Menu
Login
  •  
  •  

Понтийские греки в воспоминаниях первого советского посла в Турции

  • Автор  Василий Ченкелидис
  • Просмотров 3621
Мемориал Мустафе Кемалю и его соратникам на площади Таксим в Константинополе Фото: Василий Ченкелидис Мемориал Мустафе Кемалю и его соратникам на площади Таксим в Константинополе Фото: Василий Ченкелидис

В конце 1921 года в Турцию прибыл Главком войск Красной Армии Украинской ССР М. В. Фрунзе. В Анкаре был подписан договор между Советской Украиной и Турцией. Период установления советско-турецких отношений на политическом и военном уровне описан в подробностях Семеном Ивановичем Араловым,

первым послом (полномочным представителем) Советской России в кемалистской Турции («Воспоминания советского дипломата, 1922 – 1923», автор С.И. Аралов, Москва 1960 г.).

В своих воспоминаниях Семен Аралов описывает свои контакты с понтийскими греками, регионом Понта и беседы с Михаилом Фрунзе. «Западные империалисты стремились овладеть богатым районом от Самсуна до Трапезунда и создать там некое «Понтийское государство», - отмечает начинающий советский дипломат в своей книге. Здесь же он приводит высказывание самого Фрунзе о «империалистической любви к древности». Фрунзе писал: «... Восстание, планомерно подготовлявшееся агитаторами и агентами из Стамбула (Константинополь) и Афин под фанатическим лозунгом создания Понтийского греческого государства, вспыхнуло в начале 1921 года. С появлением греческого флота у берегов Анатолии и получением при его посредстве военного снабжения, оно (восстание) разгоралось все больше и больше...». 

Национально-освободительное движение греков Понта было представлено кемалистами и советскими консультантами и дипломатами, как агрессия. Многовековые поработители  - турки, в их глазах были угнетенным народом. В таких условиях у понтийцев практически не оставалось шанса удержаться на родной земле. 


С.И. Аралов

Советская власть и Кемаль

Новые турецкие лидеры Мустафа Кемаль-паша, Исмет-паша и Февзи-паша с помощью советских консультантов начали собирать вокруг себя разрозненные отряды турецкой армии и бандформирования, тех кого позже советские историки назовут революционерами. После встречи с Чичериным и Лениным, Аралов направился на пормощь кемалистам. В напутственной речи Ленин заявил: «Конечно, Мустафа Кемаль-паша – не социалист, но, по-видимому, хороший организатор, талантливый полководец, ведет буржуазно-национальную революцию, прогрессивно настроенный человек, умный государственный деятель. Понял значение нашей социалистической революции и относится положительно к Советской России. ... Надо ему помочь, то есть помочь турецкому народу. Вот ваша работа. Уважайте турецкое правительство, народ, не кичтесь. Не вмешивайтесь в их дела. Англия натравила на них греков... Вам предстоит серьезная работа. Товарищ Фрунзе на днях выедет в Анкару от Украинской Республики. По-видимому, вы с ним встретитесь в Турции. – Помочь материально Турции мы сможем, хотя и сами бедны.  ... Турецкий народ будет чувствовать, что он не одинок. ... Избави бог вас от заносчивости». Аралов описывая этот момент подчеркнул некоторое замешательство Ленина при произнесении последней фразы: «В. И. Ленин при этих словах улыбнулся и сказал, что бог, конечно, тут ни при чем».


Михаил Фрунзе

Советское полпредство в Турции

В конце 1921 года весь состав полпредства РСФСР В Турции двинулся в путь из Москвы в Анкару. Пароход «Феликс Дзержинский» взял курс из Батуми в Самсун, где и состоялась встреча Семена Аралова с военным атташе РСФСР в Турции Звонаревым и представителем Советской Украины Михаилом Фрунзе. Семен Аралов ехал освобождать турецкий народ от греков. Картина, представшая перед ним, была ужасна, но это его не остановило. На трупах местного греческого населения была построена вооруженная до зубов Турция. Понтийцы были выбиты из родных домов, запуганы или уничтожены. 

В своих воспоминаниях Аралов отмечает: «Ведя на поводу лошадь, Фрунзе отошел в сторону от сопровождавших его аскеров (турецких солдат) и с большим возмущением рассказал, что видел множество валявшихся у дорог трупов зверски убитых греков – стариков, детей, женщин. Я насчитал 54 убитых ребенка, взволновано говорил он. – Греков гонят из мест восстаний, войны и дорогой убивают, а то они и сами падают от усталости, голода, и их так и бросают. Ужасная картина!».

Во время встречи с Михаилом Фрунзе в Самсуне Аралов подробно ознакомился с обстановкой в регионе. Фрунзе помог кемалистам организовать операцию по подавлению освободительного движения понтийцев и сам был в ужасе от результата: «Эти убийства, насилия, равнодушие к измученным, невинным людям недопустимы в стране, освобождающейся от империалистического гнета. Общественное мнение это осудит. Конечно главные виновники – империалисты Англии, Франции, султанское правительство. Это они заварили здесь кашу, выдвинули глупую затею – создать «Понтийское государство» и провокаторски толкнули на восстание греческое население».  Фрунзе несмотря на революционный фанатизм смог разглядеть в действиях турок преступления перед мирным населением.

Михаил Фрунзе восхищался и договором о дружбе и братстве подписанным между Украинской Советской Социалистической Республикой и Турцией. В беседе с Араловым Михаил Васильевич отметил значение деятельности большевиков для последующих поколений: «Знаете, наше поколение творит большое дело. Мы должны оставить нашим детям и внукам такое наследство, чтобы они, набравшись сил, знаний, легко двинули его вперед и создали коммунистическое общество, и чтобы на земле процветал вечный мир. Не правда ли? Мустафа Кемаль очень надеется на нашу помощь. Мы уже кое-что направили и направляем. Вы продолжите это дело».

Хавза – оплот понтийских партизан

Аралов и его полпредство под охраной турецких кавалеристов двинулись в сторону Анкары. Местами еще слышны были выстрелы, бои не умолкали. Как отметил  сам  полпред – Продолжалась эпопея «Понтийского государства».

С особыми зверствами кемалистов столкнулся Аралов в городе Хавза. В понтийских песнях, посвященных партизанской войне тех лет, этот город упоминается как плацдарм национально-освободительного движения. Оттуда спускались понтийские партизанские отряды, чтобы защитить свои семьи от бандформирований Топал-османа.

Отмечено было, что Кемалю долгое время пришлось «поработать» в Хавзе. Кемаль, как и ожидалось, перевыполнил план по уничтожению и в очередной раз изумил своего военного советника Фрунзе. В своих воспоминаниях Фрунзе описывает события, происходившие в десяти километрах от Хавзы: «Встретили небольшую группу греков, человек в 60-70, только что положивших оружие. Все истощены до последних пределов... Иные прямо похожи на скелеты. Вместо одежды на плечах болтаются какие-то лохмотья; на ногах у большинства нет даже тряпок. В середине группы – высокий худой священник в камилавке... Дует холодный ветер, и вся толпа, подгоняемая конвоирами-солдатами, вприпрыжку бежит к Хавзе. Некоторые, увидя нас, стали громко плакать, вернее выть, так как вырывавшиеся из их груди звуки скорее походили на вой затравленного зверя. Я немножко задержал группу, сопровождающий меня аскер приказал конвоирам, чтобы они не смели бить людей, и печальное шествие возобновилось...».

Продвижение вглубь Анатолии

Продвигаясь в глубь Анатолии по направлению к городу Мерзифунд, делегация Аралова натолкнулась на колонну пленных греков. Один из пленных начал кричать на русском языке, что ненавидит большевиков за то, что они за Кемаля. Озлобленность грека Аралов объяснил по-своему. Ему показалось, что так может вести себя только человек, потерявший поместье и богатство. Военный атташе Звонарев попытался даже объяснить кричавшему, что в Турции произошла справедливая революция. Из всего услышанного Аралов и Звонарев сделали вывод, озлобленный грек мог быть белогвардейцем, завербованным греческими «оккупантами». Белогвардеец, по их мнению, мог оказаться в Самсуне в рамках борьбы за «мифическое» Понтийское государство. По дороге в Анкару, длившуюся две недели, где бы ни останавливалась делегация, турки жаловались на греков. Рассказывали, как греческое общество «Понт» снабжало понтийцев оружием. Лицемерию угнетателей не было предела. Они стремились сохранить свое господство и после распада Османской империи. 

Встреча Аралова с Кемалем

По приезду в Анкару Аралов встретился с Мустафой Кемалем. Встреча состоялась 30 января 1922 года. Аралову необходимо было закрепить дружеские отношения с новой Турцией. Основная работа была проделана до него.

К осени 1922 года греческая армия была окончательно выбита из Малой Азии.  На Северо-Востоке Малой Азии, в Понте, уже были уничтожены 353 тысячи греков. Слова «эпопея», «мифическое», «глупая затея» в описании отражают отношение советских представителей в Малой Азии к возможному образованию Понтийского государства. Греки Понта не нуждались в том, чтобы кто бы то ни было наталкивал их на борьбу за освобождение своей Родины.

Понтийцам, выжившим в годы геноцида (с 1914 года) и остававшимся на родине, оставался ровно год, чтобы покинуть свои дома и потерять право на них по Лозанскому договору 30 января 1923 года.

Парадокс в том, что все материалы, приведенные в статье взяты из советских источников. Описывая события в Турции как революционные, и Фрунзе и Аралов, понимая или не понимая того, донесли до потомков понтийских греков и до всего человечества правду о геноциде. В какое светлое будущее верили эти люди, пересчитывая трупы детей на своем пути? Варварская сущность была прикрыта ликом добродетели. К сожалению, понадобилось около ста лет, чтобы маска была сброшена. Сколько лет понадобится на то, чтобы понтийские греки и греки всей Малой Азии были восстановлены в правах и заняли достойное место в истории.

Василий Ченкелидис, историк
Для сайта pontos-news.gr

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВторник, 17 ноября 2015 20:17
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email