Menu
Login
  •  
  •  

Моя жизнь в Греции похожа на сиесту…

  • Автор  Надежда Ширинская
  • Просмотров 2101
Моя жизнь в Греции похожа на сиесту…

Столько ярких красок я не видела давно. Ее творчество также разноцветно в смысле направлений, жанров и стилей, многие из которых она просто выдумывает сама. Надеюсь, вам тоже будет интересно познакомиться с героиней портала «Окно в Россию» Антониной Свалбонене, которая с удовольствием творит сейчас под ярким небом Греции…

- Я только что познакомилась с Вашим творчеством, и Вы сегодня принесли мне весну – солнечную и цветущую. Признаюсь, и сама люблю все яркое, красивое, сочное. Вы в жизни такая же, как и в тех работах, которые я видела?  

- Да, думаю, в жизни я такая же. Вот сейчас сижу дома в ярко-красном халате. Наверное, это меня как-то характеризует.  

- Кроме ярко-красного халата, Вас должно окружать что-то ярко-зеленое, желтое, оранжевое, синее… Антонина, скажите, а где надо родиться, чтобы с детства впитать в себя всю эту красоту? 

- Я родилась в Кишиневе. Мама моя художник, папа архитектор. Так что у меня изначально художественная семья. Родители у меня люди интересные. Мама рисовала трёхтомник "Незнайки", который продавался и в Москве, и по всему Союзу. А папа сейчас преподаёт в Москве архитектуру в строительном колледже, и его очень любят ученики. Он педагог от Бога. А прожила я в Кишиневе до 23 лет. Потом вышла замуж и уехала в Грецию.  

- Судя по фамилии, Ваш муж далеко не грек.  

- Муж у меня литовец, но родился тоже в Кишиневе. Потом он жил в Литве, а с 16 лет - в Греции. Как-то он приехал к своему папе в Кишинев, и мы познакомились. Сейчас живем под Афинами в городе Порт Рафти, тут у нас море совсем рядышком.  

- Глядя на Ваши работы, у меня создалось впечатление, что Вы ни секунды не сидите без дела - у Вас такое количество самых разнообразных картин! Когда начало проявляться Ваше творчество?

 

© Фото из личного архива Антонины Свалбонене "Матрешка, фото на паспорт"

 - Я вообще с детства непоседливая, и сейчас пожинаю плоды - у меня точно такая же дочка. Теперь я понимаю, как трудно было моей маме! Мне постоянно хотелось что-то делать - и рисовать, и петь, и плясать. Это у меня такой характер - изначально, от рождения.  

- А как выкристаллизовывались Ваши направления в творчестве?  

- Во-первых, так как мама художник, ее работы на меня очень повлияли. Она пишет в стиле наивной живописи, и одно время я тоже писала в этом стиле. Но я до сих пор себя ищу. Только этим летом вдруг начала делать графику, потом это перешло на холст, и стало больше походить на графику поп-арт. Я пишу то, что мне хочется, и не придерживаюсь одного стиля. Считаю, что, с одной стороны, это плохо, а с другой - не могу по-другому. Мне хочется все попробовать. А плохо потому, что у художника должен проявляться какой-то стиль, если он хочет на самом деле добиться каких-то художественных высот.  

- Про высоты мы еще поговорим. А сейчас скажите, помните ли Вы свои впечатления от первой встречи с Грецией?  

- Первые впечатления помню очень хорошо - это были мандариновые деревья в городе. Я приехала в январе, в Кишиневе был снег. А тут тепло, мандариновые деревья все зеленые. Это и были мои первые впечатления. Конечно, за эти годы было разное, и все это мы прошли вместе с мужем. Дочка здесь родилась… Но меня очень тянет в Кишинев. Все мои друзья остались в этом городе. Я даже на расстоянии занимаюсь общественной деятельностью в Кишиневе.  

- Как это?  

- У меня есть группа, и мы восстанавливаем Кишинев. Стараюсь вдохновить людей, чтобы наш Кишинев расцветал и, конечно, стараюсь туда почаще приезжать – как только позволяют деньги. 

- Кстати, а деньги откуда берутся? У Вас муж такой интересный, он, чем занимается? 

- Муж у меня программист. От искусства он далек, поэтому мы абсолютно две разные половинки: он – техническая, а я - творческая. Хотя, наверное, я не права. На самом деле он человек творческий, но в своём математическом мире. Он изобретатель - изобретает всякие машины. Сейчас, например, делает трёхколёсный электрический мотоцикл. А еще он помогает мне делать фотографии. 


