fbpx

EN UA GR DE ES

Menu
Login

19 мая - геноцид греков Понта: день скорби, день траура

19 мая - геноцид греков Понта: день скорби, день траура

В текущем году исполняется 102 года со дня геноцида понтийского эллинизма. 19 мая день, который был официально признан греческим государством с 1994 года и назван Днем памяти геноцида греков Понта.

Официально сообщается о более, чем 300 000 погибших, в то время как Центральный совет понтийцев (Κεντρικό Συμβούλιο Ποντίων) в Черной книге (Μαύρη Βίβλο) упоминает о 353 000 жертвах геноцида.

Геноцид понтийских греков - это массовые убийства и депортация греческого населения в районе Понта, совершенные младотурками в период с 1914 по 1923 годы. Выжившие в беспрецедентной бойне бежали в Ано-Понтос (в СССР), а после малоазиатской катастрофы в 1922 году - в Грецию. Международная литература и государственные архивы многих стран содержат многочисленные свидетельства геноцида, совершенного против понтийских жителей Османской империи. Он происходил параллельно с геноцидом против других народов, армян и ассирийцев, в результате чего некоторые исследователи рассматривают отдельные преследования, как часть единой политики геноцида против греков или христиан Малой Азии в целом.

Историческая справка

После падения Константинополя в 1204 году под нашествием крестоносцев на землях Византии, кроме княжеств крестоносцев и территорий итальянских республик, образовались три основные византийские формации: Никейская империя, Эпирский деспотат и Трапезундская империя. Жизнь и агония Византийского мира продолжилась ещё два с половиной века, до сдачи  Константинополя в 1453 году туркам.

Окружённая мусульманским миром, Трапезундская империя пережила падение Константинополя всего на 8 лет. Поскольку Трапезунд сдался без боя, масштабы разрушений здесь были меньшими. Однако население резко сократилось. Часть знати были переселена турками в Константинополь и поселена в квартале Фанар. 1500 молодых понтийцев были забраны в янычары. Население Трапезунда сократилось до 3 тыс. человек.

Греческое население Понта, насчитывавшее в начале XV века до 250 тыс. человек, сократилось и, при всём частичном улучшении обстановки, к 1520 году насчитывало 180 тыс. человек.

Население Понта сохранило свою идентичность, язык и, в своём большинстве, православную веру. Среди перешедших в ислам широко было распространено криптохристианство. В 1856 году, воспользовавшись османскими реформами, 5 тыс. понтийцев вернулись в православие. В 1916 году, когда русская армия заняла Трапезунд, в домах богатых турок русские офицеры обнаруживали в подвалах часовни и с криками «ортодокс» целовались с хозяевами, вставали на колени перед иконами.

Информация об освободительной борьбе понтийцев в века, последовавшие после падения Трапезундской империи, отрывочна. Нет достоверной информации о каких либо выступлениях в этом отдалённом грекоязычном регионе на фоне многочисленных восстаний в континентальной Греции.

Мы помним... А что делаем для того, чтобы узнал мир?!

Греческая революция (1821−1829), приведшая к воссозданию греческой государственности, отмечена участием в ней лиц понтийского происхождения, в первую очередь - членов семьи Ипсиланти, но непосредственно территорию Понта эти события не затронули. При этом географически изолированные от мира континентальной Греции, архипелага и запада Малой Азии, греки Понта сохранили архаическую форму греческого языка в такой степени, что Якоб Фальмерайер, который в своей теории «обвинял» современных жителей континентальной Греции в славянском происхождении, именно понтийцев считал непрерывными продолжателями греческого рода.

Миграционные потоки православного греческого населения с занятой османами территории Понта были предопределены соседством с единоверными Грузией и Российской империей.

С XVI века османы предоставили региону Гюмюшхане епархии Халдия, в 115 км к югу от Трапезунда, автономию. Причиной была металлургическая деятельность понтийского населения, в первую очередь - производство серебра и чеканка монет.

С середины XVIII века отмечается миграция понтийских металлургов в соседнюю Грузию. В период с 1801 по 1856 годы до 100 тыс. понтийцев перешли русскую границу и обосновались в Грузии. В целом понтийская диаспора на территории Российской империи, накануне Первой мировой войны, представляла собой 50% греческого населения Понта.

В 1878 году, когда русские войска заняли Карс, по призыву властей в новую Карсскую область переселились 75 тыс. понтийцев. К началу Первой мировой войны там жили 73,4 тыс. армян, 32,5 тыс. греков, 22,3 тыс. русских и 147 тыс. мусульман, из которых турки составляли 63,5 тысяч, остальные были курды, карапапахи и татары.

Первый этап

Власис Агдзидис, современный историк понтийского происхождения, пишет, что Первая мировая война предоставила турецкому национализму необходимые политические рамки для осуществления плана истребления христианского населения империи. Гонения начались с Восточной Фракии, с насильственной депортации греческого населения. Последовали гонения против греков Ионии, после чего их кульминацией стал геноцид населения Понта. Жертвами этнических чисток стали коренные христианские населения, кроме левантийцев и немногочисленных турок-христиан.

Согласно Агдзидису, христиане-монофиситы (армяне, ассирийцы), православные (греки Понта, Ионии, Каппадокии и Фракии, а также сирийцы на юге империи), протестанты (армяне и греки) и католики (армяне и арабы) насчитывали около 4 млн человек.

Второй этап понтийского геноцида

19 мая 1919 года в Самсун прибыл Мустафа Кемаль (будущий Ататюрк). Он попросил встречи с митрополитом Германом, который, по его собственному описанию, в «период национальных триумфов» счёл эту встречу ненужной. Пробыв 20 дней в Самсуне, Кемаль отправился в Сивас, откуда начали поступать сведения о деятельности первых турецких чет (в мемуарах Германа «турецких банд»). Герман с сожалением пишет, что планы Кемаля были осознаны с опозданием, иначе ликвидация Кемаля и его движения в зародыше не представляли бы труда. Именно 19 мая, день прибытия Кемаля в Самсун, была установлена впоследствии понтийскими организациями, как дата начала окончательного решения понтийского вопроса и отмечается, как день памяти жертв Понтийского геноцида. Здесь наблюдается глубокое расхождение в оценке Кемаля и его движения между частью греческой и официальной турецкой историографиями.

Третий этап. Пакт об обмене населением между Грецией и Турцией (1918-1923 гг.)

Прорыв турками фронта на западе Малой Азии летом 1922 года привёл к эвакуации греческой армии и последовавшей резне в Смирне и Малоазийской катастрофе. События вызвали в Греции антимонархистское восстание армии в сентябре 1922 года.

Э. Венизелос, возглавивший греческую делегацию на Лозаннской мирной конференции, был склонен положить конец десятилетним войнам страны, использовав «Армию Эвроса» как угрозу и дипломатическое оружие, но подписался под оставлением Восточной Фракии в пределах нового турецкого государства.

К 98-ой годовщине трагедии в Смирни

Историк Георгиос Маврокордатос пишет, что соглашение от 30 января 1923 года об обмене населением было «событием неожиданным и трагическим». На переговорах Венизелос осудил идею насильственного обмена и выразил сожаление, что это стало необходимым. В его заявлении говорилось:

«Насильственный характер обмена населением между Грецией и Турцией был встречен греческим правительством и делегацией с особой антипатией. Греческая делегация неоднократно заявляла, что готова отказаться от насильственного обмена, если будет разрешено беспрепятственное возвращение греческого населения. Этим обращением делегация верила, что так защищается основное право каждого человека жить в стране своего происхождения, и жить там  свободно. Греция, в обмен, была бы счастлива сохранить на своей территории население, против которого не желает принимать исключительных мер. К сожалению другая сторона не захотела согласиться с этими предложениями и Конвенция о принудительном обмене должна быть составлена и согласована».

В своём большинстве выжившее греческое население уже бежало с турецкой территории, и Турция отказывалась принять его назад. Напротив, всё мусульманское население оставалось в Греции. Греческие власти продолжали гуманно относиться к нему, не затрагивая также его собственность, несмотря на острый вопрос по размещению беженцев. Исмет Инёню, возглавлявший турецкую делегацию, и слышать не хотел о возвращении беженцев к своим очагам и игнорировал все неоднократные предложения Венизелоса на эту тему. В силу турецкой позиции Фритьоф Нансен, а затем лорд Керзон считали обмен населением неизбежным.

Согласно цифрам Агзидиса, из 2,2 млн греческого населения региона в Грецию прибыли 1,5 млн. Христина Кулури приводит цифры обменянных 1 220 000 христиан и 525 тыс. мусульман. Другие источники дают цифры 1 650 000 греков и 670 тыс. мусульман.

Большинство греков Малой Азии и Восточной Фракии уже были вынуждены покинуть свои очаги, исключительно насильственным путём. Процедура официального обмена в действительности коснулась только 190 тыс. греков, ещё остававшихся на турецкой территории, и 355 тыс. мусульман Греции. Управление имуществом беженцев переходило государствам. При этом Агдзидис указывает, что недвижимость и имущество греков в десять раз превышали турецкие. Критерием обмена была религия.

Существование грекоязычных мусульман и тюркоязычных православных в Каппадокии могло создать проблемы при насильственном обмене, если бы был избран другой критерий, например, язык или происхождение. С первого взгляда цифры говорят, что обмен был более тяжёлым для Турции. Однако к этим цифрам источники добавляют 950 тыс. греков, бежавших из Турции между августом и декабрём 1922 года, чтобы избежать резни. Для Турции выигрыш заключался в том, что она обеспечивала и юридически, что никто из греков Малоазийской катастрофы не вернётся назад. Греческое государство получало земли турок (аналогично и турецкое), чтобы расположить беженцев. Всё это не уменьшает трагичность события насильственного обмена, который пережили сотни тысяч человек.

В результате карательных операций, резни, казней, согласно Панарету Топалидису, были истреблены :

  • османами в период 1914—1918 гг. 170 576 понтийцев;
  • кемалистами в период 1918—1922 гг. 119 122 понтийца;
  • в общей сложности Топалидис приводит цифру в 289 698 человек погибших во время Понтийского геноцида, то есть 41,56% от общего учтённого им числа в 697 тыс. человек коренного греческого населения Понта.

Г. Валванис, основываясь на Чёрной книге Центрального совета понтийцев в Афинах, приводит цифру 303 тыс. погибших понтийцев до 1922 года, и 353 тыс. погибших до марта 1924 года. Цифра, приведенная Валванисом, превышает 50% коренного греческого населения Понта.

«Понт жив!» (Ζει ο Πόντον!)

Завершение геноцида христианского населения Понта турецким национализмом лишила греков Чёрного моря своего Отечества. Большинство из выживших греков вынужденно поселилось в Греции. Однако значительное их число осталось на территории Советского Союза, пережив все фазы политического эксперимента с его положительными и отрицательными сторонами. Храня свои греческие паспорта, выданные им после Февральской и Октябрьской революций, беженцы Понта также подверглись национальной практике сталинизма в 30-е и 40-е годы, и были депортированы в Центральную Азию и Казахстан. Ирония истории заключается также в том, что понтийские беженцы и их дети, примкнувшие в дальнейшем к компартии Греции и принявшие участие в гражданской войне в Греции, получили политическое убежище в СССР и оказались в Ташкенте, где (многие) обнаружили своих родственников, высланных в Среднюю Азию теми же советскими властями.

Ограниченная репатриация понтийцев из СССР продолжалась до 90-х годов XX века и возобновилась с новой силой с развалом Союза, в особенности из регионов, где происходили военные столкновения, таких как Абхазия.

Отношение Греции к геноциду понтийского народа

Для геноцида понтийских греков необходимо сделать гораздо больше, чем его формальное юридическое признание, как это до сих пор было сделано греческим государством, считают историки и эксперты в данном вопросе.

"Как мы видели во многих случаях, связанных с национальными, экономическими и социальными проблемами, существование некоторых законов не означает ничего особенного, особенно в Греции, где некоторые институциональные функции начинаются и заканчиваются на бумаге. Если нет политической воли, законы - просто бумага", - пишет сайт newsbreak.gr.:

"Официальное признание государством геноцида понтийских греков турецкой стороной должно стать существенным. Это означает, что государственное образование должно уделять должное внимание этому великому событию, которое нанесло непоправимый ущерб нашему народу. Кроме того, греческая дипломатическая машина должна воспользоваться благоприятной международной ситуацией, осторожно и быстро продвигать вопрос о международном признании геноцида понтийских греков турками. Лучшая дань уважения нашим непобедимым предкам - это действие!".

Источник

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСреда, 19 мая 2021 21:31
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта