Menu
Login

Проект "Святослав". Когда оживает история

Проект "Святослав".  Когда оживает история

К юбилею Чесменского сражения российские подводные археологи предложили греческим коллегам совместный проект на острове Лемнос.

На состоявшейся в октябре в Афинах международной конференции «Dive in Blue Growth» от России выступила исследовательская группа «Морское, речное и подводное наследие» кафедры музеологии РГГУ (Российского государственного гуманитарного университета). Она представила проект исследования и создания виртуальной музейной экспозиции линейного корабля «Святослав», затонувшего у берегов греческого острова Лемнос в 1770-м году.

Подводные археологи из РГГУ Сергей ФАЗЛУЛЛИН, Юрий ТКАЧЕНКО и Сергей ХОХЛОВ в эксклюзивном интервью нашему изданию рассказали подробности:

- На конференции обсуждались вопросы организации управления подводным культурным наследием, доступа к нему и его защиты. Среди участников были специалисты из Греции, Италии, Испании, Франции, Австрии, Турции, Болгарии, США, Колумбии, Индонезии. Делились своим опытом, обменивались мнениями. Нам было очень интересно узнать о современных технических разработках в сфере подводных исследований. Например, американский коллега рассказал о том, что они уже сейчас используют в работе роботов-медуз, которые могут вести подводные наблюдения, образуя между собой единую информационную сеть, и о проекте по созданию для тех же целей электронных рыб. Итальянские коллеги говорили об автоматических приборах, следящих за тем, чтобы кто-нибудь без разрешения не нырял в район расположения подводных археологических памятников. Также они продемонстрировали прототип системы, позволяющей при помощи виртуальной реальности обеспечивать доступ на подводные объекты не имеющим навыков подводного плавания людям, то есть организовывать виртуальные прогулки под водой. Сейчас итальянцы работают над тем, чтобы можно было добиться передачи всех тех ощущений, которые человек испытывает при реальном погружении под воду. Все это очень впечатляет.

 

- Какие существуют сложности с доступом на подводные археологические объекты и его защитой?

- По греческим законам, без специального разрешения нельзя снимать под водой и погружаться на объекты старше пятидесяти лет.   Поэтому, чтобы дайверы могли удовлетворить свое любопытство, в настоящее время в Греции  стали создавать дайвинг-парки. Туда можно попасть организованно и увидеть все, вплоть до затонувших кораблей. При этом, как выяснилось, у самих хозяев конференции много вопросов друг к другу - нет единства относительно того, что можно и что нельзя дайверам. Можно ли приближаться ко дну на близкое расстояние? Ведь если  один человек прикоснется к подводному объекту,  другой, третий - и вот уже там нет водорослей, а лежащая на дне  амфора превратилась в черепки! Вот и обсуждаются эти вопросы в поиске оптимального решения - как все это организовать, как обеспечить защиту подводных археологических памятников и подводной фауны, при этом соблюдая законодательство в части обеспечения  доступности их посещения.  

У многих участников было  свое мнение на этот счет. Греки настолько увлеклись, что в завершение разговора даже перешли с английского на греческий язык. Спор шел о том, как достичь баланса между доступностью для туристов подводного мира Греции, с целью привлечения их в страну, и обеспечением сохранности подводных археологических объектов.

- Какая тенденция превалирует в профессиональной среде в отношении подводных археологических памятников?

- В последнее время становится популярной концепция in situ (в переводе с латинского «на месте»). Она декларирует невмешательство: например, лежали тысячу лет под водой амфоры, не разрушились, вот и  пусть  лежат дальше. Но это значит, что на суше их никто не увидит. Тогда надо решить проблему, как «сводить» людей туда, к этим амфорам. Другое дело, что не все памятники находятся в таких местах, до которых можно легко добраться. К примеру, на конференции рассказали об одном интересном корабле, лежащем на большой глубине - около семидесяти метров. Там могут работать только технические драйверы. Что можно сделать, чтобы его увидели те, кому недоступно реальное посещение? Создать для них  виртуальную экспозицию. Корабль можно отснять, создать 3D модель этого корабля и соединить ее с достижениями группы, которая  делает трехмерный шлем. Этот шлем вкупе с костюмом позволит совершить виртуальную прогулку по кораблю и испытать все те ощущения, которые испытывает человек, находясь под водой.

- Вы представили на конференции свой проект. Как он появился, и в чем его суть?

- К нам обратился журналист Алексей Никулин, изучивший во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике рукопись контр-адмирала Хметевского Степана Петровича, героя Чесменского сражения, участника Первой Архипелагской экспедиции. Хметевский подробно рассказал о боевых действиях в Средиземном море флота Российской империи в ходе Русско-турецкой войны 1768-1774 годов. В рукописи, вместе с описанием событий, есть очень много карт, схем и рисунков автора. И в том числе подробно описана гибель одного из кораблей русской эскадры - линкора «Святослав».

Спустя два месяца после Чесменского сражения корабль шел ночью в районе острова Лемнос. «Святослав» вел британский лоцман, и на  его карте не была обозначена большая мель в этом районе. В результате линкор сел на эту мель и застрял. Пришедшие на помощь корабли попытались его стащить на глубокую воду, но испортилась погода - начался шторм. Попытки спасти корабль вынужденно прекратили, и «Святослав» пришлось оставить. А чтобы он не достался туркам, было принято решение его сжечь. Экипаж благополучно  эвакуировали. Но все находившееся на корабле тяжелое снаряжение - пушки, якоря и так далее - вынести было невозможно, оно осталось на нем и затонуло. Таким образом, получилась своего рода капсула времени на дне. Неглубоко: шесть-восемь метров. А поскольку там снимать запрещено, как и везде под водой в Греции, то Алексей Никулин обратился к нам, как к подводным археологам, с просьбой-предложением: если есть возможность,  установить контакты с греческой стороной  и получить разрешение на съемку.

Мы попытались найти информацию о линкоре «Святослав» в архивах. Нашли два листа чертежей, оригиналы, и это все. В целом, в России от той эпохи мало что осталось. В 2020-м году грядет 250-летний юбилей Чесменского сражения, в котором была одержана самая убедительная победа российского флота за всю его историю, и предложение Алексея Никулина  вызвало у нас повышенный интерес. Мы подумали, что можно попробовать собрать все документы на эту тему, которые есть в разных странах, в электронном виде в одном месте. Заснять эти документы, отснять сохранившиеся под водой объекты, попытаться их восстановить с помощью специальных компьютерных программ, дополнить 3D моделями и сделать видеоролики о жизни на кораблях той эпохи. При современном развитии техники это возможно. Как результат - создать виртуальный музей, посвященный Первой Архипелагской экспедиции, чтобы можно было изучать историю, окунувшись на место реальных событий. Увидеть то, как выглядит корабль сейчас и то, как он выглядел раньше, когда был в полном порядке и в строю. В случае успешной реализации проекта можно будет увидеть детали и оборудование линкора, собрание документов, артефактов, моделей кораблей, видеореконструкции сражений и быта моряков той эпохи.

- Договоренности с греческой стороной достигнуты?

- Да, предварительные договоренности были достигнуты на конференции. Собственно, наше участие в ее работе и было первым шагом на пути воплощения идеи. Мы выступили с предложением греческой стороне организовать на остров Лемнос совместную экспедицию - с первоначальной задачей заснять то, что там есть. Затем уже вместе подумать над тем, нет ли возможности что-то со дна поднять и сделать настоящий небольшой музей на острове. При положительном исходе он может стать дополнительным туристическим объектом, интересным не только россиянам, но и туристам из других стран. Это более сложная задача, так как все поднятые объекты должны быть тщательно законсервированы, чтобы не дать им рассыпаться в прах на поверхности. Также должны быть обеспечены их сохранность и соответствующее размещение, и все это очень недешево.  

Благодаря тому, что в месте нахождения «Святослава» отличная видимость, можно будет дать возможность не только дайверам увидеть корабль, но и, как вариант, организовать посещения для туристов. В Греции есть подводные лодки с иллюминаторами, суда со стеклянным дном - возможно, с них можно будет увидеть останки корабля. Глубина в районе кораблекрушения «Святослава» это позволяет. На людей такие зрелища производят большое впечатление. В общем, есть над чем подумать.

Кроме непосредственного выступления на конференции, мы обсуждали проект с нашими коллегами и представителями министерства культуры Греции. Греческая сторона заинтересовалась проектом, но отметила, что дело это не быстрое - необходимо пройти ряд согласований, а окончательное решение находится в компетенции министра культуры.

- Очевидно, пока рано говорить о том, как будет осуществляться финансирование проекта?

- Первый этап не будет очень затратным. У нас есть опыт использования парусных яхт для того, чтобы доставить водолазное снаряжение до нужного места. Арендовать яхту стоит во много раз дешевле, чем большое экспедиционное судно. Сейчас главное - никуда не торопясь договориться о совместной экспедиции.  Важно, что греческая сторона подчеркнула - никаких непреодолимых препятствий для ее осуществления нет. Плюс ко всему добавляет уверенности взаимная заинтересованность в сотрудничестве между университетами.

- С кем из греческих коллег познакомились с прицелом на привлечение к проекту?

- Накануне конференции мы читали в российских новостях, что в Греции команда под руководством Димитриса Куркумелиса подняла с британского брига «Ментор», затонувшего во время крушения в 1802-м году, золотые украшения, кухонную утварь и другие ценные артефакты. Каково же было наше удивление, когда на следующий день к нам подходит и представляется сам Димитрис! Уже потом, вечером, мы смотрели новости на греческом телевидении - он на фоне музея Акрополя, где  проходила конференция, давал интервью об экспедиции. Мы были в восторге и очень надеемся на взаимодействие с ним.

- Назовете самую запомнившуюся из ваших экспедиций?

- В этом году мы нашли на Дону затопленный город Саркел, который был построен в девятом веке нашей эры, и, как ни странно, греческими инженерами. Правительство Хазарии обратилось к императору Византии с просьбой помочь с постройкой крепости на Дону. Император направил туда своих инженеров, которые сначала прибыли морем в Херсонес, а уже оттуда добрались до Дона и определили место для постройки. Там не оказалось нужных камней, но греки не растерялись: соорудили печи и  организовали производство квадратных кирпичей, из которых и построили крепость. Археологи обнаружили ее в конце девятнадцатого века и идентифицировали по записям византийского императора Константина Багрянородного, в которых изложена эта история с греческими инженерами. Исследовали Саркел в первой половине двадцатого века, но лишь где-то одну треть. В 1952-м году он был затоплен при строительстве Цимлянского водохранилища. Координаты были утеряны. Но ничего: город - не иголка. Мы нашли это место, нашли эти кирпичи.

 Узнав об этом, археологи-исследователи хазарских поселений задали нам новую задачку: рассказали, что в станице Цимлянской был большой красивый собор. Согласно легенде, он был построен  из кирпичей, которые казаки взяли из стен Саркела. Собор был не только затоплен, но и взорван - остались одни руины. Из груды кирпичей собор снова не соберешь, а специалистам они бы пригодились. Ведь на некоторых саркельских кирпичах встречаются древние рисунки, надписи. Мы нашли развалины собора на дне. Убедились, с большой долей вероятности, что это именно те кирпичи и блоки, из которых были построены хазарские городища.

Но история на этом не заканчивается. В Херсонесе мы помогаем местным подводным археологам в их исследованиях той части города, которая затоплена морем. Сейчас ведутся исследования портовых сооружений древнего Херсонеса. Судя по возрасту керамики, удалось обнаружить именно тот порт, в который прибыли греческие инженеры из Византии по дороге на Дон. Так что наследие Греции продолжают активно исследовать по берегам Черного и Азовского морей, и даже на Дону.

- Это правда, что девяносто процентов работы подводного археолога, как и сухопутного - это работа с архивами, а потом уже - вода, погружения?

- По-разному. Дело в том, что вода, погружения - это все очень важно. Как сказал нам один сухопутный археолог, подводная археология - это точно такая же археология, что и сухопутная, отличается только средой. Но мы не стали его разубеждать и  говорить ему о том, что в этой среде мы можем продержаться без спецсредств минуты три, и на этом для нас все закончится.

С тем же Саркелом: когда мы погружались, температура воды на поверхности была двадцать градусов, а внизу - десять, темно и видимость метра полтора-два. Холодно там и страшно. В случае со «Святославом» греческий подводный археолог Димитрис Куркумелис  предупредил нас - в том месте, где лежит корабль, бывают сильные течения и большие волны из-за малых глубин. Значит, или нам придется терпеливо ждать спокойного моря, или использовать с борта яхты подводного робота, чтобы он разглядел все за нас.

Готовимся мы всегда долго и тщательно. Да, первый этап - это всегда архивы. Затем подбираем оборудование для конкретного случая, потом тщательно продумываем погружение и только после всего этого - непосредственно работа на объекте, где в течение короткого времени ты должен предельно выложиться. После экспедиции начинается еще один большой этап работы – «камеральный». Это обработка полученных данных и написание отчета.

- Какие чувства вы испытываете, когда погружаетесь под воду и соприкасаетесь с историей?

- Когда находишься под водой, прежде всего думаешь о том, как максимально сосредоточиться и тщательно  сделать свою работу. Главная задача - собрать как можно больше информации. Важно ничего не потерять и ничего не забыть сделать, потому что запасы воздуха ограничены и второго захода может не быть - не хватит времени или просто испортится погода. Это уже потом приходит ощущение восторга от того, что удалось найти что-то необычное или значимое.

- Если с проектом «Святослав» все сложится благополучно, чего мы  вам искренне желаем,  где можно будет увидеть итоги этой работы?

- На сайте Российского государственного гуманитарного университета, в музеях. А если проект продолжится, то, возможно,  непосредственно на острове Лемнос.

 

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеПонедельник, 04 ноября 2019 14:38
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта