Menu
Login
  •  
  •  

Легкие прикосновения Афин. Нерукотворная святыня

  • Автор  Илья Платонов
  • Просмотров 1633

Вот вы скажите – какая связь может быть между бело-голубой занавеской из поезда  Луганда – Минск, компанией Nikon и дочкой немецкого миллионера?

- Самая прямая! – отвечу я, и буду, как всегда, прав.

 

 

А дело было так:

 

Весной 200* года, находясь в Афинах, я вдруг осознал себя великим фотографом и поспешил в магазин покупать  фотокамеру. Мой выбор пал на  Nikon D70, потому что к ней прилагался большой зум – объектив. А ещё –  двухсот семи страничная инструкция на английском языке. Я даже не стал её открывать…

 

А через месяц приключилась со мной такая история – я играл на флейте в районе метро Фисио, когда мимо меня прошла красивая стройная дама арийской внешности.

 

И не просто прошла, откуда–то сбоку она начала фотографировать меня точно таким же Никоном. Мне позарез нужна была информация о камере, и  я поспешил  познакомиться. Даму звали Ханна, и  она действительно оказалась немкой, дочкой миллионера – владельца заводов, газет и пароходов.

 

Она пригласила меня в гости, а я за компанию (и в качестве переводчика) взял с собой товарища – Славу Судакова,  гениального гитариста, химика, звукооператора, борца с тараканами - всего не перечесть. Слава  широко известен  как автор тараканьей ловушки - знаменитого «Стакана Судакова» (да, да, того самого стакана, про который я сочинил стихотворение!).

 

Ханна жила тогда недалеко от площади с волшебным названием Омония,  в сатринном пятиэтажном доме весьма необычной для Афин раскраски – бежевый с темно-красным.  Это дом мне был знаком. Несколько лет назад там случился пожар на четвертом этаже, и дом стоял в следах копоти. Я еще удивился нехарактерной  архитектуре с рядом голубеньких колонн вдоль всего пятого этажа.

 

Мы посидели полчасика в гостях, Ханна угостила нас чаем. По просторной пятикомнатной квартире носился веселый пес. И ему было от чего веселиться. Во время того самого  пожара, когда полыхал весь четвертый этаж, он догадался выпрыгнуть из раскрытого окна  горящей квартиры и упал на балкон Ханны, да так у неё и прижился.

 

Ничего нового про свой Nikon я так и не узнал. Зато Слава и Ханна  как-то неожиданно для меня поженились через несколько месяцев. И я был фотографом на той свадьбе.

 

Прошел год. У меня разыгралась ностальгия, и я засобирался на родину. Жил я тогда в Греции с фальшивым сирийским паспортом. И для посещения родной Каракозии мне необходима была виза.

 

Открыть  каракозскую визу было так же непросто, как каракозцу  шенгенскую! Кроме приглашения  требовалась справка о том, что приглашающая сторона сможет меня обеспечить на время всего пребывания.

 

Никто из моих друзей такую бумагу сделать не мог, ибо необходимая сумма была столь велика, что, наверное, её не нашлось бы во всей  Луганде.

 

Поэтому визу мне делала турфирма с небольшой переплатой, разумеется. И все равно приходилось ждать. В этот раз ожидание затянулось на несколько месяцев, и я уже начал терять надежду вновь увидеть любимый город. Раз в неделю я звонил в туристическую компанию, и каждый раз меня просили чуть подождать…

 

Как-то погожим весенним утром я шел по улице Апостола Павла  и еще издали услышал характерные гитарные переборы. Я подошел к Славе. Он как-то загадочно улыбался:

 

- Не знаю, откуда это появилось в нашей квартире, но вчера вечером  Ханна рылась в старых вещах и обнаружила… – тут Слава стал жестом факира вытаскивать из сумки какую-то белую полосу ткани.

 

Я даже подумал грешным делом, что это белый флаг капитуляции Германии, но нет, это был не флаг капитуляции.

 

Слава держал на вытянутых руках длинную занавеску, какие у нас бывают в поездах. Внизу неё было написано большими  синими буквами «ЛУГАНДА», ну а повыше, как и положено –  красовался мемориал «Чёрная могила», памятники павшим борцам революции,  этот знакомый с детства скорбящий орел со знаменем…

 

Я испытал сильный приступ эйфории, и вдруг понял, что виза уже открыта. Так и случилось.

 

Но самое загадочное в этой истории  то, что ни Слава ни Ханна никогда не были  в Каракозии, не имели знакомых и друзей из нашего славного города (кроме меня), никогда не ездили фирменными Лугандийским поездами и, разумеется, не воровали в этих поездах занавесок!

 

Поэтому  я стал считать эту занавеску обретенной свыше, и относиться к ней как к святыне.  Разве я не прав?

 

Читайте также:

 

Заключительную часть "Легких прикосновений Афин" писателя Ильи Платонова читайте в следующее воскресенье на сайте "Russian Athens"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email