© Фото из личного архива Антонины Свалбонене "Новогоднее настроение"  

- А что за фотографии? Вы ведь с ними что-то еще делаете?  

- Это художественное фото – я их обрисовываю. Иногда рисую эскиз, иногда сразу в голове что-то рождается, и мне нужно это сразу сделать. Не сделаю, отложу на потом – ничего уже не получится. Вы говорите, у меня очень много всяких работ. На самом деле -  это маленькая часть того, что у меня сидит в голове.  

- А к Вам должна прийти муза и пощекотать, чтобы Вы начали что-то творить?  

- Обязательно. Без этого никуда. Мне может дать вдохновение одно слово, если оно будет вовремя сказано, а так же чувства. Это может быть любовь или ненависть, грусть или радость. Это могут быть стихи на картину - мою или чужую, это могут быть картины, написанные на стихи. Многие художники из себя вытаскивают вдохновение - садятся рисовать, даже если не хочется. Я так не делаю. Поэтому, наверное, у меня меньше работ, чем может быть. Зато я точно знаю, что все это от души. Иногда песни не пишутся по два года, и я их не призываю. Пару раз садилась писать, потому что "надо" было, и выходила ерунда. С картинами или фотками то же самое. Так что "свободный художник" это точно обо мне.  

 - У вашей дочки прекрасный возраст – четыре года. Она вдохновляет Вас на какое-то творчество? 

- Она дает мне идеи. Когда она была поменьше, я даже давала ей писать акриловыми красками, а потом сверху что-то дорисовывала. Была парочка таких работ. На самом деле, она у меня очень заводная, сейчас ходит в садик, и у меня есть больше возможностей что-то делать. А когда она дома, приходится только ею и заниматься. Но дочка у меня - творческий ребенок.  

- А как у Вас с греческим языком? Выучили?  

- Да, я говорю по-гречески. Не могу сказать, что очень хорошо, потому что не ходила на курсы. Учила через друзей по чуть-чуть. Зато дочка у меня знает три языка - литовский, русский и греческий.  

- А как же молдавский?  

- Мы в семье по-русски говорим, а по национальности у меня винегрет получается. У меня больше всего украинской и польской крови. Мама родилась на Сахалине, папа на Украине. А у моей дочки еще и литовские корни прибавились, а бабушка мужа из Сибири. Так что - двойной винегрет получается…  

- Скажите, Антонина, Ваша жизнь в Греции из чего состоит? Как Вы живете, чем занимаетесь, куда ходите, что видите?  

- На самом деле, меня тянет в Кишинев, потому что моя жизнь в Греции похожа на сиесту. Не могу сказать, что хорошо устроилась, потому что по характеру мне, наоборот, нужно кипение, бурление. Но мы живем в небольшом городке, водить машину я не умею. Поэтому все, что я делаю, я делаю дома: картины, музыку, песни. Куда мы выходим? Иногда выходим в какой-то греческий ресторанчик, с друзьями встречаться. Кстати, мне нравится встречаться с нашими соотечественниками. Нельзя сказать, что меня пугает другой менталитет. Но то, что мы выросли на одних мультиках, на одних фильмах и песнях, нас очень сближает. Мы часто собираемся у кого-то дома, поем под гитару. И это мне нравится.  

- А Вы привыкли к греческой кухне? Или у вас в еде такой же молдавско-греческо-русский винегрет?  

- Так как муж у меня советского разлива, то он привык к нашей кухне, общенациональной. Но и греческие блюда тоже, конечно, готовлю. В этой области я вполне ассимилировалась.  

- Скажите, а какое впечатление на Вас произвела страна Греция. Ведь там сейчас кризис, какие-то свои сложности.  

- Греция у меня ассоциируется с чем-то солнечным, чуть-чуть ленивым, синим и с апельсинами. Это я уже про образы говорю. Синий цвет это, безусловно, море. Греция обволакивает меня. Мне здесь хочется лениться, как, наверное, и большинству людей, здесь здорово отдыхать, причем, отдыхать и телом и душой. Но когда ты здесь живёшь - отдых затягивается. Для меня лично это так. И, даже находясь в Греции, вся мои мысли, идеи, направлены на Кишинёв - мой любимый город. В Греции вкусные овощи-фрукты, приветливые люди, хотя и любят сплетни. Детей любят, традиции чтут, море тёплое и, в конце концов, здесь много солнца. Даже слишком много.  

Тут очень хорошо жить в преклонном возрасте. Лично я так подумала: я бы сюда приехала лет, может быть, в 60. Мне нравится, что здесь пожилые пары ходят в кафешки, держась за руки…  

- А все ли Вам нравится в людях, которые живут теперь рядом с Вами и среди которых живете Вы?  

- Греки мне нравятся, они доброжелательные. Но чтобы впустить в свою семью, - такого я не наблюдала. Не знаю, с чем это связано. У меня есть подружка-художница, она гречанка. Но мне кажется, что мы с ней сошлись, во-первых, потому что она тоже художница. А во-вторых, потому что все художники чуть-чуть чокнутые, как говорит мой муж.  

Думаю, что все связано с тем, где ты родился и вырос, какие у вас общие интересы. Ведь на них все и завязано. Почему мы встречаемся с нашими бывшими соотечественниками и нам весело? Потому что мы поем одни песни, у нас одни темы для разговоров, интересы, шутки. И тут дело даже не в языковом барьере. Вот греки, например, любят бузуки. А мне он не ложится на душу. Мне по душе русский рок.  

- А в чем Ваша чокнутость заключается, как считает муж?  

- Я думаю, в периодической спонтанности. Во внезапности и противоречивости. Если это касается чего-то серьезного, я обязательно подумаю, не наврежу ли другим людям своим поступком. А если знаю, что могу просто подурачиться, я это сделаю. Но кому-то это кажется чокнутостью.  

- Антонина, а как Вы знакомите со своим творчеством людей, которые живут вокруг?  

- Я рада, что есть социальные сети, Facebook, таким образом, и знакомлю. Кто-то приходит в гости, делала здесь несколько выставок. Мне, конечно, очень приятно, что люди видят живые картины. Ведь то, что на фотографии и то, что вживую - это две большие разницы, как говорят в Одессе. Картины нужно смотреть вживую.  


© Фото из личного архива Антонины Свалбонене "Неизвестный портрет Фриды"

- У Вас есть потрясающие фотографии, где Вы сами во всех лицах. Откуда это берется?  

- Это мне приходит образ. Делаю какой-нибудь макияж - я сама себе стилист, но фотограф обычно - мой муж. Я ему рисую маленький эскизик, как меня сфотографировать. Иногда он помогает выставить свет - техническая сторона у него получается лучше. А у меня художественная - я с фотоаппаратом не дружу, там какие-то циферки, и я могу только на кнопочку нажимать.  

- Антонина, а что Вы думаете о жизни вашей семьи в ближайшем будущем?  

- Я об этом думаю постоянно. Вы попали в точку с этим вопросом. Я не знаю, где мы будем жить, потому что меня тянет в Кишинев. Мой муж об этом знает, закатывает глаза постоянно, когда я ему начинаю говорить о Кишиневе. Это моя большая любовь - мой город. Но дочка Димитра вроде бы здесь ассимилировалась, ей нравится. Правда, детям везде нравится, где к ним хорошо относятся. Мужу нравится работа, и я рада, что он в данный момент дает мне возможность проявлять свою творческую стезю. И за это ему большой респект и уважение. А в дальнейшем мне, конечно, хотелось бы выставок, чтобы картины продавались, чтобы я делала фотографии и портреты на заказ. Хотя мне не нравится, когда мне говорят, что делать, я сама должна в душе это прочувствовать. Даже если картину заказывают, я не могу делать ее на заказ. Я должна ее пережить внутри.  


© Фото из личного архива Антонины Свалбонене "Портрет актрисы"

 Также и с песнями. Я себя на сцене чувствую очень легко, свободно, и мне бы хотелось почаще заниматься музыкой. Меня именно пряники и вдохновляют. Меня кнутом нельзя…  

Я знаю чётко, чего хочу, потому что думаю над этим каждый день. Я хочу вдохновлять людей на добро. Я хочу делать мир лучше, и начать со своего города Кишинёва. Я хочу петь почаще свои песни на сцене, потому что ощущаю себя музыкантом в первую очередь, хотя у меня нет образования, а музыка живет внутри. Но все эти желания нужно совмещать с семьёй, и я это чётко понимаю…  

Оригинал публикации: Окно в Россию  
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВторник, 18 марта 2014 21:53
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email