Menu
Login

Штурм Черкасс — аваковский Тулон

  • Автор  Ростислав Ищенко
  • Просмотров 2315
© Facebook, Арсен Аваков © Facebook, Арсен Аваков

Если бы Бонапарт не взял Тулон на глазах комиссаров Конвента, одним из которых был Огюстен Робеспьер, брат всесильного на тот момент Максимилиана Робеспьера, то он, скорее всего, так и остался бы безвестным артиллерийским офицером.

Плеяда полководцев республики к тому времени (конец декабря 1793 года) уже сформировалась. До переворота 9 термидора III года (27 июля 1794 года) оставалось чуть более полугода. После переворота продвижение низших офицеров, не имевших влиятельных покровителей, было затруднено. Тем более было затруднено продвижение радикальных якобинцев, а Бонапарт зарекомендовал себя к тому времени именно сторонником радикалов. В общем, он успел «прыгнуть в последний вагон» уходящего карьерного поезда. 

Можно ли сравнивать рядового капитана артиллерии только возникшей и судорожно боровшейся за жизнь Первой Французской республики с матёрым министром внутренних дел (фактическим диктатором) уходящей в небытие Украины? Ведь карьера Авакова находится в зените, в то время как у Бонапарта под Тулоном она только начиналась.

Думаю, что можно. До сих пор Аваков не сталкивался с необходимостью в открытом столкновении доказывать своё право на власть. Недовольный им Порошенко, после серии подковёрных интриг, не решился идти на обострение и примирился с неподконтрольностью министра. Команда Зеленского в своём желании избавиться от Авакова не пошла дальше разглагольствований. Министра спокойно переутвердили под крики об «испытательном сроке». Через некоторое время выяснилось, что это у Рады и у Зеленского «испытательный срок», а власть Авакова никто не смеет оспорить.

Аваков лично решал, насколько строгий карантин устанавливать на Украине по случаю эпидемии коронавируса и насколько строго его соблюдать. Некоторые им же введённые меры он нивелировал, просто заявив, что полиция не будет следить за их исполнением. В общем, когда мэр Черкасс Анатолий Бондаренко принял решение смягчить карантин в своём городе, Аваков впервые столкнулся с вызовом — кто-то посмел покуситься на его прерогативу диктовать стране правила жизни.

Мэр Бондаренко подстраховался, оформив смягчение карантина решением исполкома горсовета. Причём полномочия принимать решение о смягчении карантина были предварительно переданы исполкому комиссией по техногенной безопасности и чрезвычайным ситуациям, которую утвердил Кабмин при участии Авакова. Так что по закону привлечь его к ответственности не так просто — он лишь исполняет решение коллегиального органа, члены которого тоже не могут быть привлечены к ответственности. Во-первых, это не предусмотрено законодательством. Во-вторых, как уже было сказано, исполком действовал на основании решения компетентной комиссии, утверждённой правительством. Круг замкнулся. Решение есть, а виновных нет.

Казалось бы в этой ситуации Киеву было бы лучше сделать вид, что ничего не произошло, и тихо уладить вопрос, пойдя на компромисс с местными властями. Но Зеленский и Аваков прореагировали крайне болезненно и начали угрожать мэру Черкасс. В ответ они получили заявление, что город готов бороться и будет призывать другие регионы поддержать его. Это уже классический бунт.

Опираясь на фразу мэра о том, что он выступает за равенство маленьких строительных магазинов и супермаркетов «Эпицентр», эксперты пытаются вычислить, кто стоит за мэром и кому помешали владельцы «Эпицентра». Но мэр говорил и о ресторанах, принадлежащих «Слугам народа» и нарушающим карантин, и о «кнопкодавстве» (голосовании за отсутствующих депутатов), и о невыполнении Зеленским других своих предвыборных обещаний. Он только про мир в Донбассе не упоминал, выступая с классических позиций сторонников майданного путча. Так что ему даже «пророссийскость» вменить крайне сложно.

Возможно, действия мэра Черкасс действительно вызваны каким-то «спором хозяйствующих субъектов», но это не конфликт «маленьких магазинов» с «Эпицентром». Это даже значительно больше, чем наезд на владельцев «Эпицентра». Для того, чтобы пригрозить сопротивлением беспомощному Зеленскому, много ума не надо. Президент всё равно не способен реализовать свои угрозы. Но вот для игнорирования угроз Авакова необходимо либо полностью атрофировавшееся чувство самосохранения, либо мощная поддержка.

Министр внутренних дел Украины не привык заморачиваться такими мелочами, как требования закона. Он сам решает, что законно, а что нет. При этом он опирается на серьёзную силу — около трёхсот тысяч «штыков» в составе Национальной полиции, Национальной гвардии и нацистских незаконных вооружённых формирований, подконтрольных Авакову. Если он отдаст приказ об аресте мэра Черкасс, его есть кому выполнить.

Другое дело, если Аваков знает, что силовая операция встретит силовой отпор. Даже если сопротивление в Черкассах удастся быстро подавить, это будет первый случай переноса гражданской войны из «пророссийских» в «проукраинские» регионы, первое вооружённое столкновение между силами Майдана, первый открытый конфликт между майданной центральной и майданной же местной властью.

Отдельную опасность представляет угроза мэра обратиться за помощью к другим регионам. Если он не блефует и может рассчитывать на поддержку хотя бы нескольких областных центров, атака на Черкассы может привести к утрате Киевом контроля над несколькими регионами сразу и началу «эффекта домино».

Сейчас не Зеленский, который ничего не решает и ничего не может, а именно Аваков стоит перед дилеммой:

1. Сделать вид, что ничего особенного не произошло, и МВД вообще не при чём. Это позволит спустить на тормозах черкасский конфликт, но покажет остальным регионам, что, если у Киева нет сил привести к послушанию даже одного мэра не самого крупного областного центра, то их априори не хватит для противостояния коллективным согласованным действиям регионов. Власть начнёт перетекать на региональный уровень, а доступ к власти на Украине означает и доступ к и без того истощённым ресурсам. Потеряв возможность перераспределять в свою пользу национальные ресурсы, Киев потеряет всё, включая кредиты МВФ (фонду нет смысла финансировать тех, кто ничего не решает).

2. Попытаться подавить черкасский бунт силой, при реальной опасности нарваться на силовой же ответ. Даже в случае удачи внутренние и международные последствия для Киева будут серьёзными. Внутри страны появится очередной нелояльный регион (ещё вчера бывший полностью лояльным). Как показывают истории Днепропетровска, Харькова, Одессы, сталкиваясь с сопротивлением лояльных Майдану элит, центр до сих пор был вынужден идти на компромиссы. Но черкасские элиты слишком мелки в масштабах Украины. Компромисс с ними низводит киевские власти на уровень обычной дотационной области. Олигархи, контролирующие территориальные княжества в составе двух-трех областей, оказываются на порядок более влиятельными, чем формальная власть в Киеве. Конечный результат тот же, что и в первом пункте.

Не думаю, что такая вилка для Зеленского/Авакова возникла случайно. В последнее время центральная киевская власть сделала слишком много для реализации интересов Рината Ахметова. Всегда усиление одного олигарха (будь то Фирташ/Лёвочкин, Пинчук, Порошенко, Коломойский или Ахметов) вызывает сплочение против него остальных олигархических семей и региональных элит. В лучшие времена Кучма и Янукович ещё могли позволить себе бороться против такого альянса. Хоть ни один из них не победил, но продержались оба достаточно долго, а поражение не было предопределено. Но уже со времени президентства Порошенко стало ясно, что концентрации в руках одного олигарха всей государственной власти больше недостаточно для успешного сопротивления олигархическому альянсу.

Порошенко сумел досидеть до конца своего президентского срока только потому, что находившиеся у власти в США демократы считали, что им невыгодно отказываться от легитимированного президента Украины в пользу очередного путча (мол, можно потерпеть и переизбрать в нужный срок). У Трампа же, которого демократы пытались отправить в отставку в течение трёх из четырёх лет его первого срока, до Украины и Порошенко просто руки не дошли.

О досрочной отставке Зеленского в Киеве не говорит только ленивый. Не знаю, зачем им это. Всем, включая каждую отдельную олигархическую семью, от этого станет только хуже, но пусть поиграют в своей песочнице, если им так хочется.

Черкасский бунт, чем бы он ни кончился, ослабляет позиции президента и центральной киевской власти, и бросает вызов Авакову. Диктатор, неспособный подавить сопротивление и заставить выполнять свои требования, — уже не диктатор, а такой же клоун, как его президент, только не профессиональный, а потому даже не смешной. Если он не может поставить на место какого-то мэра Черкасс, то как же он сможет защитить интересы Ахметова? А если он не сможет защитить интересы Ахметова, то не сможет быть полезным и любому другому олигарху. И зачем он тогда нужен?

Самое же главное, что если Киев пройдёт черкасский кризис без больших последствий, то те, кто его организовал, всё равно не пострадают и устроят что-нибудь похожее в другом месте, а потом в третьем. Последний ресурс Авакова — деолигархизация и открытая наци-полицейская диктатура. Не знаю, решится ли он на такой шаг, но если и решится, то условная стабилизация ситуации будет очень недолгой. Ресурсов-то всё равно нет. А потом станет хуже, чем было. У киевского режима просто нет хорошего выхода, и чем дольше он сумеет продержаться, тем страшнее будет его конец.

Ну, так и Бонапарт, начав в Тулоне, пришёл к Ватерлоо. А он один стоил больше, чем вся Украина со всеми своими олигархами и диктаторами (бывшими, настоящими и будущими).

Опубликовано

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеВторник, 05 мая 2020 14:39
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта