Menu
Login
  •  

Дебаты Майло Яннопулоса и "исламской журналистки"

  • Автор  Перевод Д. Петровского
  • Просмотров 2382
Дебаты Майло Яннопулоса и "исламской журналистки"

Эмма Эрос, 38-летняя бизнесвумен, австралийская владелица строительной компании, которая называет себя “исламской журналисткой”, имела неосторожность встретиться с Майло Яннопулосом* во время его австралийского турне и начать с ним дебаты… с предсказуемым результатом.

Приводим транскрипцию дебатов:

Ведущий: Это Эмма. Эмма- австралийская мусульманка-консерватор. Я знаю, у тебя крышу снесет от такого сочетания. 

Майло: Нет, все окей. Есть множество людей с противоречивой самоидентификацией. Я тоже. Так что мы- родственные души. 

Ведущий: И все же это сносит крышу…

Майло: Да нет, я не думаю. Это зависит от того, что вы за консерватор. Если социал-консерватор— то как раз очень логично, что вы мусульманка. 

Эмма: Мы с вами можем соглашаться или не соглашаться. Я согласна, что мы должны искоренить экстремизм и терроризм. В этой стране демократия, это принцип. Мы не живем на Ближнем Востоке. 

Майло: А вы бы предпочли жить на Ближнем Востоке?

Эмма: Я родилась здесь. Я не знаю Ближний Восток. Здесь моя страна.

Майло: И законы Шариата с этой страной, наверное, несовместимы? Или вы бы предпочли жить по Шариату здесь?

Эмма: Стоп-стоп, какие именно законы Шариата?

Майло: Ну, например, что показания женщины на суде имеют вдвое меньшую ценность, чем показания мужчин. 

Эмма: Ну, знаете, законы Шариата в разных странах разные. Есть и убийства чести, есть и…

Майло: Я привел конкретный пример. Вы согласны с этим законом? Вы считаете, что женщине можно разрешать водить машину?

Эмма: Конечно, да. Женщины и мужчины равны. Но я верю в пять столпов Ислама. 

Майло: Но в большинстве исламских стран это не так. И везде, где практикуют ислам— везде вы сталкиваетесь с преследованием гомосексуалистов и с бесправием женщин. Вы же понимаете, что вам повезло жить здесь?

Эмма: Конечно. Но ведь это (то о чем вы говорите)— ненормально. 

Майло: То есть вы не хотели бы жить в этих странах?

Эмма: Так называемый “закон Шариата”…

Майло (перебивает): Назовите любую страну с преобладающим мусульманским населением, в которой вы бы жили охотнее, чем здесь?

Эмма: Назовите…. Что?

Ведущий: Забудьте… 

Майло (с нажимом): Есть ли страна с преобладающим мусульманским населением, в которой вы бы жили охотнее, чем здесь?

Эмма: Нет. 

Майло: На этом мы можем закончить нашу дискуссию. 

Эмма: Погодите-погодите…

Майло: Да нет, мы закончили. 

Эмма: У каждой страны свои законы. На Ближнем Востоке есть страны, лишающие женщин всех прав, но это не имеет отношения к Исламу. 

Майло: А почему же это случается так часто именно в исламских странах?

Эмма: Потому что люди присваивают принципы Ислама, извращают их… Есть экстремисты, которые это делают, есть просто ленивые люди, и есть типичные мужчины, которые…

Майло: В 11 исламских странах с общим населением 300 млн. человек меня убили бы (как гомосексуалиста). 

Эмма: Это не из-за Ислама!

preview

Типичная мусульманка


Майло: Вы понимаете, что когда вы говорите “это не из-за Ислама”, вы противоречите как минимум половине ваших единоверцев?

Эмма: Есть разница между Исламом и мусульманами. Вам нужно то понять. Это поведение мусульман, из-за которого Ислам выглядит так плохо.

Майло: Окей. Есть ли хоть одна страна в мире, где Ислам исповедуют правильно? 

Эмма: Никто не идеален. Нет людей, которые идеально исповедовали бы любую религию. 

Майло (смеется): Окей, то есть: повсюду в мире, где практикуют Ислам, его практикуют неправильно, и результатом всегда становится бесправие женщин и убийства гомосексуалистов…

Эмма: Шекспира до сих пор пытаются правильно перевести и понять. Нет никого, кто мог бы что-либо перевести в той мере…

Майло: Что? Шекспира-то зачем переводить? Он писал по-английски. 

Эмма: Это просто пример. 

Майло: Пример чего? Он писал на английском. Нам не нужно переводить Шекспира. 

Эмма: Нет, но они все еще пытаются… Понять, что он имел в виду

Майло: Кажется, вы путаете перевод и интерпретацию. 

Эмма: Это просто пример…

Майло: Итак, Коран считается самым последним и самым истинным словом Бога….

Эмма: Да, это так!

Майло: Его не нужно переводить. Его можно интерпретировать. 

Эмма: но ведь это зависит от того, кто это делает…

Майло: То есть во всем мире нет ни одного исламского лидера, который понимает Коран правильно. Но вы его понимаете!

Эмма: Я не это хотела сказать…

Майло: У вас есть ключ к понимаю того самого благодетельного Ислама, о котором никто из нас никогда не слышал… 

Эмма: Нет, я этого не говорила…

Майло: Хорошо, если мы дадим вам ключи от совершенно пустой страны, как вы сделаете из нее исламскую страну, в которой не убивают геев и не унижают женщин?

Эмма: Я сделаю эту страну такой, какой этого хотел Бог. На началах добра, мира и любви. И справедливости

Майло: Вы знаете о принципе аннулирования аятов в Коране?

Эмма: Послушайте, я не богослов…

Майло: Окей. Что такое аннулирование в Коране… Коран часто противоречит сам себе, как любая большая и сложная книга. Аннулирование— это не западный принцип, это один из основных принципов исламского богословия. Который утверждает, что из те аяты (стихи) Корана, которые были явлены Пророку позже, аннулируют те, что были раньше и им противоречат. Так что если вы будете рассматривать Коран хронологически, то все, то, что Аллах явил Мухаммеду позже, замещает то, что ему было явлено раньше

Эмма: Кто вам это сказал? Какой богослов? Или вы сами это прочли?

Майло: Мне это сказал всемирно признанный толкователь Корана. Так вот, проблема в том, что более поздние аяты, явленные Мухаммеду тогда, когда он был воином, замещают раннее— которые про мир, любовь и взаимопонимание. Стихи о джихаде, те самые, которые говорят об убийстве неверных, появились позже…

Эмма: Нет, это неправда!

Майло: Так утверждают ведущие исламские богословы. 

Эмма: Мы можем так спорить бесконечно… 

Майло: Нет, если вы спрашиваете, какой богослов меня этому научил— знаит, вы никогда не слышали про принцип аннулирования… 

Эмма: Да дайте мне сказать! Если мы будем брать только в Коране только все негативное, мы можем мочить друг друга сколько угодно…

Майло: Я никого не хочу мочить. Я против насилия. Мочить- это по вашей части. 

Эмма: Есть мусульмане, такие, как я, которые говорят— это неправда, а им отвечают: нет, Ислам это плохо, он учит убивать…

Майло: Сколько раз в день вы молитесь?

Эмма: Погодите… И вот мы пытаемся…

Майло: Вы молитесь пять раз в день?

Эмма: Я стараюсь. Я не лучшая, но я…

Майло: Сколько раз в день вы молитесь?

Эмма: Пять раз в день. Но я не самая лучшая…

Майло: Пять раз? Когда ваша следующая молитва? Во сколько?

Эмма: У меня есть время, пока я доеду до дома…

Майло: Понятно. А завтра? Во сколько завтра первая молитва?

Эмма: Я очень стараюсь…

Майло: Вы совершаете пятничные молитвы?

Эмма: Я не имам, окей?

Майло смеется в голос. 

Эмма: Ну подождите…

preview

Майло на тропе войны


Майло: Да с какого перепугу вы вообще считаете себя мусульманкой?

Эмма: Я просто хочу сказать, что есть люди, которые ассоциируют Ислам с негативом, а люди, такие как я, говорят: нет, мы не такие… Мы с вами спорили о стольких вещах… Какое ваше решение? Что вы предлагаете? 

Майло: Ислам должен быть изгнан с Запада. 

Эмма: Изгнан с Запада?

Майло: Все, кто считают себя мусульманами, должны быть высланы на Ближний Восток. 

Эмма: Повторите еще раз!

Майло: Любой человек, называющий себя мусульманином, должен быть выслан на Ближний Восток.

Эмма: То есть меня должны выслать?

Майло: Если вы считаете себя мусульманкой и верите во все то, что проповедует Ислам— да. 

Эмма: Может, вам нужно понять, что значит Ислам…

Майло: Я знаю о принципе аннулирования. Кажется, я вообще знаю о Коране больше чем вы…

Эмма: дорогуша, я не богослов, я вообще…

Майло: Вы меня можете и про Библию спросить. Я вам отвечу.

Эмма: Вы выбираете из Ислама то, что вам надо…

Майло: Я выбираю? 

Эмма (волнуется): Да! Выбираете! говорите— вот это то, о чем я буду говорить…

Майло: Что-то не задался у вас разговор, а?

Эмма: Это неважно! Я пытаюсь объяснить, что кроме тех мусульман, которых видите вы, есть и другие… Вы же сами сказали, что все вокруг- fake news!

Майло: Это не я сказал. Это сказал другой чувак… У которого волосы выглядят гораздо хуже, чем у меня. Окей, есть ли кто-нибудь из публичных фигур, кого высчитаете правильным мусульманином?

Эмма: Моя семья!

Майло: Нет, публичные фигуры! Назовите любую знаменитость!

Эмма: хмммм….

Майло (хохочет): Ну хоть кто-то! Диджей Халид? Какие-нибудь рэперы? Ну же, давайте! 

Эмма: Их много! Но по ним никогда и не скажешь, что они мусульмане… 

Майло: Правда? Ух ты! А что вы думаете про Линду Сассур? Она-то крутая?

Эмма: Нет. 

Майло: Почему?

Эмма: Когда у кого-то есть публичная платформа, а он распространяет ненависть, джихад, Шариат— это не то, чего хотим мы

Майло: Ее считают просвященной, прогрессивной мусульманкой. Вы так не думаете?

Эмма: Нет, не думаю. 

Майло: Поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы не молитесь. Вы не согласны ни с одним из исламских лидеров. Не признаете авторитет имама. Вы не участвуете в пятничных молитвах. Почему вы считаете себя мусульманкой?

Эмма: Ислам— это покорность Богу. В Исламе вы можете прочесть книгу..

Майло: По-моему, вы покоряетесь какой-то тупости, а не Богу. 

Эмма: Нет, дорогуша. Ты следуешь пяти столпам ислама, ты участвуешь в благотворительности…

Майло: Вы платите закят? Каждый год? 

Эмма: Я помогаю людям, которые…

Майло: Нет, погодите! Вы платите закят каждый год? Помимо налогов? Не врите. 

Эмма: Я плачу!

Майло: И вы готовы представить публичные доказательства?

Эмма: Да! Готова! Я покажу детей, сирот, которым я давала деньги!

Майло: Кому вы платите?

Эмма: Я даю эти деньги моей маме, она дает их нуждающимся. Ясно?

Майло: Она живет на Ближнем Востоке? В Сирии?

Эмма: Нет, когда она путешествует, она навещает сирот…

Майло: Ну то есть ваша мама ездит на каникулы в Марокко, и там раздает попрошайкам пару долларов. И это ваш закят?

Эмма: Они не попрошайки! Они нуждающиеся.

Майло: Сколько закята вы платите?

Эмма: По-разному. Это личное. 

Майло: Это не может быть по-разному. Закят- это определенная сумма. Вы знаете, какая?

Эмма: Нет, это личное!

Майло: Ну сколько? десять процентов от зарплаты? Так, ладно. Это был первый стоп Ислама. Какие есть еще?

Эмма: Нужно совершать паломничество. 

Майло: Хадж. Вы совершали его?

Эмма: нет. 

Майло: Может, короткий Хадж? Есть укороченная версия.

Эмма: нет.

Майло: Ок, ясно. Какой следующий столп?

Эмма: хмммм…

Майло: Вы знаете пять столпов Ислама?

Эмма: Знаю. Чего вы от меня хотите?

Майло: Вы не знаете пяти столпов Ислама. 

Эмма: Не передергивайте! Я знаю пять столпов Ислама. К чему это все?

Майло: Тогда назовите их. Я знаю пять столпов. А вы?

Эмма: Конечно!

Майло хохочет в голос. 

Эмма: Я пытаюсь вам сказать…

Майло: А я пытаюсь выяснить… И выясняю, что вы не знаете основных принципов вашей веры, которую вы так пламенно защищаете! Я пытаюсь выяснить, каковы пять основных постулатов вашей религии, которую вы считаете такой замечательной!

Эмма: Речь не обо мне! Я хочу сказать…

Майло: Вы защищаете мусульман, и не знаете, во что они верят. Вы понятия не имеете, что такое Ислам. 

Эмма: я пытаюсь объяснить, что мусульмане бывают разные, а вы все мешаете в одну кучу… Речь не обо мне!

Майло: Да нет, мне теперь интересны именно вы! Я в восторге. 

Эмма: Я говорю, что есть другие мусульмане. Как я. Я не лучшая мусульманка…

Майло: Мы только что в этом убедились.

Эмма: Только Бог может судить нас. 

Майло: Да нет, я тоже вполне могу судить. И я думаю, что мы закончим на этом— потому что с ролью мусульманки вы не справляетесь.

Оригинал

Портрет

preview

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Справка

Майло Яннопулос* (англ. Milo Yiannopoulos, род. 18 октября 1984) — британский журналист, общественный активист и бывший редактор ультраправого издания Breitbart News.
Позиционируя себя в качестве «культурного либертарианца» и «фундаменталиста свободы слова», Яннопулос публично критикует третью волну феминизма, ислам, социальную справедливость, политкорректность и другие движения и идеологии, являющиеся, по его мнению, авторитарными и принадлежащими к «регрессивным левым». Его считают «голосом» альтернативных правых.

Биография
Вырос в небольшом городе в графстве Кент на юге Англии. Мать — британка, отец — грек. По вероисповеданию Майло является католиком. Открытый гей. Поступил в Манчестерский университет, но бросил его не окончив. Также проходил обучение в колледже Вулфсона, Кембридж, где изучал английскую литературу в течение двух лет, пока опять не бросил.

Публикация Медуза

Кто такой Майло Яннопулос?

Майло родился в английском графстве Кент в семье грека и англичанки, ему 32 года. Яннопулос изучал английскую литературу в Кембридже, но не доучился. С юношества он интересовался высокими технологиями и считался одним из наиболее влиятельных IT-журналистов Великобритании. Будучи приверженцем консервативных взглядов, в 2009 году Майло устроился в главную британскую консервативную газету The Daily Telegraph.

Сперва он отвечал за блоги, но быстро стал в этом издании IT-гуру, вспоминает его бывший коллега; Яннопулос мечтал сделать The Telegraph главной медийной платформой для современной молодежи. В погоне за популярностью, пишет его бывший коллега, Майло ввязывался в интернет-споры со всеми подряд, вплоть до писателя Стивена Фрая, и вел себя как интернет-тролль, причем непосредственно на страницах уважаемого консервативного издания (точнее, его онлайн-площадке).

В The Telegraph Яннопулос обзавелся большим числом поклонников, которым нравилось, что Майло не интересуется мнением авторитетов, склонен к сарказму и умеет вызывать ярость у противников. В 2011 году он ушел из газеты и основал собственный IT-таблоид The Kernel, который призван был «исправить ошибки» журналистики о высоких технологиях. Сейчас сайт закрыт, а колонки Майло для The Kernel можно почитатьна сайте The Daily Dot, который купил издание Яннопулоса в 2014-м.

В своих текстах Майло выступает непримиримым критиком леволиберальных идей — как в IT-индустрии, так и в мире вообще; он критикует «лживые медиа» (в том числе и свое бывшее место работы). После закрытия The Kernel Яннопулос перебрался в американское ультраконсервативное издание Breitbart, руководителем которого до недавнего времени был один из важнейших людей в Белом доме, главный стратег Стив Бэннон.

Настоящий взлет популярности Майло Яннопулоса начался в 2014 году, когда он оказался одним из главных голосов «геймергейта», масштабной кампании по травле женщин в индустрии видеоигр. Главными объектами троллинга, который доходил до угроз убийством, стали разработчица Зоуи Куинн и известный медиакритик Анита Саркисян (последняя обвиняла игровую индустрию в сексизме и мизогинии). В травле участвовали пользователи 4chan и Reddit, которые считают, что современное феминистское движение ущемляет права мужчин. «Геймергейт» считают одной из предпосылок к развитию движения «альтернативных правых». Майло активно поддерживал «геймергейт», посвятил ему множество публикаций, обещал написать книгу об этом явлении (она так и не вышла) — и из-за этого даже сам получал угрозы.

Яннопулос, пишет The Guardian, сообразил, что нужно ультраконсерваторам с 4chan и Reddit — и стал их кумиром. Когда «альтернативные правые» начали активно поддерживать Дональда Трампа, ярым сторонником кандидата в президенты США стал и сам Яннопулос; он называл Трампа своим «папочкой». В колонке The New York Times журналист Фрэнк Бруни называет его «мини-Дональдом»: как и Трамп, Яннопулос харизматичен и убедителен; как и Трамп, он говорит то, что другие сказать не решаются.

Майло — открытый гей, что не мешает ему рассуждать о бессмысленности борьбы за права секс-меньшинств, призывать мужчин хранить свою гомосексуальность в тайне и считать транссексуалов «больными людьми». Его не раз обвиняли в расизме и женоненавистничестве, и не беспочвенно; в июле 2016 года Яннопулоса забанили в твиттере за то, что он назвал темнокожую актрису Лесли Джонс, сыгравшую в новых «Охотниках за приведениями», «черным парнем». Когда Майло критиковали, он ссылался на свободу слова и объяснял, что шутит, но его слова вырывают из контекста.

preview
Майло Яннопулос держит табличку с надписью «Дорогой Трамп: пожалуйста, депортируй толстых» во время выступления в университете Колорадо, 25 января 2017 года
Фото: Jeremy Papasso / Daily Camera / AP / Scanpix / LETA

 

Почему его обвиняют в оправдании педофилии?

Майло Яннопулос на фоне предвыборной кампании Трампа и повышенного внимания к «альтернативным правым» приобрел статус новой звезды консервативной аудитории. Журналиста приглашали на все более-менее важные мероприятия. В конце 2015-го он начал ездить с лекциями по американским университетам, на которые ходили и его сторонники, и противники; выступления не раз заканчивались потасовками, а в феврале 2017-го в университете Беркли анархисты и вовсе устроили погром в знак протеста против речи Яннопулоса.

В середине февраля 2017 года стало известно, что Майло Яннопулос должен выступить с речью на важнейшем американском съезде консерваторов CPAC. Этот факт вызвал возмущение не только у либеральной прессы и противников журналиста, но и у умеренных республиканцев. 20 февраля консервативный сайт Raegan Battalion опубликовал в своем твиттере выдержки из онлайн-чата с Яннопулосом.

Речь идет об интервью Майло, в котором он рассказывал, как пережил сексуальное насилие со стороны взрослых мужчин в подростковом возрасте. Яннопулос отзывался об этом в позитивном ключе и утверждал, что сам искал секса. В ходе онлайн-чата Яннопулос защищает свою позицию и, в частности, заявляет: «Иногда отношения между мальчиками и мужчинами — это своего рода воспитательные отношения, отношения, в которых эти взрослые мужчины помогают мальчикам понять, кто они на самом деле, дают им защиту и безопасность, и любовь, которую им не могут дать родители». Один из участников чата говорит, что это звучит как развращение малолетних, Майло в ответ благодарит за сексуальный опыт католического священника, который его домогался.

Об этих взглядах Яннопулоса было известно и раньше, но они не предавались широкой огласке — и не вызывали такого резонанса. Майло обвинил авторов ролика в том, что они вырывают цитаты из контекста, а свои замечания назвал «обычной смесью британского сарказма, провокации и мрачного юмора» — и обратил внимание, что сам был жертвой сексуального насилия в подростковом возрасте.

Тем не менее, даже многие прежние сторонники Яннопулоса восприняли его заявление как оправдание педофилии. Именно из-за «оправдания педофилии» выступление Яннопулоса на консервативной конференции отменили. Издательство Simon&Schuster разорвало с Майло контракт на выпуск автобиографии Dangerous, которая должна была выйти летом 2017 года. Организация, которая занималась его выступлениями в американских университетах, также объявила о приостановке отношений с Яннопулосом.

Последний удар по Яннопулосу нанес сайт Breitbart, который во многом и сделал его звездой. Руководство проекта осудило его слова, а несколько сотрудников, по неофициальным данным, пригрозили увольнением в случае, если Майло останется в команде. 21 февраля Яннопулос на пресс-конференции в Нью-Йорке заявил, что сожалеет о сказанном — и о том, как его слова были восприняты, обвинил прессу в «охоте на ведьм», еще раз подчеркнул, что говорил лишь о собственном опыте. И объявил, что увольняется из Breitbart.

Яннопулос пообещал, что продолжит и дальше говорить все, что считает нужным, и пообещал вскоре анонсировать свое новое издание. «Ни секунды не думайте, что это заставит меня быть менее агрессивным, провокативным и возмутительно смешным по любому поводу», — заверил он.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеВторник, 23 января 2018 20:59
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта