fbpx

EN UA GR DE ES

Menu
Login

Неожиданное предложение России в адрес Турции против блока стран в Средиземноморье

Неожиданное предложение России в адрес Турции против блока стран в Средиземноморье

От России поступило предложение, способное разозлить такие страны, как Франция, Греция, Израиль, которым не нравится присутствие Турции в Средиземноморье, пишет турецкое издание Star.

«Взаимное сотрудничество в регионах Черного и Средиземного морей может стать новой страницей в наших стратегических отношениях», — отметил советник президента России Путина профессор, доктор Александр Дугин*.

Советник президента России Путина, профессор, доктор Александр Дугин заявил, что общие интересы Турции и России состоят в уходе Америки с севера Сирии и Ирака. По его словам, после того, как США покинут регион, Россия может признать Рабочую партию Курдистана (РПК) террористической организацией.

Советник президента, одна из ключевых фигур, формирующих внешнюю политику России, профессор Александр Дугин побеседовал с Сабри Ишбиленом (Sabri İşbilen) из «Дирилиш постасы» (Diriliş Postası). Он сделал важные заявления относительно саммита Эрдоган — Путин в Сочи, борьбы с РПК, доктрины «Голубая родина», признания Северного Кипра и попытки государственного переворота в Турции 15 июля 2016 года.

«Правители империй»

Сабри Ишбилен: 29 сентября в Сочи состоялась историческая встреча президентов Эрдогана и Путина. Что осталось за кулисами этой встречи? Как ее результаты отражаются на ситуации на местах?

Александр Дугин: Эта встреча действительно была очень важна, и надеюсь, это был важный поворотный момент в наших отношениях. Сегодня сложилась ситуация, когда все согласны с тем, что США после ухода из Афганистана не смогут быть ведущей державой в мире. Это означает, что однополярный мир при гегемонии Запада окончательно и необратимо подходит к концу, и возникает многополярный мировой порядок, в котором  Россия и Турция, Москва и Анкара, представляют два союза. Россия и Китай уже являются проверенным и организованным союзом, но я думаю, что Турция, Иран, Пакистан и другие страны исламского мира очень близки к созданию еще одного — исламского союза и Турция играет ведущую роль здесь. Эта многополярная встреча была, пожалуй, первым случаем в современной истории, когда российский и турецкий лидеры встретились не только, как руководители национальных государств, относящихся к разным блокам, а как, образно говоря, «два суверенных правителя империй».

«Россия — друг Турции»

— Президент Эрдоган сказал, что сотрудничество между Россией и Турцией в оборонной промышленности будет расширяться. Может ли идти речь о совместном производстве или передаче технологий, прежде всего по системам противовоздушной обороны, между двумя странами?

— Это уже происходит. Мы поставляем российские ракетные комплексы. Несмотря на все возражения США и НАТО, Эрдоган очень решителен в этом вопросе. Суверенная страна может проводить стратегические, военные операции с любым партнером, и никто не может помешать ей  выстраивать стратегические отношения с другими странами. Таким образом это сотрудничество и военная промышленность, а также поставка ракетных комплексов — это совместный проект, и наряду с развитием военной промышленности высокого уровня обсуждались вопросы, связанные с очень важными и продуктивными решениями. Думаю, Турция поняла, что она больше не может зависеть от какой-либо одной точки глобальной силы. Поэтому Турция, которая является членом НАТО, должна осознавать, что НАТО недостаточно.

Вообще НАТО, как такового, больше нет, потому что нет общего врага, как во времена холодной войны. Нет социалистического лагеря, нет единства среди западных держав, поэтому Эрдоган должен каким-нибудь образом сотрудничать с другими державами на региональном уровне, чтобы защитить право Турции на независимость и суверенитет, придать ей статус геополитического субъекта, а не геополитического объекта. Россия, будучи лучшим союзником в области военных технологий, является другом Турции и евразийской страной, поэтому, благодаря развитию отношений между Турцией и Россией в военной политике будет проделан еще большой путь. Развитие и расширение сотрудничества в области защиты суверенитета Турции, технологической и стратегической промышленности отвечает национальным интересам Турции.

«Мы можем предоставить новейшие вооружения»

— Америка, не продавшая систему противовоздушной обороны «Пэтриот» (Patriot) Турции, повысила планку угроз в связи с новым соглашением по С-400 с Россией. Какова точка зрения России на этот счет?

— Россия может заменить значительную часть оборудования НАТО и продолжит делать это, в случае запроса Турции. Я думаю, что Россия заинтересована не в том, чтобы контролировать Турцию, как США. А пытается помочь Турции обрести полную самостоятельность и военную независимость. Таким образом мы можем модифицировать некоторые важные элементы С-400. Может быть, даже можно говорить о новейших и последних вооружениях, созданных в России, для обеспечения безопасности Турции.

«Если Америка уйдет, РПК конец»

— Турция продолжает бороться с террористической организацией РПК в Сирии и Ираке. Америка, союзник Турции, продолжает поддерживать РПК оружием. РПК представляет большую угрозу и для целостности Сирии. Заняла ли Россия позицию против РПК?

— Думаю, это вполне возможно. Потому что теперь мы видим, что наши общие интересы с Турцией состоят в том, чтобы полностью устранить Америку из этого региона и пресечь пропаганду экстремистской организации со стороны США. Например, когда американские войска, войска НАТО покинут север Сирии, РПК потеряет все, что получает от США, и то же самое касается северного Ирака. Иными словами, когда американские военные остались там, мы сначала не смогли предотвратить это, однако прежде всего нам нужно избавиться от американцев в регионе. После этого, я думаю, Россия может сделать шаг в сторону Турции и признать РПК террористической организацией. РПК — террористическая организация, и она была основана на терроризме. РПК — не курдская организация, а только террористическое ответвление экстремистской организации.

«Признать ТРСК непросто»

— Ваш сигнал о том, что «Россия может признать Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК)», имел большой резонанс. Возможен ли прогресс в этом направлении за короткое время?

— Признать Республику Северного Кипра непросто. Так же, как Анкаре нелегко признать воссоединение России с Крымом. Здесь много обязательств и много ограничений. Несмотря на то, что Россия понимает Грецию, потому что очень близка к ней в религиозном отношении. Греция является частью НАТО и в этом смысле не независима. Однако Турция независима, и в этом контексте необходимо говорить с Турцией. Следовательно, это не выбор между Грецией и Турцией, а выбор между суверенным союзом многополярного мира, в который входит Турция Эрдогана, и страной, на долю которой приходится очень мало независимости в западноевропейском блоке. Так что проблема Кипра не в том, кто выберет Россию. Например, допустим, греки захотят попросить помощи у России. Они не вольны сделать это, поскольку определенным образом порабощены Европейским союзом. Турция, слава богу, не входит в Евросоюз. На мой взгляд, это основные рамки этой стратегической оценки, однако мы должны начинать с разговора о евразийском альянсе и представления проекта «Голубая родина». Мы должны рассматривать признание Северного Кипра и воссоединение Крыма с Россией в более широком контексте. Это не должно превращаться в сделку в духе «мы признаем Кипр, а вы признаете Крым», не должно так выглядеть. Нам нужно лучше понимать друг друга, рациональные основы нашей политики. В этом смысле нам нужно подготовить будущие пути. Прежде всего Северный Кипр должен быть помещен в регион «Голубая родина», в рамках стратегии Турции в Восточном Средиземноморье, и я думаю, что это хороший старт для подготовки будущих шагов в этом направлении.

«Я знал, что будет переворот»

— Вы говорили, что сообщили Анкаре о попытке государственного переворота террористической организации фетхуллахистов 15 июля 2016 года за день до нее? С кем вы разговаривали 14 июля?

— Это довольно сложный вопрос. Уничтожение российского самолета в ноябре 2015 года было своего рода провокацией, нацеленной на разрыв отношений между Россией и Турция, я в этом уверен. Есть много вопросов, подтверждающих это. Я был вовлечен в эту ситуацию. Я могу сказать, что для уничтожения российского самолета, вопреки воле Эрдогана, была задействована антиевразийская, поддерживаемая США группа в Турции. Вскоре после того, как ситуация прояснилась, должно было что-то произойти, поэтому я приехал в Турцию и сделал заявление для турецкого телевидения и прессы о неизбежности этих событий. Была некоторая реакция со стороны поддерживаемой ЦРУ турецкой группы. У меня была информация о перевороте, полученная из российских источников. Я пытался передать эту информацию турецким официальным лицам и общественности, но, честно говоря, не знал точного времени переворота. Я был абсолютно уверен, что в ближайшее время что-то случится, и, возможно, тот факт, что я открыто передал свое заявление Турции по телевидению, заставил путчистов поторопиться. Я знал, что это работа группы, связанной с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), которая была причастна к уничтожению российского самолета, то есть в центре переворота находилась эта группа Гюлена. На момент попытки переворота я оказался заблокирован в аэропорту Анкары в Турции и не мог вылететь в Москву. Прежде всего я пытался связаться с русскими и турецкими друзьями, чтобы рассказать России, кто и что стояло за этим переворотом.

«Америка должна уйти»

— Как вы думаете, Америка, покинувшая Афганистан, должна уйти и из Сирии? Какую роль в этом вопросе могут сыграть Турция и Россия?

— Я считаю, что уход американцев с Ближнего Востока — единственное условие для создания действительно мирного демократического общества, основанного на людях, которые живут там. Поэтому мы, в Анкаре и Москве, Дамаске и Багдаде, должны настаивать, все должны настаивать, как в Афганистане. Они должны уйти отовсюду в мире, куда они не были приглашены настоящими законными друзьями. В случае империалистической оккупации земли, принадлежащей другому лицу или стране, нужно немедленно возразить и вмешаться, чтобы они покинули эту землю.

«Мы можем сотрудничать в Средиземноморье»

— Что Россия думает о борьбе Турции за «Голубую родину» в Средиземноморье? Можем ли мы стать свидетелями сотрудничества двух стран в регионе?

— Проект «Голубая родина» противоречит стратегии Европейского союза, Франции, Греции, Израиля. Они пытаются устранить Турцию оттуда и не позволяют Турции искать нефть. Я считаю, что это своего рода европейский или международный заговор против «Голубой родины». Россия не входит в эту группу и не пытается помешать Турции обрести стратегическую силу в Восточном Средиземноморье. Россия довольно нейтральна. Россия может легко понять, чего хочет Турция и насколько законны интересы Турции там на геополитической основе. Таким образом Россия может присоединиться к Турции и поддержать ее, по крайней мере в Восточном Средиземноморье. Следовательно Россия может разделить с Турцией ответственность в плане оказания помощи и поддержки турецким притязаниям в Восточном Средиземноморье. Например, вдобавок к Северному Кипру, некоторым районам близ мест, где могут быть найдены нефть и газ, мы в то же время можем сотрудничать в Черном море, где Турция имеет большое влияние. Это взаимное сотрудничество в регионах Черного и Средиземного морей может стать новой страницей в наших стратегических отношениях.

Источник  / Перевод ИНОСМИ

*Справка:

Алексáндр Гéльевич Дýгин (род. 7 января 1962, Москва) — советский и российский философ, политолог, социолог, переводчик и общественный деятель. Кандидат философских наук, доктор политических наук, доктор социологических наук. Профессор, в 2009—2014 годы — и. о. заведующего кафедрой социологии международных отношений социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Лидер Международного Евразийского движения. Автор «четвёртой политической теории», которая, по его мнению, должна быть следующим шагом в развитии политики после первых трёх: либерализма, социализма и фашизма. Политическая деятельность Дугина направлена на создание евразийской сверхдержавы через интеграцию России с бывшими советскими республиками в новый Евразийский Союз (ЕАС).

Почётный профессор Евразийского национального университета имени Л. Н. Гумилёва и Тегеранского университета. Приглашённый профессор Южного федерального университета, старший научный сотрудник Фуданьского университета (Шанхай). Полиглот, владеет английским, немецким, французским, испанским, итальянским, португальским языками.

В 2014 году американское издание Foreign Policy включило Дугина в топ-100 «глобальных мыслителей» современного мира в категории «агитаторы». Исполнитель песен собственного сочинения под псевдонимом Ганс Зиверс (альбом «Кровавый навет»).

С 2016 по 2017 годы являлся главным редактором телеканала «Царьград ТВ»

Юсси Бекман отмечает, что, хотя западная пресса часто называет Дугина «серым кардиналом путинизма», а его книгу о геополитике — планом путинской внешней политики, на самом деле Дугин, согласно его интервью 2014 года, с Путиным даже не знаком, увольнение из университета показывает отсутствие покровительства со стороны властей. Кроме того Бекман указывает, что идеи Дугина, несомненно, перекликаются с мыслями современной российской политической элиты. Но с точки зрения власти он, как максимум, один из неофициальных идеологических атташе, при этом его прошлое, как и сложность его теоретических построений, являются обузой. Подробнее...

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеВторник, 12 октября 2021 07:07
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта