Menu
Login

Как докрутились до Крут

Как докрутились до Крут

Уже 5-й год в Украине отмечают широко распиаренный праздник под названием "Битва под Крутами". С каждым годом к этому событию добавляются все новые и новые "исторические факты". Институт национальной памяти взял на вооружение это событие, сделав с него героическую битву "Украины с Россией". Но что же произошло на самом деле? Об этом в публикации Олеся Бузины "Как докрутились до Крут".

preview

Из воспоминаний участника боя под Крутами: «Як я почув це, то чомусь мені майнуло в голові: пропав обід! Та ще й з м’ясом. Знову зчинився шарварок, знову безглуздя»...


Один из читателей газеты «Сегодня», приславший свой комментарий на наш сайт, предложил назвать это историческое событие байкой «Пид Крутами». Мол, столько вокруг него всего наврали. Но байка — это не только брехня. В другом значении — это басня. А басня по самому жанру своему — поучительное произведение, задача которого в иносказательной форме преподать нам урок. Бой под Крутами, как фокус, собрал в себе все типичные черты украинской истории: трусость, неразбериху, тщеславие, казнокрадство, тщетные потуги немногочисленных профессионалов победить эти пороки вспышкой героизма, их быстрый провал и стремление спрятать концы в воду — под мутную пену пиара.

Существует заблуждение, которое разделяют многие исследователи, что «проект Украина» был глубоко продуманной спецоперацией германских и австрийских спецслужб периода Первой мировой войны. Мол, российской разведке пришлось столкнуться просто со стоголовой гидрой, выращенной в Галичине в лаборатории черного гения митрополита Шептицкого! Увы, смешная правда заключается в том, что «украинским делом» этот австрийский кавалерийский офицер польского происхождения заинтересовался только потому, что упал с лошади. И, по причине полученных травм в самом важном для мужчины месте, был вынужден сменить мундир на рясу. Он был кем угодно, но только не гением. 

Синежупанники. Бравые с виду вояки
разбежались по домам вскоре после приезда в Киев весной 1918 года

Синежупанники. Бравые с виду вояки разбежались по домам вскоре после приезда в Киев весной 1918 года


Такими же «евнухами» оказались и все остальные отцы независимости. Взять хотя бы того же Грушевского. Лучше всего у него получалось строить дома и мобилизовывать своих студентов для написания многотомного неудобочитаемого труда «История Украины-Руси». До конца жизни Грушевский не научился толком разговаривать по-украински. Язык его украинских произведений — мертвый. Когда читаешь его украиноязычные опусы, кажется, что он пишет на эсперанто. Совсем другое впечатление оставляют его тексты, написанные по-русски. Сразу видно — этот язык для него родной. Грушевский разговаривал по-русски в семье, в гимназии, в университете. А «украинская справа» оказалась для него просто работой — точно такой же, как для некоторых нынешних грантоедов. Будущему профессору просто не нашлось места на кафедре русской истории в Киевском университете святого Владимира, и он уехал за границу — во Львов, где, по причине отсутствия местных культурных кадров, была свободная профессорская вакансия. Мало кто помнит, что статья, в которой он впервые назвал Галичину «украинским Пьемонтом», была написана по-русски и опубликована в Петербурге в 1906 году — за царские рубли!

Легенда гласит, что Грушевский, Петлюра и Винниченко — это убежденные борцы за независимость Украины. Что планы этой борьбы они вынашивали десятилетиями. В реальности единственным сторонником независимости Украины был до 1918 года только эксцентричный киевский адвокат Николай Михновский — автор «Самостийной Украины», изданной во Львове в 1900 году. Но и Михновский всеми силами старался скрыть от царского правительства свое «самостийничество». Его брошюра вышла анонимно. Широкая публика его совсем не знала. Точнее, знала только, как скандалиста, отбившего жену у своего начальника. Идеалистическая любовь к Украине совершенно не мешала Михновскому провести всю мировую войну в должности военного прокурора в Киеве.

Грушевский больше всего мечтал получить
казенную профессорскую пенсию от Австрии

Грушевский больше всего мечтал получить казенную профессорскую пенсию от Австрии


И Симон Петлюра, и Грушевский, и Винниченко, и вся Центральная Рада были федералистами вплоть до 22 января 1918 года, когда вышел IV Универсал. Максимум, на что они претендовали, — это автономия Украины в составе Российской демократической республики.

Пока в Петрограде у власти находились их политические друзья-масоны Керенский и компания, такая федерация казалась вполне возможной. И Временное правительство, и Центральная Рада разговаривали на одном политическом языке. Они грезили Учредительным собранием и бесконечными дискуссиями, а будущую историю видели как интеллигентские посиделки. Только не на кухне, а в парламенте. Все изменил переворот 25 октября (7 ноября по н. ст.) в Петрограде. Приход большевиков — людей крутых и решительных — показал, что дискуссии отменяются. Но и после этого желто-синим попугаям из Центральной Рады понадобилось два месяца, чтобы сообразить: пора брать независимость!

Бой под Крутами произошел 29 января 1918 года — всего через неделю после принятия Центральной Радой IV Универсала, который провозгласил самостийность. Удивительно, что под Круты хоть кто-то доехал! Времени для «мобилизации» и подготовки к войне уже просто не оставалось.

Часто спрашивают, почему у Украины в начале XX века ничего не получилось? Ведь обрели же независимость Финляндия, Польша. Да и Ленин умудрился захватить почти всю бывшую Российскую империю, хотя в прошлом ни дня не состоял на государственной службе. Все дело в том, что между Пилсудским и Лениным с одной стороны, и Грушевским и Петлюрой с другой существовало принципиальное различие. Пилсудский — бандит. В годы русско-японской войны он умудрился доехать аж до Японии, чтобы выбить деньги на теракты против русского правительства. Пилсудский лично возглавлял налеты на поезда! Ленин тоже руководил не институтом благородных девиц, а шайкой опаснейших головорезов. Его молодой подручный товарищ Сталин брал банки! Дзержинскому перерезать горло полицейскому было легче, чем нам с вами курице. Этот туберкулезник расстреливал людей сотнями, и никто никогда не слышал, что после этого его мучили кошмары. «Железный» Феликс был воистину железным. Единственный, кто его не боялся — это палочка Коха. Винниченко за всю свою жизнь научился командовать только своей женой Розой. А над Грушевским откровенно посмеивались даже студенты. Бородатый, в галошах, вечно боящийся простуды — разве это вождь? И даже Петлюре, перед тем, как научиться расстреливать, пришлось пройти долгую эволюцию от редактора, издававшего в Москве до революции русскоязычный журнал «Украинская жизнь», к «диктатору» Украины, каким по сути он станет только через год после Крут!

«Вожди» Украины. В центре — премьер-министр
Винниченко. Крайний справа — военный министр Петлюра

«Вожди» Украины. В центре — премьер-министр Винниченко. Крайний справа — военный министр Петлюра


Финляндия была полностью готова к независимости. До 1917 года это была совершенно сформировавшаяся страна со своим Сеймом, политическими партиями и валютой — финской маркой. Ее связывал с Россией только общий император. Как только первая революция свергла царя, отделение Финляндии стало вопросом времени. Не хватало только формальности. А Украина до 1917 года существовала в головах всего нескольких десятков более-менее интеллигентных людей.

В 1903 году открывали памятник Котляревскому в Полтаве. Туда из Киева отправились все имевшиеся на тот момент «сознательные украинцы». Ехали на поезде. Кто-то пошутил, что, если поезд разобьется, то на этом все украинское движение закончится. Присутствующие засмеялись. Но фраза не означала, что весь поезд состоял из одних «украинцев». Если бы их собрать в одно место из этого поезда, вряд ли набралось бы больше одного вагона!

Красногвардейцы под Крутами.
Реконструкция клуба «Красная звезда» показывает обе стороны конфликта. Фото МОО
«Красная Звезда» www.rkka.kiev.ua

Красногвардейцы под Крутами. Реконструкция клуба «Красная звезда» показывает обе стороны конфликта. Фото МОО «Красная Звезда» www.rkka.kiev.ua


Ленин всю жизнь до 1917 года просчитывал варианты своего вторжения в активную политику. Его статьи показывают, с какой страстью он следил за событиями и старался предсказать их развитие. Он оставил большое теоретическое наследие. Он обладал инстинктом власти и уже в эпоху первых съездов партии сумел сколотить группу преданных энергичных соратников — тот самый знаменитый Совнарком. Свердлов, Каменев, Сталин, даже «иудушка» Троцкий — все это блестящие кадровые находки Владимира Ильича. Их, как собак, оставалось спустить с цепи — порвут.

Номинальный глава Центральной Рады Грушевский на фоне этих красных опричников революции — просто старая бочка с тухлой капустой. Знаете, о чем он мечтал до Первой мировой войны? Выслужить австрийскую профессорскую пенсию во Львове и спокойно уйти в отставку. Повторяю, он никогда не мечтал всерьез о независимости Украины! Для него это был способ зарабатывать деньги и оригинальничать на фоне десятков обычных «верноподданных» профессоров. Когда история позвала его, он оказался не готов, как плохой студент к экзамену.

Но, может, народ был другим? Наши низы привыкли валить все на верхи, забывая, что «сливки» произведены из молока. Какое молоко — такие и сливки. На зеркало неча пенять, коли рожа крива. Каким же было «лицо» тогдашнего украинского народа?

В мемуарах петлюровского генерала Юрка Тютюнника есть эпизод, как в 1917 году он решил сформировать «украинский» полк. Для этого в рамках политики украинизации, которую проводили Временное правительство и Центральная Рада, подобрали призывников из Полтавской, Киевской, Черниговской, Волынской, Холмской, Подольской, Херсонской, Екатеринославской и Харьковской губерний. В общем, со всей Украины. Цитирую дословно:

«Прибуло щось до семи тисяч. Відкриваючи віче, я запропонував:

— Хто поміж вами українці, піднесіть руку догори!

Піднеслося не більше трьохсот рук.

— Малороси! Піднесіть руки!

Піднесло руки коло половини присутніх.

— Хахли! Піднесіть руки!

Знов піднесла руки добра третина.

— Українці, малороси і хахли! Всі разом піднесіть руки!

Понад головами кількатисячної юрби піднісся ліс рук».

Итак, из семи тысяч человек, прибывших украинизироваться (это очень приличная социологическая выборка!) в 1917 году самоидентифицировали себя украинцами всего триста! Жалкие  4,28%! Остальные считали себя хохлами, малороссами — кем угодно, но не украинцами. Это и есть реальная картина того, что у нас называют национальной сознательностью масс.

Заело проклятую железяку! А в 1918-м еще и
штаб сбежал по пьяни. Фото МОО «Красная Звезда» www.rkka.kiev.ua

Заело проклятую железяку! А в 1918-м еще и штаб сбежал по пьяни. Фото МОО «Красная Звезда» www.rkka.kiev.ua


На протяжении Первой мировой войны австрийцы пытались сформировать из таких же пленных «хохлов», «малороссов» и «украинцев» военные подразделения против России. Ничего не получилось. Начальник австрийской разведки Макс Ронге был вынужден констатировать: «Эти пленные интересовались социалистическими идеалами, но ни в коей мере не национальными».

Хотя официально в момент боя под Крутами власть в Киеве принадлежала Центральной Раде, но в своей массе население «столицы Украины» было либо красным, либо белым. Подол и «Арсенал» контролировали отряды Красной гвардии. Все силы Центральной Рады были брошены на подавление киевского восстания большевиков, пользовавшихся огромной поддержкой городских низов. Поэтому под Круты был направлен крошечный отряд, вплоть до пресловутого студенческого взвода, попавшего в плен к муравьевцам.

Если говорить правду, то в Украине в 1918 году разворачивалась борьба между несколькими политическими проектами. Красным, белым, желто-синим и черным (анархистским). Три из них, так или иначе, были ориентированы на единую Россию. Только видели ее по-своему. На этом фоне слабосильный украинский проект не имел никаких шансов. Его недаром воспринимали, как опереточный. Несерьезность была уже в названиях, которые предлагали народу «керманичи». К примеру, украинская армия началась с «Військового українського клубу гетьмана Полуботка», который придумал Николай Михновский. Вдумайтесь, какие ассоциации у нормального человека вызывает слово «клуб»? Место, где пьют и гуляют! Так и получилось в реальности. Как вспоминали участники боя под Крутами, их командование перепилось еще до сражения и дернуло со станции на поезде при первых же выстрелах, оставив бойцов без патронов. Поезд с командирами пришлось догонять по рыхлому снегу. Можете представить, какую скорость развили украинские юнкера, если этот штабной состав они все-таки догнали! Причем с пулеметами, которые тащили на себе.

Недаром эти воспоминания не выходили с того же 1918 года, когда были опубликованы в киевском «Военно-научном вестнике». Вот как эта героическая история звучит в оригинале: «Довго розвідка не верталась, нарешті годині о 2 дня вернулося чоловік 2-оє, куди ж решта ділося — невідомо і сказали, що большовики наступають. Як я почув це, то чомусь мені майнуло в голові: «пропав обід! Та ще й з м’ясом». Знову зчинився шарварок, знову безглуздя, знову всі хлопці, більш як половина, пішли на линію, маючи по 1-й обоймі набоїв. Ніхто не звернув уваги на те, що штабний потяг дернув зі станції аж закурило!!! з штабних залишилося щось двоє офіцерів-артілєрістів та наш сотник, на штабному потязі поїхало кілька і юнкерів, до штабу кинулися в середині бою за інструкціями, але його і слід простив».

Если бы, на счастье украинских мифотворцев, большевики не захватили в плен не участвовавший в бою студенческий взвод вместе с племянником министра иностранных дел Центральной Рады Владимиром Шульгиным и не перекололи его, Круты остались бы только банальной перестрелкой с последующим драпом. Молодые люди хотят повоевать. Но на войне убивают. Так случается. С этим ничего не поделаешь. Причем молодых людей убивают тем больше, чем медленнее шевелят наверху мозгами взрослые дяди. Недаром уже упомянутый мною мемуарист назвал то событие «бійкою під Крутами без патронів». И, если уж быть совсем точным, то и без мозгов. До Крут докрутились. А теперь выкручиваются — уже почти сто лет.

Примечательный факт командир боя под Крутами закончил в дивизии СС «Галичина»

preview

Мемориал героям Крут


Юбилей мифа. В нынешнем году 90-ю годовщину Крут решили отметить с особой помпой. Сегодня на поле под этой железнодорожной станцией сойдутся даже киевские военно-исторические клубы, изображающие войска УНР и большевиков. Акцию патронирует лично президент. Но для большинства граждан Украины  это событие так и остается мифическим.

Кроме Крут, в январе 1918 года украинская армия дала множество боев. Она потерпела все поражения, какие только смогла. Потеряла кучу народу. Кстати, не так убитыми, как разбежавшимися от животного ужаса перед "москальскими варварами" с красными ленточками на шапках (ведь известных всем звездочек с серпом и молотом в начале гражданской войны еще не придумали). Но в историю вошла почему-то только одна перестрелка – Круты. Почему?

Да в общем-то, благодаря только одному человеку, погибшему там, -- студенту из очень известной киевской семьи – Владимиру Шульгину. Этот мальчик приходился племянником члену Центральной Рады и министру иностранных дел Украинской Народной Республики Александру Шульгину. Поэтому, когда уже в марте 1918 года Грушевский и его соратники с помощью немцев вернутся в Киев, официальная украинская пропаганда станет раскручивать именно Круты. Как говорится, болело. И председатель Рады, и прочие члены правительства чувствовали вину перед своим близким знакомым. Это была действительно "государственная" трагедия. Министры переживали за министра!

Тела двадцати семи расстрелянных на станции Круты студентов и гимназистов перенесут в Киев и торжественно, в присутствии членов правительства и самого "батька нации" Грушевского, перезахоронят. А Павло Тычина – тогда еще не советский, а национальный поэт — напишет конъюнктурные стихи: "На Аскольдовій могилі поховали їх, тридцять мучнів українських, славних, молодих"… Что он при этом на самом деле чувствовал, сказать сложно. Может, был искренен. А может, ловил момент и дешевую популярность. Как и тогда, когда в 30-е будет писать "Партія веде" и "В полі трактор дир-дир-дир, ми за працю, ми за мир". Ловкий был человек!

А ДРУГИЕ БОИ ЗАБЫЛИ. Кто теперь вспомнит январские бои за Чугуев, Екатеринослав, Одессу, Ромодан или Гребенку, предшествовавшие Крутам? Героическую попытку поручика Бондаревского организовать сопротивление красным в Сумах и расстрелянного большевиками? Или стоившее больше 50 убитых и 120 раненых трехдневное сражение за Бахмач, в котором украинскими частями руководил командир полка имени Дорошенко хорунжий Хмелевский, погибший годом позже? Не имел бедняга Хмелевский родственников в правительстве! Так что, спите спокойно, пан хорунжий! Никто о вас ни в секретариате Рады в 1918 году, ни в нынешнем президентском секретариате не вспомнит. Как написал другой поэт Александр Олесь:

Державні місії,

Контроль, комісії,

Пілати, дипломати,

Вся Україна тут.

Клопочуться, збираються,

Прощаються, вітаються,

Стрівають, виряджають,

А ввечері – вино…

А там десь на позиції,

Без зброї, без муніції,

У полі босі й голі

Вмирають козаки…

Александр Олесь, тоже современник тех событий, не преувеличивал. К примеру, в Екатеринославле во главе группы офицеров на телеграфном узле забаррикадировался подполковник Дмитрий Абрыньба. Он отстреливался от наседавших красных до последнего патрона и слал отчаянные телеграммы в Киев. А там "державні діячі" никак не могли понять, началась уже война с большевиками или еще нет? И отвечали: мы ни с кем не воюем! Так и погиб геройский подполковник, георгиевский кавалер еще с Первой мировой. По одним данным – застрелился. По другим – был застрелен красными. И никто не оценил его подвиг.

РЕЛЬСОВАЯ ВОЙНА. Война между красной Москвой и желто-голубым Киевом разгорелась из-за того, что Центральная Рада поддержала белогвардейцев, скапливавшихся на Дону. Всех, кто уходил в Добровольческую армию генерала Корнилова, она беспрепятственно пропускала через территорию Украины. А отряды красной гвардии, которые Совнарком направлял на подавление контрреволюции, заворачивала. Это вызвало конфликт.

Но Ленин и его приятели оказались энергичнее и организованнее. Пока Рада почивала на лаврах, радуясь, что в ноябре 1917-го ей удалось так легко захватить власть в Киеве и прищучить местных большевиков, их друзья в Москве оперативно сколотили импровизированную армию и двинулись устанавливать на Украине советскую власть.

Войск и у Центральной Рады, и у красных было мало. Военные действия разворачивались не на широком фронте, а вдоль железных дорог, по которым передвигались немногочисленные отряды, которые их сторонники громко именовали "армиями", а противники – "бандами" и "ордами". Поэтому 29 января и разгорелся бой за расположенную на ветке Бахмач – Киев станцию Круты. Захватив ее, можно было двигаться прямо на украинскую столицу.

Карта боя. Бронепоезд красных сдерживала одна пушка на платформе
Карта боя. Бронепоезд красных сдерживала одна пушка на платформе


НАСТРЕЛЯЛИ КРАСНЫХ, КАК РЯБЧИКОВ. Наиболее полный анализ этого боя сделал военный историк Ярослав Тинченко: "Совнарком направил на Украину ряд отрядов в помощь местной красной гвардии, которую разоружали войска Центральной Рады. Это были отряды петроградских, московских и тверских красногвардейцев, отряд балтийский матросов. С немецкого фронта были сняты два наиболее обольшевиченных полка – 60-й и 25-й Сибирские стрелковые. Общее командование осуществлял Антонов-Овсеенко – старый партиец, а до 1905 года кадровый офицер, который перешел на сторону революционеров. Непосредственно под Крутами командовал подполковник Муравьев – тоже офицер бывшей царской армии. Его назначили только после взятия Бахмача.

У красных в бою под Крутами участвовало примерно 3 тыс. человек и бронепоезд. Оборону против них заняла 1-я Украинская военная школа и отряд Вольного казачества. Вместе их было примерно 400 человек. Так как украинские юнкера понимали, что их явно недостаточно, то в Киев отправили делегацию за помощью. Помощи никакой им не дали. Но когда делегаты зашли в казармы своего училища на Печерске, то обнаружили, что там формируется Студенческий курень. Первоначально его предназначали для охранной службы в самом городе. Но юнкера подбили первую сотню куреня (118 человек) ехать с собой под Круты. Большинство ее членов составляли ученики старших классов Кирилло-Мефодиевской гимназии и студенты. Еще под Крутами со стороны украинцев участвовало одно орудие на железнодорожной платформе, которое по своему почину привел артиллерийский офицер подпоручик Лощенко.

Все эти силы оборонялись очень умело. Перед Крутами справа и слева от железной дороги были отрыты окопы. Установлены и пристреляны пулеметы. Стреляли юнкера очень точно. Орудие на платформе долгое время умелыми выстрелами сдерживало бронепоезд, который мог атаковать только в лоб. Непосредственно в поле украинцами руководил капитан Гончаренко – командир куреня Военной школы им. Хмельницкого. В целом это был очень удачный бой для украинской стороны. На поле под Крутами было убито не меньше трехсот наступавших красных.

ОТСТУПАЮЩИЕ ЮНКЕРА УНЕСЛИ ДАЖЕ ТРУПЫ СВОИХ

Перелом наступил ближе к середине дня. Красные пристрелялись по станции Круты, где находился эшелон с боеприпасами и штаб во главе с сотником Андреем Носенко. К этому времени штаб уже был пьян. И Носенко приказал отвести поезд глубже в тыл. На позициях возникла нехватка патронов. Гончаренко отдал приказ отступать. Защитники Крут организованно, двумя отрядами, унеся всех своих раненых и убитых, обошли станцию и соединились за ней в поле со своим эшелоном. После чего погрузились и уехали в Киев. В плен к красным попало только 34 человека – одна чота (взвод) Студенческого куреня, непосредственно в бою не участвовавшая. Она охраняла станцию. Семь раненных большевики пощадили и отправили в Харьков. А остальных пленных раздосадованные огромными потерями в бою расстреляли. Не думаю, что их кто-то пытал. Неглубоко присыпанные землей трупы весной разрыли собаки. Данные эксгумации ничего о пытках не говорят. Все легенды о зверствах возникли уже потом. Они созданы людьми, в бою не участвовавшими. Зато известно, что студент Шульгин был захоронен, обнявшись со своим школьным другом Наумовичем. Их тела так и перенесли в Киев. Как вы представляете, можно ли пытать сразу двух обнявшихся людей? Если бы что-то подобное было, их конечно бы разделили. А так они просто обнялись перед расстрелом".

Остальные потери защитников, непосредственно боевые, были мизерными. Всего человек пятнадцать. Да и то больше во время отступления. И около 50 раненых. Их положили в два вагона. Такова реальность. За пятнадцать убитых в бою под Крутами юнкеров красногвардейцы заплатили тремя сотнями своих. А под раздачу попали наименее подготовленные. Те, кого первоначально оставили в тылу и не сумели сориентироваться во время отступления.

ИСТОРИК ЯРОСЛАВ ТИНЧЕНКО: "НАСТОЯЩИЙ МЕМОРИАЛ ДОЛЖЕН БЫТЬ НАПРОТИВ ПРЕЗИДЕНТСКОГО ДВОРЦА!"

Главный миф о Крутах – это то, что несчастных детей злобное правительство бросило на станцию в пасть озверелым большевикам. Но вся гражданская война была вынесена на плечах юнцов! По советской истории мы помним Аркадия Гайдара, который в 16 лет командовал полком в Красной Армии. И в войсках Центральной Рады было много подростков. Мужики, возвращавшиеся с фронтов Первой мировой, воевать больше не хотели. Вот и сражались юноши, "болевшие" различными политическими идеями! Красными, белыми или самостийными.

Одновременно с боем под Крутами в Киеве против Центральной Рады восстала местная красная гвардия. В значительной части она состояла из рабочей молодежи. Многие из юношей-красногвардейцев в те дни погибли. Хочу напомнить, что комендантом обороны Арсенала был студент Киевского политехнического института Саша Горвиц. Его тело нашли растерзанным в середине февраля 1918 года на киевских склонах. Перед капитуляцией Арсенала часть его защитников по подземным ходам пыталась проникнуть к Днепру. Некоторых из них выловили солдаты Центральной Рады и ликвидировали. По всей видимости, в их числе был пойман и расстрелян и 21-летний Горвиц.

Несколько ранее Крут, во время боев в Киеве между большевиками и сторонниками Временного правительства в конце 17-го года, основную тяжесть боев вынесли с одной стороны молодые красногвардейцы, а с другой – киевские юнкера. Тогда погибло более 60 юнкеров Константиновского училища. Потом именно в здании этого училища была создана 1-я украинская военная школа им. Богдана Хмельницкого, сражавшаяся под Крутами. И в этом же здании формировался Студенческий курень, некоторые из ребят которого были расстреляны после того же боя.

Сейчас, по прошествии 90 лет, есть смысл чтить всех павших в гражданскую войну, независимо от их политических взглядов. Отрицать жертвенность юношей-красногвардейцев и их ровесников-белогвардейцев, которые тоже похоронены в Киеве, не этично.

У нас ведь прямо напротив Мариинского дворца и Верховной Рады целый участок парка им. Ватутина – это громадная братская могила, где покоятся останки погибших в Киеве во время гражданской войны. Это единственное место, которое могло бы стать объединяющим для всех сторон. Над захоронениями большевиков там есть памятник – рабочий со знаменем. А прямо напротив входа в Мариинский дворец находится захоронение, которое довоенные киевляне называли "Могилой 500 неизвестных офицеров". Когда войска Муравьева после Крут пришли в Киев, они учинили массовую расправу на Липках, считавшихся буржуйским кварталом. В первую очередь погибали офицеры, люди хорошо одетые или имевшие документы от Центральной Рады. Или те, кто пытался помешать погрому. Например, погибла группа рабочих, защищавшая от большевиков свою пекарню. Всего тогда погибло около 2500 человек. В марте 1918 года, после того, как немцы выбили красных из Киева, была проведена эксгумация. Тела, которые опознали, родственники забрали и перезахоронили на различных кладбищах. А 500 неопознанных, в основном в военной форме, снова закопали. Так возникла "Могила 500 офицеров". После Второй мировой войны, когда население Киева на 99 процентов поменялось, о ней забыли. А в 1957 году даже установили урну, якобы в память убитых красных. Рядом есть захоронения сечевых стрельцов, погибших в 18-м году во время антигетманского восстания.


"Госсправедливость". Даже в "Киевской мысли" всем крутянам был только один некролог. А Шульгину сразу три, причем один из них по-русски


КАПИТАН ГОНЧАРЕНКО – ГЕРОЙ КРУТ И СС

Судьбы военных порой складываются очень причудливо. К примеру, капитан Аверклий Гончаренко, непосредственно командовавший в поле под Крутами юнкерами и студентами, прожил долгую 90-летнюю жизнь. Он родился в селе Дощенки Полтавской Губернии в 1890 году. Закончил Прилуцкую гимназию, Чугуевское военное училище и даже не подозревал, что станет офицером УНР. В 1912 году подпоручик Гончаренко служил в 76-м пехотном Кубанском полку, стоявшим в Тульчине. В нем же был помощником начальника учебной команды. Первую мировую встретил командиром роты 260-го Брацлавского полка. К 1916-му он уже штабс-капитан, командир его 4-го батальона. А с лета того же года – курсовой офицер 2-й Киевской школы прапорщиков.

Осенью 1917 года Гончаренко украинизировал свой курс и осуществил первый выпуск украинских офицеров – "старшин", как говорили тогда. Его профессионализму принадлежит организация обороны под Крутами. Его же педагогическим способностям можно приписать меткость пулеметной стрельбы, которую проявили юнкера. По украинской терминологии, их называли "юнаками".

По-видимому, после Крут и уличных боев в Киеве Гончаренко не особенно снова лез в мясорубку. Осенью 1918-го он – Летичевский уездный комендант. Потом – помощник губернского коменданта Подолья, штаб-офицер для поручений военного министра УНР и снова курсовой офицер Каменец-Подольской юнацкой школы. После гражданской войны Гончаренко поселился в Станиславове (ныне Ивано-Франковск) и работал в сельско-хозяйственной кооперации. В 1943 году 53-летний отставник решил тряхнуть стариной и вступил в дивизию СС "Галичина", сформированную из западных украинцев. Окончил службу в ней штабным офицером. А потом эмигрировал в Великобританию и, наконец, в США, где и умер 12 апреля 1980 года, оставив короткие мемуары.

Олесь Бузина

Об авторе

Олесь Бузина (cropped).jpgОле́сь Алексе́евич Бузина́ (укр. Оле́сь Олексі́йович Бузина́, 13 июля 1969, Киев, Украинская ССР, СССР — 16 апреля 2015, Киев, Украина) — украинский писатель, историк, журналист, телеведущий.

Убит 16 апреля 2015 года. Отпевание, возглавляемое архимандритом Варлаамом, прошло в храме во имя иконы Матери Божией «Живоносный источник» Киево-Печерской лавры. Похоронен 19 апреля 2015 года на Берковецком кладбище в Киеве. Олеся Бузину проводили в последний путь около полутысячи почитателей его творчества под аплодисменты.

Его убийцы, вопреки всем закона, по прежнему на свободе и не особо скрываютися. Более того, им дали должности при министерстве по делам ветеранов в правительстве Гончарука при президенте Зеленском. По мнению независимых журналистов, убийство было совершено по команде  из СБУ

 

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСреда, 29 января 2020 21:03
Наверх

Новости по Email

Новостные ленты

Партнеры сайта