Menu
Login
  •  
  •  

Сражение за Крит — первое поражение Германии во второй мировой войне

Сражение за Крит — первое поражение Германии во второй мировой войне

В эти дни в Греции отмечается 75 годовщина сражения за Крит (20-31 мая 1941 г.), которое вошло в историю как первая в истории Второй мировой войны битва, в которой Германия получила серьезный отпор и понесла непредвиденно большие потери.

Действительно, в первые дни сражения немцы столкнулись со столь ожесточенным сопротивлением, что операция «Меркурий» (именно такое кодовое название было дано плану захвата острова немецкими стратегами) грозила обернуться первым, пусть и локальным, поражением Германии в войне. В историографии множество статей и монографий было посвящено истории сражения за Крит и оценке его итогов и значения. Тем не менее, вопросу о причинах, по которым британским и греческим войскам не удалось отразить немецкую агрессию на Крите, не было уделено достаточного внимания. Хотя в ряде работ британских и греческих историков дается подробный анализ просчетов британского командования в роковые часы сражения, этого явно недостаточно для понимания истинных причин поражения в этой битве. В данном обзоре мы обратимся к периоду подготовки Крита к обороне и посмотрим, какие просчеты, допущенные при ее организации, привели к роковым для Греции последствиям.

Первые конкретные меры по обеспечению безопасности Крита, британское командование приняло в конце октября 1940 г., сразу после начало итало-греческой войны. 31 октября британцы привезли в Суду (крупнейший порт на северном побережье Крита) 20 зенитных установок и несколько пушек, в тот же день на остров пребыли первые специалисты по военной технике. С самого начала итало-греческой войны (28 октября) английские военные корабли получили право пользоваться критскими портами. Но только в последнем месяце 1940 года британское командование начало планомерные работы по превращению Крита в бастион Британской империи на Средиземном море.

В декабре 1940 г. основные работы по укреплению обороны Крита велись на северном побережье острова в районе Суды и Ханьи. Подполковник Клаусон, ответственный за обустройство Суды, которая должна была стать основным морским портом Крита, сообщал в своем отчете о предпринятых работах, что греки начали строительство жилья для британских войск, починку старых дорог и строительство новых. Каждый грек, занятый на работах, получал зарплату от 7.500 до 10000 драхм в месяц (15-20 фунтов стерлингов, для греков сумма существенная). Все работы велись исключительно на добровольных началах, ни о какой мобилизации труда не было и речи. В связи с низким жизненным уровнем на острове желающих работать оказалось достаточно много, однако англоговорящих греков практически не было, что неизбежно создавало значительные трудности в проведении работ. Клаусон обращал внимание также на то, что критская местность была крайне тяжелой для строительства оборонительных сооружений. Во-первых, в условиях горной местности всегда сложнее строить дороги, чем на равнинах. Во-вторых, на холмах окружающих Ханью и Суду, располагались оливковые и цитрусовые плантации, которые приходилось вырубать для того, чтобы строить дороги. Это вызывало недовольство греческого населения, которому приходилось компенсировать причиненный ущерб. В-третьих, на протяжении всего декабря и большей части января на Крите не переставая лили дожди, что также затрудняло проведение вышеуказанных работ. Наконец, итальянские бомбардировщики периодически совершали налеты на Крит. В начале января, например, когда на остров в районе Ханьи был выгружен значительный контингент британских войск, итальянское командование начало бомбить основную дорогу, идущую вдоль северного побережья Крита, вследствие чего британцы были вынуждены рассеяться по близлежащей местности. Солдаты, таким образом, оказались вдали от базовых складов и без продовольствия. Добраться до штабов было крайне затруднительно из-за плохой погоды. В таких условиях британские штабы на Крите не могли эффективно действовать. Единственным способом избежать подобной ситуации, было наладить коммуникации, по крайней мере, в важнейших стратегических районах острова. Однако уже в январе 1941 отмечается нехватка инженеров, которые должны были руководить дорожными работами. Кроме того, крайне тяжелой была ситуация с грузовым транспортом, необходимым для перевозок строительного материала. Когда необходимо было разгружать корабли, прибывавшие в Суду, грузовики отбывали в порт, и на это время все строительные работы замораживались.

В середине января начала сказываться нехватка рабочих рук. Греки могли выполнять только самую простую, малоквалифицированную работу. В начале февраля выясняется, что для строительства всех запланированных дорог нет ни времени, ни средств, ни рабочей силы. Решено было сконцентрироваться на строительстве госпиталя для раненых британских солдат, бараков (каждый - на 10 солдат) и дороги вдоль северного берега залива Суды. Тем не менее, было совершенно очевидно, что для успешного отражения возможной агрессии Криту понадобятся гораздо более развитые коммуникации. Дело в том, что в начале 1940-х гг. еще не существовало единой дороги вдоль северного побережья Крита, которая бы соединяла Ханью, Суду и Ретимно. Т.е. дорога шла от Ханьи на восток до местечка Каливес и там прерывалась. Далее, немногим восточнее Каливес, дорога возобновлялась в районе деревни Драпано и уже оттуда шла до Ретимно. Соединив Каливес и Драпано, англичане получили бы дорогу, по которой можно было в считанные часы перебросить войска из Ретимно в Ханью и наоборот. Однако реализация этого проекта была отложена на неопределенный срок по все той же причине нехватки ресурсов. В результате сообщение между Западным и Восточным Критом было налажены крайне плохо. Как мы позже увидим, во время сражения за Крит именно из-за слабо развитых коммуникаций немцам сравнительно легко удалось полностью перекрыть все пути от Ханьи к Ретимно с одной стороны, и от Ретимно к Ираклиону, с другой, тем самым полностью блокировав британские и греческие войска, дислоцировавшиеся в Ретимно.

 

Британские экспедиционные силы на Крите, как уже отмечалось, нуждались в дополнительном грузовом транспорте. Во второй половине февраля 1941 г. местная администрация прибегла к реквизиции всего тяжелого транспорта, который имелся на Крите, однако получила только 8 грузовиков. Почти все критяне, располагавшие грузовиками, прятали их от властей. Грузовиков не хватало даже для разгрузки кораблей, не говоря уже о строительных работах.

В западной части Крита ситуация с коммуникациями была настолько сложной, что строительство новых дорог могло быть осуществлено только за длительный промежуток времени. Поэтому британское командование сосредоточило внимание на реконструкции портов, прежде всего, Ираклиона. В Ираклионе строительные работы велись достаточно успешно и к маю 1941 г. этот город наряду с Судой стал крупнейшим портом на Крите, используемым британскими военно-морскими силами.

Укрепление района Суды и Ханьи, тем временем, шло крайне низкими темпами. Одной из важнейших задач британского командования было обеспечить противовоздушную оборону местности, однако, как писал У. Черчилль, «снабдить гавань более мощными зенитными орудиями можно было бы лишь в ущерб удовлетворению других, еще более неотложных нужд. Командование на Среднем Востоке не смогло также изыскать на месте или где-либо еще рабочую силу для расширения аэродромов». К 21 марта важнейшая в стратегическом отношении дорога Суда-Ханья оставалась в очень плохом состоянии, и ее реконструкция только начиналась, дорога Каливес-Дрепано по самым оптимистическим прогнозам могла быть достроена лишь к концу июня, новые попытки реквизировать гражданский транспорт не принесли никакого успеха. У. Черчилль отмечал также, что британское командование не позаботилось о том, чтобы «создать на южной стороне острова, в Сфакионе или Тимбакионе, если не гавань, то, по меньшей мере, высадки, и построить оттуда дорогу к заливу Суда и аэродромам, что позволило бы посылать на западное побережье Крита подкрепления из Египта». Впоследствии, в последние дни Критского сражения, отсутствие порта на юге Крита существенно затруднит эвакуацию британских и имперских войск с острова.

Таким образом, к марту 1941 г. Крит был далек от того, чтобы стать неприступной крепостью. Однако весной 1941 г. британское командование ускорило темпы по укреплению своих позиций на Крите, что объяснялось существенным изменением международной ситуации на Балканах и в Восточном Средиземноморье.

В Афинах тем временем на должность премьер-министра был назначен Э. Цудерос. Как отмечал П. Папастратис «главная причина назначения Цудероса на пост премьера состояла в том, что, критянин по происхождению, он мог успешно подготовить эвакуацию греческого правительства на Крит». Таким образом, уже в середине апреля было решено, что король Георг II и греческое правительство продолжат свою деятельность на Крите. 23 апреля Георг II в своем обращении к греческому народу подтвердил, что «греческое правительство уезжает из Афин на Крит, где всеми силами будет продолжать борьбу». Однако еще не было ясно, станет ли Великобритания оборонять остров или эвакуирует все экспедиционные войска в Египет. На переговорах с Папагосом главнокомандующий британскими вооруженными силами на Ближнем Востоке Арчибальд Уэйвелл одобрил план эвакуации греческого правительства на Крит, но ни слова не сказал о том, станет ли Великобритания участвовать в битве за Крит и каковыми будут масштабы этого участия. Уэйвелл всегда выступал против намерения У. Черчилля оказать помощь Греции. Участие же Великобритании в обороне Крита Уэйвелл считал бессмысленной военной авантюрой, которая приведет к значительным потерям и ослаблению британских позиций на Ближнем Востоке. Тем не менее, Черчилль настоял на том, чтобы значительная часть британских, новозеландских и австралийских войск, эвакуированных из Греции, была доставлена на Крит (25850 человек из 50.662).

Вместе с британскими и имперскими частями на Крит были отправлены немецкие и итальянские солдаты, захваченные в плен во время греческой кампании. Итальянские военнопленные, размещенные на Крите, находились в привилегированном по сравнению с немцами положении: помимо продуктового довольствия они ежедневно получали сигареты и табак. Немецкие солдаты были лишены этого права в связи с ухудшением положения британских военнопленных в Германии. Военнопленные, привезенные на Крит, охранялись новозеландскими и греческими частями. Бригадир новозеландской дивизии докладывал в штаб о том, что «пленники находятся в лучших условиях, чем их греческая охрана. Им разрешено работать на соседних греческих фермах и в целом они зарабатывают больше денег, чем те, кто их охраняет».

Внутриполитическая ситуация на Крите в феврале-мае 1941 г. была крайне напряженной. После смерти Метаксаса вся полнота власти на острове сосредоточилась в руках его ставленников Маниадакиса и Диакоса, продолживших политику диктатора. Британский вице-консул в Афинах Т. Боуман писал, что на Крите зреет недовольство политикой Маниадакиса, что могло негативно сказаться на подготовке острова к обороне. В середине апреля 1941 г., когда перед греческим правительством стоял вопрос об эвакуации на Крит, Боуман предупредил Георга II, что ситуация на Крите станет взрывоопасной, если Маниадакис немедленно не покинет остров. Королю пришлось не только сместить Маниадакиса, но и принять ряд мер по умиротворению населения. После пяти лет репрессий в армию были возвращены генералы, поддерживавшие ранее Э. Венизелоса. Однако этого явно было недостаточно. Папастратис отмечал, что «критяне настаивали на немедленном и полном восстановлении конституционного порядка... Король и Цудерос не могли на это пойти т. к. понимали, что возобновление действия конституции неизбежно поставит под вопрос легитимность назначения Цудероса на пост премьер-министра». Кульминацией противостояния между греческим правительством и населением Крита стало убийство генерала Папастергиона, командующего греческой дивизии на Крите. После его гибели греческие части оказались лишены единого командования. Дивизию Папастергиона (12 тыс. человек) разделили на 12 батальонов по 1 тыс. человек каждый и передали в ведение британскому командованию. Вся ответственность за оборону острова, таким образом, была возложена на англичан. К середине мая, когда участились налеты немецких бомбардировщиков и уже ни у кого не оставалось сомнений в том, что германское командование предпримет вторжение на о. Крит, внутриполитическая ситуация на острове несколько стабилизировалось и вопрос о политическом режиме отошел на второй план. Тем не менее, противоречия разрешены так и не были. На это указывает тот факт, что правительство Цудероса не решилось провести мобилизацию всего мужского населения Крита для оказания отпора фашистским агрессорам, опасаясь, что данная мера вызовет массовое народное возмущение. В результате с греческой стороны в Критском сражении приняли участие лишь 12 тыс. человек, т.е., греческие подразделения численно намного уступали британским и имперским войскам. Из всех политических сил только Коммунистическая партия Греции (КПГ) выдвинула идею всеобщей мобилизации критян. 16 мая КПГ обратилась к населению острова с призывом сплотиться вокруг греческого правительства и оказать совместный отпор германскому вторжению. Такое обращение было особенно актуальным ввиду того, что король Греции Георг II и правительство были крайне непопулярны на Крите.

В последнюю неделю апреля британское командование получило точные разведывательные данные о предстоящем нападении на Крит. При этом стало ясно, что основной удар будет нанесен с воздуха. Генерал Фрейберг, командующий новозеландской дивизией на Крите, писал Уэйвеллу: «Сил находящихся в нашем распоряжении совершенно недостаточно, чтобы отразить предполагаемое нападение. Если число истребителей не будет значительно увеличено и не будут выделены военно-морские силы для борьбы с морским десантом, я не смогу удержаться с помощью одних только сухопутных войск, которые в результате кампании в Греции лишены сейчас всякой артиллерии, не имеют достаточно шанцевого инструмента, располагают очень небольшим количеством транспортных средств и недостаточными запасами военного снаряжения и боеприпасов». Для того, чтобы успешно отразить налеты немецкой авиации и предотвратить высадку воздушного десанта, надо было, прежде всего, усилить противовоздушную оборону и разместить на аэродромах Крита значительную истребительную авиацию. Однако Великобритания располагала в данном регионе всего 36 самолетами, из которых половина нуждалась в ремонте. Безусловно, британское командование могло перебросить на Крит часть истребителей, находившихся в Египте, но Уэйвелл был категорически против любых попыток ослабить оборону британских колоний в Северной Африке. Уэйвелл рассчитывал укрепить оборону за счет наращивания военно-морских сил у берегов острова и увеличения численности британских и имперских войск на Крите. Как показал дальнейший ход событий, исход сражения за Крит решило соотношение сил в авиации.

9 мая в порт Суда прибыли корабли с новозеландскими войсками численностью 1946 человек, 14 мая на Крит было привезено еще 1975 новозеландцев. Помимо британских, австралийских и новозеландских подразделений в критской экспедиции участвовали также мальтийцы и киприоты (75 человек). К началу Критского сражения численность союзнических войск достигла более 42 тыс. человек (30 тыс. англичан, новозеландцев и австралийцев, 12 тыс. греков). Но превосходство в сухопутных силах при фактическом отсутствии авиации было сомнительным достижением британского командования.

В конце апреля - начале мая работы по подготовке Крита к обороне шли полным ходом. 8 мая британские офицеры были проинформированы о том, что Гитлер планирует воздушно-десантную операцию на Крите. Предполагалось, что британским, имперским и греческим войскам будет противостоять не менее 5 тыс. немецких парашютистов. В конце апреля Крит был разделен на четыре сектора обороны: Ираклион с близлежащей местностью, сектор Ретимно, район вокруг порта Суда и аэродром Малеме. В каждом из секторов организовывался отдельный штаб командования. При этом наиболее стратегически важными опорными пунктами на острове признавались порт Суда и аэродром Малеме. В каждый из указанных секторов направлялось несколько греческих батальонов (6 в Ретимно, 3 в Ираклион, 2 в район Суды, 1 в Малеме). Польский военный историк Тадеуш Равски отмечал, что Уэйвелл располагал несколькими английскими, новозеландскими и австралийскими дивизиями (6 и 9 австралийские, 2 новозеландская, 6 английская, 7 бронетанковая), однако ни одна из них не приняла участие в битве за Крит в полном составе. В результате имперские войска решено было распределить по секторам по национальному признаку: Ретимно защищали австралийские части, Ираклион - австралийские и английские, Малеме - новозеландские подразделения, Суду и Ханья - английские и новозеландские войска. Несмотря на то, что оборона аэродрома Малеме была приоритетной для британского командования, когда началась Критская битва, выяснилось, что его защищала лишь немногочисленная новозеландская 5-ая бригада. Остальные части дислоцировались восточнее аэродрома и не смогли своевременно оказать поддержку 5-ой бригаде.

Крайне тяжелой была ситуация с вооружением. Черчилль вспоминал, что «в течение второй недели мая германская авиация, действуя со своих баз в Греции и на островах Эгейского моря, установила, по существу, дневную блокаду Крита и наносила урон всем судам, особенно на северной стороне, где находились все гавани. Из 27 тысяч тонн жизненно важного вооружения, посланного на Крит в первые три недели мая, удалось выгрузить менее 3 тысяч тонн. Остальные пришлось вернуть обратно, причем было потеряно свыше 3 тысяч тонн». Кроме того, к началу сражения за Крит так и не удалось решить проблему коммуникаций: сектора Суда, Ретимно и Ираклион фактически были оторваны друг от друга.

Таким образом, к моменту высадки немецких десантников на Крит, остров не был достаточно подготовлен к обороне. Не были налажены коммуникации между ключевыми городами и опорными пунктами союзного командования. Прибрежные города Крита не были превращены в современные гавани для захода британских кораблей. На острове катастрофически не хватало зенитной артиллерии для отражения удара с воздуха. Не была проведена мобилизация местного населения, которая бы позволила удвоить численность союзнических войск. Все эти недостатки в организации обороны объяснялись не столько объективными факторами (нехватка материальных и людских ресурсов), сколько позицией британского руководства, которое до последнего момента не принимало стратегического решения о защите Крита. Именно просчеты, допущенные при организации обороны Крита, в конечном счете, способствовали успеху немецких войск в операции «Меркурий». И этот факт нам представляется особенно важным, т.к. сражение за Крит, в отличие от многих предшествующих эпизодов Второй мировой войны, было той битвой, которую можно было выиграть.

Материал подготовлен к.и.н. Квашниным Ю.Д. на основе документов Российского государственного военного архива (Ф. 1378, оп. 1. «Британские экспедиционные войска на о. Крит. Штаб». Д. 964, 1019-1029, оп. 2, д. 76, 97.)
Данный материал предоставлен Греческим культурным центром (г.Москва)
На фото: г.Ханья в руинах. 2/6/1941

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСуббота, 21 мая 2016 22:50
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email