Menu
Login

Синдром Иуды или почему патриарх Феодор II признал ПЦУ

  • Автор  Константин Шемлюк
  • Просмотров 4773
Патриарх Феодор и Митрополит Онуфрий. Патриарх Феодор и Митрополит Онуфрий.

8 ноября 2019 года Александрийский патриархат официально признал ПЦУ. Это стало большой неожиданностью для многих верующих не только Украины, но и всего православного мира.

Совсем недавно Александрийский патриарх Феодор II заявлял, что в Украине есть только одна каноническая Церковь – УПЦ, и только один канонический Предстоятель – Блаженнейший Митрополит Онуфрий. Что же произошло? Почему позиция главы Александрийского патриархата вдруг поменялась столь радикально и, главное, как простым верующим относиться к этому?

Утверждение раскола

То, что попытка легализации неканонической религиозной структуры ПЦУ ни к чему хорошему не приведет, было понятно с самого начала. Сейчас, после отпадения от Церкви (а говорить нужно именно об этом – без обиняков и дипломатии) большей части Эллады, а теперь и Африки, мы с вами вынуждены констатировать: раскол мирового Православия стал неизбежностью, историческим и религиозным фактом.

Более того, именно после падения Александрии вирус раскола убрал почти все препятствия, мешающие его распространению, и теперь скорость его роста будет равняться скорости свободного падения тела в условиях гравитации. Т.е. чем ближе к земле, тем выше скорость падения.

В последнее время мы слышим двусмысленные заявления от предстоятеля Кипрской Православной Церкви архиепископа Хризостома, слышим голоса в поддержку ПЦУ из Грузинской Православной Церкви, удивляемся позиции некоторых болгарских иерархов и наблюдаем довольно странную политику Румынской Церкви. Вопрос, который волнует многих, – кто следующий? И, как бы страшно он ни звучал, ответ на него тоже прост: совершенно неважно, какая Церковь отпадет от Христа следующей, важно, кто останется с Христом.

Раскол мирового Православия стал неизбежностью, историческим и религиозным фактом.

В этой связи стоит напомнить, что Церковь – это Тело Христово. Символ веры четко указывает на Ее природу – Святая, Соборная и Апостольская. В Церкви всегда присутствует благодать Святого Духа, она имеет соборную структуру (потому что только через нее можно победить эгоизм и жажду власти), и у Нее наличествует апостольское преемство. Отсутствие любого из этих факторов превращает сообщество верующих людей в организацию с признаками религии, в идеологическую или иную партию, но не в Церковь.

Поэтому, в связи с «украинским вопросом», можно констатировать не только факт уничтожения апостольского преемства в среде раскольников и тех, кто вошел с ними в общение, но и разрушение принципа соборности. Вся ситуация вокруг ПЦУ – от начала и до конца – атака именно на Соборность Церкви.

Атака на Соборность Церкви

Глава Православной Церкви – Христос. Это аксиома из любого православного катехизиса или учебника по догматическому богословию. Классический катехизис митрополита Филарета (Дроздова) гласит: «Веровать в Церковь – значит благоговейно чтить истинную Церковь Христову и повиноваться ее учению и заповедям с уверенностью, что в ней пребывает, спасительно действует, учит и управляет благодать, изливаемая от Единого Вечного Главы ее, Господа Иисуса Христа». Другими словами, Церковь на протяжении всей истории учила, что Ее Главой является только Господь Иисус Христос.

Однако в последнее время фанариоты и их приверженцы из греко-язычных Церквей выдвинули совершенно дикую для православного сознания теорию о том, что главой земной Церкви является патриарх Константинополя.

Например, митрополит Спартанский Евстафий заявил, что сегодня в мире существует «приблизительно 900 000 000 православных христиан, признающих патриарха Константинополя в качестве главы Православия на земле, хотя вообще Главой нашей Церкви мы считаем Христа. Но на земле это Вселенский патриарх». По его словам, именно патриарх Константинополя, а не Христос, является  центром Православия.

И не надо думать, что это заявление – единичный случай. Многие архиереи как Греции, так и Фанара согласятся со словами митрополита Спарты.

В последнее время фанариоты и их приверженцы из греко-язычных Церквей выдвинули совершенно дикую для православного сознания теорию о том, что главой земной Церкви является патриарх Константинополя.

Поэтому не стоит удивляться, что украинский вопрос решают не соборно, а кулуарно, путем закулисных переговоров, подкупа, угроз и шантажа. Например, Синод Элладской Церкви предоставил право признавать или не признавать ПЦУ своему предстоятелю – архиепископу Иерониму. Патриарх Александрийский пошел еще дальше – признал ПЦУ даже без синодального решения.

Клирик Европейской Архиепископии РПЦ Александр Занемонец написал на своей странице в Facebook:«Такой-то патриарх признал новую украинскую Церковь, а такой-то не признал… Но кто же будет первым, который перестанет говорить о Церкви – "это наше внутреннее дело"? Чья здесь будет инициатива? Разве вопросы такого масштаба не должны решаться соборно, а не путем закулисных переговоров? А так хотелось видеть время завершения понтификата п. Варфоломея в возвращении к церковной соборности, а не к монархии, повсеместной».

Налицо грубое попрание принципа Соборности. И не только внутри отдельных Православных Поместных Церквей, но и на всецерковном уровне. Через уничтожение Соборности прямо на наших глазах люди, которые еще недавно были в Церкви, разрывают Ее на мелкие части, что в итоге приводит к превращению Церкви в политический инструмент.

Несколько дней назад Патриарх Кирилл заявил:

«Скажу, может быть, несколько неожиданную вещь. Почему папизм опасен? Конечно же, потому, что папизм не проистекает ни из Слова Божия, ни из Предания Церкви. Но предложу еще один, совершенно иной аргумент: папизм опасен тем, что на одного человека повлиять гораздо легче, чем на группу людей. И папа, и патриарх, который хочет стать папой, становятся очень притягательной целью для сильных мира сего, а влияние извне на одного человека может погубить Церковь.

Когда формировалась система соборного управления Церковью, святые апостолы хорошо понимали, что они делают. Невозможно, чтобы в контексте Римской империи только один человек нес бы ответственность за всю Церковь – ведь его могли арестовать, его могли склонить к сотрудничеству, его могли испугать. Однако эти опасности сходят на нет, когда Церковь управляется коллегиально, соборно.

Поэтому и в наше время нужно отстаивать соборное управление Вселенской Церковью. Мы не оспариваем первенство по чести Константинопольского патриарха, но мы не согласны с любыми посягательствами на вселенскую власть. Константинопольский патриарх, пребывающий на территории Турции, лично очень уязвим. Поэтому остается только молиться, чтобы Господь избавил его от влияний, которые могут пагубно отразиться на жизни всей Церкви».

Факторы влияния: Госдеп, этнофилетизм и потеря веры

Патриарх РПЦ полностью прав: без Соборности Церковь – только инструмент для решения мимолетных проблем. Возникновение и признание ПЦУ – прекрасная тому иллюстрация.

Церковный раскол в Украине создали в начале 1990-х при помощи государственной власти в лице бывшего функционера Коммунистической партии, а позже первого Президента Украины и анафематствованного митрополита Филарета.

То же касается и ПЦУ – президент Петр Порошенко и тот же Филарет создали новую «Церковь». При этом они пользовались всемерной поддержкой Госдепа США и политических сил внутри Украины.

При помощи все того же Госдепа оказывают беспрецедентное давление на Предстоятелей других Поместных Церквей с целью признания ПЦУ, и это давление приносит свои плоды.

Большую роль во всеправославном кризисе играет греческий шовинизм. Странное желание возродить былое величие Византийской империи приводит многих греков к фактической узурпации Православия. Например, в отношении Украины эллины постоянно подчеркивают, что православная вера – это их дар нам, что мы от них приняли учение Христа и апостолов.

На Фанаре все время акцентируют внимание на материнском характере Константинопольской Церкви, и не только для Украины, но и для всего мира.

При помощи Госдепа США оказывают беспрецедентное давление на Предстоятелей Поместных Церквей с целью признания ПЦУ, и это давление приносит свои плоды.

Именно поэтому многие греческие иерархи воспринимают борьбу Фанара за ПЦУ в контексте общеправославной борьбы эллинизма против славянского мира, что приводит к совершенно непредсказуемым последствиям.

Однако за всей этой внешней борьбой стоят внутренние причины, главная из которых – умаление веры. Очень прискорбно наблюдать, как наследники апостолов связывают свои чаяния и упования не с помощью Божией, а с помощью Госдепа или других политических структур. Делая ставку на силу, на человеческий фактор православные епископы отказываются от Промысла Божьего, а это неизбежно приведет к упадку во всех сферах.

Проблема всей ситуации с ПЦУ не в том, что некоторые иерархи признали структуру, которую не признают другие иерархи, а в том, что эта структура – антиканоническая, безблагодатная и раскольническая. В ее основе лежит борьба против самого принципа церковности, в конечном итоге – против самой Церкви. Это вирус, принять который можно только не имея иммунитета веры.

Чтобы понять, насколько глубоко этот вирус поразил православных иерархов, достаточно сравнить их позицию и высказывания двух- или трехгодичной давности и сегодня. Что мы увидим? Что еще недавно все епископы и богословы утверждали свою приверженность канонам Церкви, стояли на страже чистоты вероучения и утверждали, что украинский раскол – безблагодатное учреждение.

Одним из первых среди этого сонма иерархов был и Александрийский патриарх Феодор.

Предательство: Иуда, Феодор и другие

После разрыва евхаристического общения с патриархом Константинопольским Варфоломеем первым предстоятелем в Диптихе, которого за каждым богослужением читал Патриарх Московский, стояло имя святейшего патриарха Феодора. Его личная позиция по отношению к украинским раскольникам, вплоть до вчерашнего дня, была непримиримой.

Еще во время Критского Собора, на котором предстоятели неофициально обсуждали вопрос признания тогда еще УПЦ КП, патриарх Феодор четко и недвусмысленно выразил свою поддержку Блаженнейшему Митрополиту Киевскому Онуфрию: «Пусть он знает, что Александрийский патриархат и мы все пребываем рядом с канонической Украинской Православной Церковью под водительством Блаженнейшего Митрополита Онуфрия».

Фактически те же слова он повторил и во время визита в Одессу в октябре 2018 года: «Мы вместе с канонической Украинской Православной Церковью, вместе с теми, кто хочет православного единства, <…> оставайтесь верными канонической Церкви».

В июне 2019 года он же заявил: «Я считаю, что решение может быть найдено. Просто пусть каждый из нас оставит личные интересы в стороне и увидит прежде всего интерес Церкви. <…> Я жил в Украине, я испытал боль и раскол Украинской Церкви. Но я также очень хорошо знаю Русскую Церковь, потому что я прожил в ее недрах целых десять лет, а Патриархат Александрийский имеет с ней эмоциональные связи».

Наверное, именно из-за этих «эмоциональных» связей поступок патриарха Феодора по отношению к УПЦ и восприняли в том же свете, что и поступок Иуды по отношению к Христу. Мы снова стали свидетелями предательства.

Прискорбно, что в последнее время этих предательств становится все больше. Можно вспомнить и высказывания архимандрита Ефрема Ватопедского. Например, в 2015 г. он заявил«Обращаюсь к украинскому народу и прошу, чтобы они держались канонической Православной Церкви, которую возглавляет Блаженнейший Митрополит Онуфрий. И я с любовью вас прошу, чтобы мы стали членами канонической Церкви. И вся Святая Гора принимает и признает только каноническую украинскую Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием».

В декабре 2017-го он обратился к нашему народу в рамках проекта «Слово к украинцам», где сказал следующее: «Раскол режет, как ножницами, и тот, кто ушел в раскол, должен понять: он уже вне лона Церкви. Мы тут, на Святой Горе, очень скорбим из-за раскола украинской Церкви, который совершил Филарет. Поэтому мы просим всех наших братьев, которые ушли из канонической Церкви, обращаемся и просим, чтоб они вернулись в лоно Православной канонической Церкви».

Но, как известно, в итоге человек, сказавший эти слова, согласился присутствовать в Киеве на «интронизации» Сергея Думенко.

Давление на монахов, или сколько стоит совесть

Многие говорят, в том числе в нашей Церкви, что на тех, кто соглашается с признанием ПЦУ, оказывают давление – Госдеп, правительство, геополитическая ситуация, внутрицерковные проблемы…

Давили на архиепископа Иеронима, на архимандрита Ефрема, на патриарха Феодора: «На патриарха Феодора, который лично против признания ПЦУ, оказывалось давление со стороны МИД Греции (через это ведомство проходит финансирование греческим государством Александрийского патриархата). Данная структура угрожала прекратить финансирование, если Феодор не признает ПЦУ. Это давление греческих дипломатов поддержала группа митрополитов Александрийского патриархата, которые угрожали сбросить патриарха».

И мы понимаем, что это правда, и на них действительно давили.

Но, с другой стороны, как можно надавить на человека, который умер для мира? Как можно надавить на того, кто подражает мученикам и говорит о монашестве, как о равноангельном житии?

Вот, например, слова архимандрита Эмилиана, известного афонского подвижника и старца: «Монашество – это принятие на себя пожизненного мучения, восприятие сознания мученика, которое, безусловно, радуется борьбе и никогда не удовлетворяется достигнутым».

Как можно надавить на человека, который умер для мира? Как можно надавить на того, кто подражает мученикам и говорит о монашестве, как о равноангельном житии?

А преподобный Иоанн Лествичник подчеркивал: «Всем приступающим к сему доброму подвигу, жестокому и тесному, но и легкому, должно знать, что они пришли ввергнуться в огонь, если только хотят, чтобы в них вселился невещественный огонь».

Получается, что все высокопарные слова упомянутых выше монахов – просто слова, которые не имеют никакого значения не только для нас, но и для них? Оказывается, можно вот так, просто применив определенную «тактику переговоров», убедить монахов пойти против совести, убеждений и, главное, своей Церкви?

Как говорил когда-то знаменитый гангстер Аль Капоне, «при помощи аргументов и револьвера можно сделать намного больше, чем при помощи одних аргументов». Жаль только, что эти слова относятся и к людям Церкви.

Созижду Церковь Мою…

Церковь создал Сам Христос, и никакие бури и треволнения внешнего мира не смогут уничтожить Ее. В истории есть огромное количество примеров, когда казалось, что дни Церкви Христовой на земле сочтены, что ересь, раскол или гонения победили.

Достаточно вспомнить арианскую ересь, которая поразила фактически всю территорию Византийской империи. Православных христиан тогда осталось очень мало – епископат, духовенство, монашествующие и миряне в огромном количестве поддерживали александрийского пресвитера Ария. Но тогда против него выступил человек, который вошел в историю Церкви с именем Афанасий Великий, – сначала как диакон, а позже и как епископ. Его гнали, пытались убить, преследовали, но, несмотря на это, святитель Афанасий веру свою и Церковь не предал. И именно он в конечном итоге победил.

Можно вспомнить и преподобного Максима Исповедника, который во время торжества монофелитской ереси был одним из немногих православных во всей Византийской империи, которые отказывались признать новое еретическое учение. К нему приходили епископы и вельможи, уговаривали его прекратить упорствовать, сулили награды и звания, которыми осыплет его император, как только он примет ересь, говорили, что вся Церковь вместе с Константинопольским патриархом уже исповедует монофелитство. На это преподобный Максим отвечал: «Поистине вся сила неба не заставит меня сделать это, ибо что отвечу – не говорю Богу, но моей совести, – если бы ради славы человеческой, самой по себе не имеющей никакого существования, клятвенно отрекся я от веры, спасающих любящих ее?» За эти слова преподобного Максима предали анафеме, отрезали руку и язык, и отправили в ссылку на Кавказ, где он вскоре скончался. Но в результате именно Максим победил.

Не менее пагубными были для Церкви и различные расколы. Например, в начале 1920-х годов государственная власть в Советском Союзе создала так называемую Обновленческую церковь, которую тогда поддержали представители тех же патриархов, что и сейчас – Константинопольский и Александрийский. Однако очень скоро, утратив поддержку государства, обновленцы маргинализировались и исчезли с исторической арены, оставив после себя позорную память.

Томос раздора

Самый большой вред от Томоса и признания ПЦУ представителями различных Поместных Православных Церквей заключается в том, что своими действиями они вносят смуту в умы и души неукрепившихся в вере и позорят Церковь в глазах всего остального мира. Этот соблазн, который выглядит очень похожим на жерновный камень, больше всего вредит проповеди Евангелия. А мы помним, что говорил Христос по этому поводу.

Но отчаиваться и унывать по поводу происходящего нельзя. Кто бы ни признал ПЦУ, каким бы авторитетным в духовном мире этот человек ни был, нам надо всегда оставаться со Христом. Человек изменчив, слаб, подвержен внешним влияниям, а Истина, проповеданная Христом, вечна и неизменна.

Апостол Павел призывал христиан оставаться верными этой Истине, даже если ангел с неба будет проповедовать нечто иное. То же самое касается и нас. Мы знаем, что Церковь, чадами Которой мы имеем честь называться, основана Самим Христом, является Его Телом и дает возможность наследовать Царствие Небесное. Это главное. А все остальное – только трава полевая, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь (Мф. 6, 30).

СПЖ

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСуббота, 09 ноября 2019 18:32
Наверх

Новости по Email

Новостные ленты

Партнеры сайта