Menu
Login
  •  
  •  

ВСТРЕЧА ПОСЛЕ СМЕРТИ

Наша газета уже писала Некоторое время назад о необыкновенной судьбе ветерана – бывшей военной радистке Вере Александровне Ивановой, которая сейчас живет в Салониках. О том, как она «убежала» от Василия Сталина и, как югославский маршал Тито стал «крестным отцом» ее сына. Однако, оказывается, Вера Александровна рассказала нам сначала далеко не все. Были в ее судьбе вещи еще более невероятные...

Уже после войны я какое-то время жила в Минске, продолжала свой рассказ Вера Александровна. Возвращаюсь однажды домой вместе с подругой, у меня мужа (мой первый муж был моряк) убили на фронте и у нее тоже – убили, вот идем обе и плачем. Прихожу домой, а в комнате какой-то полковник незнакомый сидит.

 

- А где вы видели своего мужа в последний раз?  – вдруг неожиданно спрашивает он. А уже три года прошло - в 1942 году его убили, мне «похоронка» пришла – за это время всякое могло случиться. Я пенсию только что за мужа за три года получила – целый чемодан денег. Но какие тогда это были деньги... На них моя мать смогла всего три килограмма сала купить.

- А где он похоронен? – спрашиваю. А полковник снова: «Вы хотите мужа увидеть?» - А я: «Да разве такими вещами шутят!?»

Села я около него и заплакала. И вдруг из-за занавески – голос: «Это я, Вера!» - Мой муж! Живой!!! Я тут же, где стояла, упала в обморок.

Когда пришла в себя, мой Миша рассказал о том, что с ним случилось. Он был мичманом, мы познакомились в станице Крымской, где стояла наша часть и там же поженились. Ему было тогда 19, а мне – 18 лет. Угощение на фронтовой свадьбе было – пол-литра спирта!

Миша мой, его фамилия была Негреба, - красавец, героический моряк. поздравлен и награжден орденом Ленина, за то что в Одессе взорвал немецкий штаб и добыл важные документы. О нем Леонид Соболев знаменитую книжку написал «Морская душа».

Как я потом узнала, Мишу послали в Севастополь, выбросили там, наверное, с десантом и он попал в немцам в плен. Очутился он в концлагере Маутхаузен, где его уже в конце войны и в самом деле похоронили – бросили в яму вместе с другими покойниками и хлоркой засыпали. Но тут в лагерь вошли американцы, смотрят: рука из ямы торчит и шевелится! Значит, живой! Достали советского мичмана, а точнее, то, что от него осталось, – весил тогда он всего 39 килограмм, - отмыли от хлорки. Так мой Миша остался жить, но шесть месяцев провалялся в госпитале.

Написать он мне не мог, во-первых, потому, что не знал моего адреса, а во-вторых, ему пришлось скрывать, что он был в плену. Ему сделали бумаги, что он якобы находился в Трудовой армии. Вы же знаете, как тогда с теми, кто вернулся из плена поступали – прямиком в другие лагеря, уже в сибирские... Написал он тетке, которая жила в Сумской области, а та написала матери, так меня и нашел.

Да, такая вот история... Убитый муж живым оказался. Только потом, вздыхает Вера Александровна, мы с моим Мишей - он умер несколько лет назад - разошлись. Грустная и драматическая для меня была история, не хочу я об этом сейчас...

Потом Вера Александровна, как мы уже писали, долгое время жила и работала в Ташкенте, вышла там за политэмигранта-грека, с которым приехала в Салоники. Второй ее муж тоже уже умер. Живет она сейчас «в греках» одна. Есть у нее сын, Гена, он окончил Восточный факультет, работал доцентом, а сейчас – на пенсии в Ташкенте.

В разговоре с нами Вера Александровна привела новые подробности своих встреч с Василием Сталиным, о которых мы уже тоже писали. Оказывается, отпрыск «отца народов» вел себя грубо, вызывающе и не терпел отказов. Когда юная Вера спросила, кем же она будет работать в штабе, куда он хотел ее перевести, ведь она же радистка, он ответил, что приказы командиров на войне не обсуждают.

- Будешь полы мыть, если прикажут! – заявил Василий, который ( тот ) практически всегда был сильно пьян.

А когда я отказалась, то вызвал адъютанта и приказал снять лычки и посадить меня на 10 суток на гаупвахту. Сын Сталина не представился и Вера представить себе не могла, как рискует.

Спасло наивную радистку то, что как раз в этот момент в комнату вошел ее командир, майор Ефименко. Мне приказали выйти, а потом Ефименко вышел и вынес мне мои петлицы и ремень.

- Ты знаешь, кто это был? – спрашивает. – Сталин!

Майор объяснил, что он сказал Василию, что я уже замужем и даже беременна.

- Как беременна? – возмутилась я. – Как замужем?

- Да ты не волнуйся, - успокоил меня майор. – Это я только для того сказал, чтобы он от тебя отстал...

Сейчас Вера Александровна живет только мыслями о сыне.

- Каждый его приезд в Грецию - для меня огромная радость, - говорит она. – Ведь трудно мне одной, хожу плохо, иной раз хлеба некому принести. Огромное спасибо российскому консульству в Салониках, я на них прямо молюсь! Регулярно меня навещают, не забывают. Только вот хотелось бы, чтобы сын тут подольше жил, а то ему дают визу только на один месяц. А вот если бы дали на три...

Такой вот мечтой живет сегодня ветеран войны, орденоносец Вера Александровна Иванова. Мы рассказали о ее просьбе генеральному консулу Узбекистана в Греции г-ну О.Саидикрамову. Он обещал помочь, сделать все возможное. Может и те наши читатели, которые живут в Салониках, будут иногда навещать ветерана. Может, кто живет рядом? Не забывайте тех, кто спас мир от коричневой чумы! Помогайте им, поддерживайте, это – наш с вами долг.

Владимир Малышев

Газета "Русская мысль Афины инфо"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 07 июля 2010 16:50
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email