Menu
Login

«Эта беспокойная Греция»

  • Автор  АНГЕЛОС СИРИГОС
  • Просмотров 4631
«Эта беспокойная  Греция»

После 1923 года Греция и Турция определили свое место в международной системе, главным образом, через призму своих двусторонних отношений. Это было результатом давнего решения Турции оставаться на связи с Западом и Европой. Греция выступала ключевым фактором в этих связях.

Ситуация изменилась после прихода к власти Реджепа Тайипа Эрдогана. В то время, как экономика Турции процветала, страна разработала региональные стратегии, которые не зависели от ее амбиций по вступлению в Европейский Союз. Они укрепили его международный статус, повысив уверенность в себе. 

Греция больше не является главным приоритетом во внешней политике Анкары. Теперь Турция  смотрит на нашу страну с логикой старой Османской империи: Греция слишком велика, чтобы ее игнорировать, и слишком мала, чтобы представлять угрозу. Фактически Греция раздражает Турцию, потому что влияет на ее отношения с ЕС, в то время как потенциально граничит с областью интересов Турции.

Эрдоган давно решил покончить с греческим раздражителем. Заявление Turkish Petroleum (TPAO) от 30 мая, о выдаче разрешения на разведку в районе между греческими островами Крит и Родос, равносильно неофициальному ультиматуму: давайте уладим все споры между двумя странами. Или, как предупредил президент страны, Греция «заплатит цену» за то, что ей придется сражаться с Турцией (Эрдоган, 25 июля).

2 июля Анкара выпустила спорный навигационный телекс для сейсмических исследований между Кипром и Критом. Это было решение ускориться, и оно было обусловлено рядом факторов: необычайно активные инициативы президента Германии по ослаблению напряженности, раздражающие Анкару; бомбардировка авиабазы ​​Аль-Ватия в западной части Ливии до сих пор неопознанными самолетами; ухудшающиеся отношения с Францией; обсуждение новых санкций против Турции на неформальной встрече министров иностранных дел ЕС в конце августа; обширный ущерб туристическому сезону этого года из-за исключения Турции из списка безопасных поездок ЕС до 31 августа из-за опасений, связанных с коронавирусом.

Быстрое развертывание греческого флота сдерживало ход событий, предоставляя возможность для дипломатии. Урок был понятен. Хотя Турция проводит аналогичные сейсмические исследования в пределах контуров исключительной экономической зоны Кипра (ИЭЗ) с 2013 года, нарушение не вызвало какой-либо значимой реакции (беззубые санкции, которые недавно были введены ЕС в отношении Турции, были в ответ на начатое бурение в мае 2019 года, а не в отместку к сейсморазведке).

С точки зрения международного морского права, позиция Кипра намного сильнее, чем позиция Греции. В отличие от греческого континентального шельфа, ИЭЗ Кипра разграничена международными соглашениями. Если и была международная реакция, то она  была связана с риском перехода инцидента в горячую фазу, а не с тем, что международное право было нарушено. Греция имеет сильные вооруженные силы, и она заявила, что любое нарушение ее суверенных прав будет посягать на ее «красные линии».

Турция была вынуждена приостановить свою деятельность, но не отступила. Эрдоган, похоже, принял предложение Меркель о деэскалации. Он предложил приостановить работу судна Oruc Reis на один месяц и тем самым освободить место для переговоров. Он эффективно возобновил свой ультиматум, наблюдая за реакцией Евросоюза. Одновременное объявление о разведке внутри ИЭЗ Кипра демонстрирует, что турецкая угроза не исчезла. Кроме того, Турция пытается создать впечатление, что ее планы бурения внутри ИЭЗ Кипра являются законными. Для нее достаточно того, что она приостановила свою деятельность на континентальном шельфе Греции.

В мире, который говорит: «Не дерись а говори!», ожидается, что во всех возможных тонах Греция и Турция будут вести переговоры (и они действительно должны их вести). Кроме того, после мартовского кризиса 1987 года, когда две страны вплотную приблизились к войне, греческая политическая система согласилась с тем, что проведение переговоров с Турцией является обязательным условием. Переговоры могут, при определенных условиях, привести к договоренности. Греция вступит в них при условии, что единственной проблемой для переговоров будет признание её прав на континентальный шельф и разграничение ИЭЗ в Эгейском и Восточном Средиземном море. Турция, со своей стороны, поднимает широкий круг вопросов. К ним относятся претензии Анкары на несколько греческих островов, мусульманское меньшинство в северном регионе Фракии и, самое главное, демилитаризация восточных эгейских островов.

Политика Турции руководствуется доктриной «Голубая Родина». При этом основным инструментом этой доктрины является незаконный меморандум о взаимопонимании по разграничению морских юрисдикций в Средиземном море, который был подписан в прошлом году между Турцией и международно признанным правительством Ливии. Степень, до которой Анкара будет ссылаться на эту незаконную сделку, определит, будут ли переговоры с Афинами (и любые последующие) иметь какие-либо шансы на плодотворность. Эти шансы, к сожалению, очень малы.


Ангелос Сиригос, член парламента от Новой демократии и доцент кафедры международного права и внешней политики в Афинском университете Пантеон.

Перевод "Русские Афины"

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСреда, 05 августа 2020 17:15
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта