большей интеграции в ЕС. После напряженных переговоров Европейский совет объявил о сделке по конкретному плану восстановления. Соглашение поддерживает фонд в 750 миллиардов евро (5,5% ВВП ЕС 2019 года), предложенный в мае. Однако распределение грантов и ссуд было изменено в пользу ссуд, учитывая сопротивление Нидерландов, Австрии, Дании и Швеции. 

Окончательный вариант будет состоять из 390 миллиардов евро в виде грантов (вместо 500 миллиардов евро) и 360 миллиардов евро в виде кредитов (вместо 250 миллиардов евро). И страны, запрашивающие средства, должны будут представить стратегический план восстановления и устойчивости на утверждение большинством, а не единогласно, как предложил премьер-министр Нидерландов Марк Рютте.

Спустя более шести месяцев после начала пандемии Covid-19 число случаев заболевания превысило 24 миллиона во всем мире, а мировая экономика сильно пострадала из-за многочисленных отключений для сдерживания распространения болезни. Вспышка вируса - одно из самых разрушительных в финансовом отношении событий последних 120 лет. Периода, который включает две мировые войны, Великую депрессию и глобальный финансовый кризис. Участники рынка определяют пандемический кризис, как первый кризис устойчивости 21 века. Который вновь привлек внимание к изменению климата, действуя как тревожный сигнал для лиц, принимающих решения, чтобы они сделали приоритетным более устойчивый инвестиционный подход, который также будет учитывать изменение климата.

Кризис Covid-19 привел к беспрецедентному замораживанию мировой экономики в первой половине 2020 года. В Европе упомянутый бюджетный процесс и план восстановления могут изменить будущее союза в сторону более устойчивого и равноправного роста. Что впереди? Никто не может сказать с уверенностью. Лопнувший пузырь доткомов предсказал 10-летний медвежий рынок* для технологического сектора. А через 10 лет после мирового финансового кризиса банковский сектор полностью не восстановился. После этого кризиса ожидаются огромные последствия и изменения. Но, конечно, вряд ли мир скоро вернется туда, где он был в январе 2020 года.


Панос Ксидонас - профессор финансов в ESSCA École de Management в Париже. Мантос Делис - профессор финансовой экономики и банковского дела в Бизнес-школе Монпелье.

Перевод: "Русские Афины".

Медвежий рынок – это ситуация, когда идет снижение цены на валютную пару, и другие трейдеры усиливают данную тенденцию активной продажей валюты. Таким путём образуется стабильный нисходящий тренд. Этот тренд и называется медвежьим рынком. ... В торговле на Форексе есть два основных типа рынка – медвежий и бычий.

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеПятница, 28 августа 2020 17:02
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта