Menu
Login

В шаге от «томоса»

  • Автор  Фёдор Яковлев
  • Просмотров 1117
В шаге от «томоса»

6 января 2019 года в Стамбуле Константинопольский патриарх Варфоломей должен вручить президенту Украины Петру Порошенко и избранному на «объединительном соборе» в Киеве 15 декабря 2018 года главой Православной церкви Украины Константинопольского патриархата (ПЦУ КП) митрополиту Епифанию тот самый «томос»,

о котором так много говорили, писали и спорили в 2018 году, предоставление которого усиленно пытались представить, как единственный способ уврачевания церковного раскола на Украине и создания «единой поместной автокефальной украинской церкви», и которое совершенно предсказуемо превратилось в банальную попытку Константинопольского патриархата (КП) легитимизации в виде некой вассальной структуры в составе своего же КП двух неканонических украинских религиозных объединений, так и оставшихся непризнанными Православными Поместными Церквями, в том числе самим КП, вплоть до своей самоликвидации в день проведения «объединительного собора». 

Видимо, вследствие того, что этот факт стал слишком очевидным даже для самых активных приверженцев создания новой церкви на Украине под юрисдикцией КП, особой радости в стане ПЦУ КП по этому поводу явно не наблюдается. К тому же и массового рвения перейти из единственной признанной всеми Поместными Православными Церквями канонической и автономной Украинской Православной Церкви (УПЦ) в ПЦУ КП тоже не видно. Для того, чтобы более-менее объективно оценить сложившееся к настоящему времени положение в вопросе переходов, для его наглядности можно применить своеобразный «религиозно-математический» подход и перевести ситуацию в определённые сравнительные цифры. У Иисуса среди 12 самых верных его последователей всё равно оказался один отступник или 8,4% от общего количества апостолов, что можно, условно естественно, взять за «контрольный» показатель того «исторического» уровня вероотступничества, которое в целом на авторитет Иисуса, веры в него, его учение и дальнейшее становление Церкви не повлияло.

Из УПЦ в ПЦУ КП перешли 2 архиерея из 97 или 2,1% от общего количества и ни одной епархии, т. е., по сути в пределах статистической погрешности. С учётом же наличия в УПЦ в настоящее время 12 409-ти священников и 12 092-х приходов, чтобы выйти даже на «контрольный» показатель в 8,4% из УПЦ в ПЦУ КП должны перейти 1042 священника и 1016 приходов. В действительности, те несколько десятков священников и приходов, которые заявили в течение двух недель после создания ПЦУ КП о своей готовности перейти из УПЦ в ПЦУ КП, тоже находятся в пределах статистической погрешности и ущерба на положение и авторитет УПЦ в украинском обществе не только не оказали, но и наоборот, скорее их укрепили, поскольку показалисплочённость и стойкость основной массы священнослужителей и прихожан УПЦ в этих непростых условиях. В целом, именно эти пару десятков приходов и можно считать «естественным» оттоком священников и приходов из УПЦ, поскольку все остальные переходы если и будут, то понятно, что только под жёстким давлением местной и центральной власти, которая является главным инициатором и организатором создания ПЦУ КП, преследуя сугубо политические цели.

Для ПЦУ КП ситуация сложилась в настоящее время не совсем благоприятная, в первую очередь, в силу того, что она создавалась не естественным образом, — не по желанию прихожан и служителей"Украинской православной церкви Киевского патриархата» (УПЦ КП) и «Украинской автокефальной православной церкви» (УАПЦ), а по принуждению сверху, и не столько по религиозным, сколько по политическим мотивам, к тому же без устранения существующих противоречий между сторонами этого объединения, а также, в отдельных случаях, даже без учёта их принципиальных интересов в этом объединении. Это привело к тому, что часть сторонников создания на Украине церкви под юрисдикцией КП даже не стали принимать участие в «объединительном соборе». А те, кто в силу различных обстоятельств были вынуждены в нём таки принять участие, в настоящее время оказались в достаточно неловком положении, поскольку декларируемые ими цели и принципы в ходе агитации за её создание, главным из которых являлся «независимый» («автокефальный») статус новой церкви, кардинально расходятся с действительным положением вещей, что уже видно из утверждённого без обсуждения на «объединительном соборе» устава ПЦУ КП и окончательно оформятся в положениях полученного «томоса», после чего от необходимости объяснения этих расхождений уклониться будет уже невозможно, так же, как и объяснить, почему ПЦУ КП не «независимая» («автокефальная») церковь, а находится в полном подчинении Константинопольскому патриархату, по сути являясь его структурной единицей.

Показательнее всего это продемонстрировал в интервью 27 декабря 2018 года украинскому изданию «Главком» самыйпоследовательный и авторитетный сторонник автокефалии от КП, который ещё в 2005 году заявил об этом в своём открытом письме к митрополитам УПЦ — митрополит Черкасский и Каневский УПЦ Софроний, возмущённо-разочарованно заявивший:

«Я — человек свободный, не хочу быть вассально зависимым от греков. Это не автокефалия. Их Устав говорит о том, что у нас в Украине образовалась греческая церковь» и жёстко ответил на обвинение о якобы существующей «зависимости» УПЦ от Русской Православной Церкви (РПЦ):

«Зависимость от кого? Зависимость, это тогда, когда мы платим взносы, когда мы всё выполняем под протекторатом Москвы. Вот это зависимость. Мы рукополагали епископов, они давали клятву Киеву. Мы открывали монастыри, даже третью лавру в Украине открыли. И не брали никакого благословения ни у кого в Москве. Мы никакого благословения у Москвы не просили. Это независимость. Просто, понимаете, всё перекручивается и не так как надо принимается. Я понимаю, что надоела Москва, всё понимаю. Но надо подходить по-честному, добросовестно к этому вопросу».

И это при том, что ненамного ранее, — 14 мая 2018 года, тот же митрополит Софроний в интервью тому же «Главкому» категорически заявлял: «Будет наша церковь! А если вы не хотите, то, пожалуйста, организовывайте свои приходы так, как это делает Русская православная церковь заграницей, где она имеет свои приходы, своих епископов. Вот и в Украине она будет иметь. А то все пугают расколом. Да пусть, пусть хоть Путину молятся»! Полностью оправдывал Софроний в этом интервью и действия Порошенко: «Он же хочет, чтобы в его государстве, пока он президент, был порядок. Он совсем не вмешивается, он просто хочет сделать лучше». Судя по тому, что появлению, хотя бы появлению (!), Софрония на «объединительном соборе» не помог ни визит Порошенко к Софронию в Черкассы 20 ноября 2018 года, ни славословие при этом Порошенко в его адрес:

«Я хотел бы поблагодарить Вас за очень содержательный, очень откровенный и наставнический разговор искреннего и верующего человека, который очень любит Украину, который очень любит Черкащину, который строит здесь храмы и который смотрит в будущее украинской церкви — будущее украинской поместной автокефальной православной церкви. Низкий поклон Вам и благодарность за Ваши труды», ни даже орден князя Ярослава Мудрого IV степени, которым Софрония 2 декабря 2018 года наградил Порошенко, условия предоставления «томоса» действительно оказались для Софрония совершенно неприемлемыми.

И это несмотря на твёрдое намерение Софрония ещё даже 18 ноября 2018 года обязательно участвовать в «объединительном соборе», чтобы окончательно определиться с переходом в ПЦУ КП: «всё будет решено, где мне остановиться, это уже после собора. Если я на соборе увижу, что это не ведёт к вечности в спасительном смысле, я туда не пойду. Просто я поеду на собор, чтобы мне проникнуться, углубиться и сделать для себя вывод». Как оказалось в действительности, для того, чтобы «проникнуться, углубиться и сделать для себя вывод» о том, «что это не ведёт к вечности в спасительном смысле» Софронию не понадобилось даже сугубо формальное участие в «объединительном соборе». Это свидетельствует о том, что 15 декабря 2018 года на «объединительном соборе» была образована явно не та «независимая» церковь, о которой шла речь во время агитационной кампании за её создание, которую хотел и на которую рассчитывал Софроний, являющийся несомненным авторитетом для сторонников создания украинской церкви под юрисдикцией КП из числа священнослужителей УПЦ.

О том, что с созданием ПЦУ КП были явные сложности свидетельствует и хронология создания ПЦУ КП, — 9 апреля 2018 года в Стамбуле состоялась шестичасовая встреча Порошенко с Варфоломеем, после чего события стали развивать просто в суперскоростном режиме, — 17 апреля Порошенко встретился со спикером и главами фракций Верховной Рады Украины (ВРУ), на которой заявил, что он, «как президент, принял решение обратиться к Вселенскому патриарху, к его святейшеству с просьбой о предоставлении томоса Украинской независимой, точнее, поместной автокефальной церкви», в связи с чем попросил «чтобы парламент поддержал это обращение и сделал это как можно быстрее», и объяснил причину спешки: «Для того, чтобы это было в ближайшее время на Соборе в Синоде рассмотрено, и принято соответствующее решение. Очень надеюсь, что это решение может быть принято до 1030-летия крещения Украины-Руси».(прим. — крещение Руси отмечается 28 июля)

18 апреля Порошенко встретился с главой УПЦ КП Филаретом и главой УАПЦ Макарием, от каждого из которых принял заявления от имени их «церквей» в адрес Варфоломея, подписанные служителями УПЦ КП и УАПЦ, и с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием, от которого вместо заявления получил отказ от участия в этом процессе. Поэтому, надо полагать, чтоте подписи 10 митрополитов УПЦ под заявлением в адрес Варфоломея от имени УПЦ, о существовании которых постоянно говорилось, Порошенко либо собирал сам, либо это делала его администрация. 19 апреля Порошенко, и именно как президент Украины, обратился к Варфоломею уже со своим письмом по поводу создания церкви, которое в тот же день лично представил депутатам ВРУ, поддержавших его 268-ю голосами «за», и уже 20 апреля заместитель главы президентской администрации Ростислав Павленко передал Варфоломею в Стамбуле все обращения.

И уже в тот же день, 20 апреля, на сайте КП в пресс-релизе о прошедшем 19−20 апреля заседании Синода КП было указано, что «получив от церковных и гражданских властей Украины, представляющих миллионы украинских православных христиан, прошение об автокефалии», КП «решил тесно взаимодействовать и координироваться со своими братскими Православными церквами по этому вопросу». 25 апреля турецкий госслужащий Димитриос Архондонис, он же Константинопольский патриарх Варфоломей, видимо, отчитался о проделанной работе перед президентом Турции Реджепом Эрдоганом во время их личной встречи в особняке Эрдогана в Анкаре. И вот после такого бурного организационного «спринта»… наступил застой. Полный. На целых четыре месяца, во время которых прошла даже столь вожделенная для Порошенко дата 1030-летия крещения Руси, поскольку совершенно нетрудно представить какой пропагандистский эффект для его президентской кампании имело бы вручение «томоса» Варфоломеем в Киеве именно в этот день!

Естественно, что закулисные и подковёрные «договорняки» разной степени интенсивности продолжались практически непрерывно, но видимых событий не было. За всё это время не были созданы ни в УПЦ КП, ни в УАПЦ хотя бы для видимости стремления к «объединению» хоть какие-нибудь «объединительные комиссии», например, как это было, хоть и неудачно, в 2015 году. Активность проявила только УПЦ, которая отправила в июне в Стамбул на переговоры с целью уточнения ситуации с возможным предоставлением «томоса», а также донесения позиции УПЦ по этому вопросу делегацию в лице четырех постоянных членов Синода УПЦ во главе с митрополитом Одесским и Измаильским Агафангелом. Присутствовавший на этой встрече представителей УПЦ с Варфоломеем местоблюститель Западноевропейского экзархата Константинополя и митрополит Галльский Эммануил сказал: «мы убеждены, что все вместе можем сотрудничать и внести общий вклад на благо Украины и решения данного вопроса. И сегодняшняя беседа была благословенным моментом для нас, и мы верим, что в этом общении и постоянном диалоге мы достигнем общей цели на благо всей Православной Церкви». Чего стоили его высокопарные слова в действительности, показало его председательство на «объединительном соборе» 15 декабря в Киеве.

И только 7 сентября КП на своём официальном сайте опубликовал сообщение, что «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии Православной Церкви в Украине» в Киев назначены экзархи КП, — архиепископ Памфильський УПЦ в США Даниил и епископ Эдмонтона и Западной Епархии УПЦ в Канаде Иларион. Но ни их прибытие в Киев, ни их встреча 17 сентября с Порошенко, ни даже её бравурная видеотрансляция в ФБ, инициативу тех, кто собственно и должен был объединяться, никак не пробудило, — ни «объединительных комиссий», ни совместного проекта Устава так и не было создано. 11 октября Синод КП принял решение о том, что Филарет иМакарий «канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, и их последователи восстановлены в общении с Церковью»; «отменено юридическое обязательство Синодального письма 1686 года, выданное по обстоятельствам того времени, которое предоставило право через икономию Московскому Патриарху назначить митрополита Киевского» и обращение «ко всем участвующим сторонам с призывом избегать присвоения церквей, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия».

16 октября возвратившиеся в Киев после Синода КП экзархи патриарха Варфоломея также, но уже в закрытом режиме, встретились с Порошенко, после чего даже была озвучена дата «объединительного собора», — 25 октября. Но, поскольку это должны были организовывать УПЦ КП и УАПЦ, то, как уже стало обычным, снова ничего не произошло. И эту ситуацию лучше всего характеризует интервью Макария, в котором он чистосердечно сказал: «От общения с Филаретом я в шоке: ни по уставу, ни по названию он не готов идти на компромиссы и со злобой сказал, что статус будет патриарший. Экзархи ничего не говорят. С президентом мы тоже этого не обсуждали, я за него не буду комментировать. Нет ни названия, ни устава ЕПЦ, ни формата — патриархия или митрополия, к объединительному собору мы не готовы».

Так что, вполне естественно, что при таких обстоятельствах «объединения» к делу создания на Украине новой церкви под юрисдикцией КП снова, как и в апреле, были вынуждены самым непосредственным образом приступить всё те же «реальные объединители» и 3 ноября в Стамбуле Порошенко и Варфоломей подписали некое секретное соглашение о сотрудничестве и взаимодействии между Украиной и КП. А по информации украинского издания «Вести» в этом соглашением (приложении к соглашению), видимо в качестве платы за «томос», обуславливалась передача непосредственно КП ряда храмов и монастырей, которые в настоящее время находятся в пользовании УПЦ. Естественно, что в этот период Порошенко неоднократно пробовал «уговорить» принять участие в процессе создания ПЦУ КП митрополита Онуфрия, но каждый раз получал твёрдый отказ. Его попытка встретиться 13 ноября с.г. со всеми архиереями УПЦ тоже потерпела провал, поскольку ехать на встречу к архиереям в Киево-Печерскую Лавру Порошенко не рискнул, а к нему на встречу в Национальный центр делового и культурного сотрудничества «Украинский дом» (бывший музей В. Ленина) приехали всего… три архиерея из 83 принимавших в этот день участие в Синоде УПЦ. 

В сложившейся ситуации КП был просто вынужден сам разрабатывать устав создаваемой церкви, утверждать его на Синоде КП 27−29 ноября, а также рассылать всем архиереям УПЦ, УПЦ КП и УАПЦ персональные приглашения за подписью Варфоломея на «объединительный собор». При этом письма от Варфоломея архиереям УПЦ с приглашением для участия в «объединительном соборе», видимо, были направлены в адрес Порошенко, поскольку непосредственно архиереям УПЦ эти письма пересылались либо вручались лично главами областных государственных администраций. Технической организацией «объединительного собора» на месте в Киеве тоже занималась администрация президента, в конечном итоге превратившая церковное собрание в ярко выраженный политический элемент избирательной программы Порошенко, что подтверждает также появившаяся в СМИ информация о том, что после получения «томоса» Порошенко намерен вместе с Епифанием отправиться агитационный тур по 17 областям Украины.

С учётом наглядной очевидности того, что «объединением» занимались отнюдь не те, кого «объединяли», то точно также очевидно, что даже получение «томоса» никак не сгладит существующие противоречия между сторонами «объединения», которые «объединительный собор» не только не устранил, но даже породил новые, в том числе, и на самом высоком уровне. Об этом свидетельствует, например, недопуск на «собор» администрацией президента профессора университета Лойола-Меримаунт в Лос-Анджелесе, архимандрита РПЦ Кирилла (Говоруна), получившего такое же личное приглашение, как и остальные участники «собора» и специально прилетевшего на это мероприятие из Лос-Анжелеса. Возможно его не допустили потому, что нынешний патриарх РПЦ Кирилл был его наставником и рукополагал в диаконы и священники и даже при постриге в монашество Сергей Говорун принял имя Кирилл, возможно потому, что митрополит Софроний в одном из интервью в октябре заявил, что его кандидатура в предстоятели новой церкви, «это архимандрит Кирилл (Говорун)», возможно были и другие причины, но факт проявления неуважения со стороны Порошенко лично к Варфоломею налицо.

Не исключено, что именно о последствиях этого конфликта в интервью украинскому телеканалу Espreso. TV рассказывал служитель ПЦУ КП Климент (Кущ): «делегация греков после того, как побывали в администрации президента, хотела покинуть территорию Украины. И, как сказал президент, он дал поручение закрыть аэропорт и не выпускать ни один самолёт». Возможно причина конфликта была и другая, но сам конфликт, описанный Климентом, очень наглядно демонстрирует атмосферу в которой проходил «объединительный собор» и уровень отношений его организаторов. Говорун же, несмотря на свою принадлежность к РПЦ, полностью поддерживает все решения КП о предоставлении «томоса» и действия украинской власти в отношении УПЦ, а по поводу ситуации на Украине в интервью «Главкому» 29 октября 2018 года отвечая на вопрос о возможности «усиления межцерковной конфронтации» заявил: «она как может быть, так может и не быть. Идеальная модель — гармоничное сосуществование двух канонических церквей в Украине. Одна — независимая, а другая церковь Московского патриархата».

Правда, в феврале 2009 года у него было прямо противоположное мнение по этому поводу, которое он высказал в интервью украинскому изданию «Тиждень.ua»: «Известная в Украине проблема создания по крайней мере двух параллельных юрисдикций как пути решения вопроса единства украинского православия. Действительно, это один из возможных вариантов выхода, потому что какая-то часть приходов идет к общению с Вселенским православием. Но есть и обратная сторона этой модели, что будет означать эскалацию конфликтов между двумя каноническими юрисдикциями, которые могут перерасти в глобальное противостояние между двумя частями православного мира. Поэтому мы считаем, что эта модель является не просто неэффективной и утопической, но и вредной, так как содержит в себе угрозу единству украинского общества, украинского государства» и добавил: «Создание параллельных юрисдикций — это не выход». Видно к такой оценке его обязывала в то время должность председателя отдела внешних церковных связей УПЦ, а у таких «говорунов» место сидения, как правило, и определяет точку зрения.

Вполне логично, что в связи с переходом в ПЦУ КП появились проблемы у экс-митрополита Винницкого и Барского УПЦ Симеона (Шостацкого), который даже подал иск к Киевской Митрополии УПЦ… о восстановлении его в должности?! Естественно, что УПЦ расценила этот иск, как желание Симеона вернуться обратно в лоно УПЦ, на что он ответил гневным заявлением, что в УПЦ он возвращаться не желает, а иск в Винницкий городской суд к Киевской Митрополии УПЦ подавал, как Владимир Иванович Шостацкий. Но, во первых, на первой же странице решения Винницкого городского суда от 28 декабря 2018 года, сканы которого опубликованы в некоторых СМИ, указано, что истцом является… «митрополит Симеон». И, если это не соответствует действительности, то Симеон должен был опротестовать это решение, как не соответствующее действительности, но поскольку он этого не сделал, то его заявление, что он подавал иск в суд только, как Владимир Иванович Шостацкий является не более, чем неуклюжей и очевидной ложью.

Во-вторых, Симеон не может не понимать, что Киевская Митрополия УПЦ не может восстановить его в должности управляющего епархией УПЦ до тех пор, пока он является членом другой церкви, в данном случае ПЦУ КП, и это обстоятельство УПЦ подробно разъяснила в соответствующем заявлении юридического отдела УПЦ от 3 января 2019 года. Позицию Симеона, который не сумев стать предстоятелем ПЦУ КП, остался у разбитого корыта, поскольку из порядка 250 приходов его бывшей епархии желающих присоединиться к нему нет и десятой части, да и тем присоединяться пока некуда, поскольку ПЦУ КП в настоящее время юридически не существует, понять можно, — Порошенко, занятому избирательной кампанией, он уже не нужен, перспектив в ПЦУ КП, в которой в силу большинства будут главенствовать выходцы из бывшей УПЦ КП, — никаких, так что почему бы не прозондировать почву в отношении возврата в УПЦ? К тому же, это можно использовать и для шантажа новых коллег и власти, — не поможете с приходами и содержанием, — вернусь обратно, чем вас опозорю.

А основные свары в УПЦ КП вспыхнут после того, как будет получен «томос» и придётся создавать в УПЦ КП единую структуру, избирать Синод, делить епархии и перераспределять между ними приходы, в результате чего часть приходов экс-УАПЦ может оказаться в приходах экс-служителей УПЦ КП и наоборот. Какими будут эти отношения наглядно демонстрируют события 9 декабря 2018 года в селе Винятинцы Тернопольской области, где служители УАПЦ, возглавляемые главой Тернопольской епархии УАПЦ Тихоном, избили прямо в церкви отца Ивана, который не дожидаясь создания УПЦ КП, в октябре (!) перешёл из УАП в УПЦ КП, затащив его за алтарь и выбив им дверь в иконостасе! Поскольку избиение Ивана происходило во время воскресного служения прямо на глазах прихожан, то последние, будучи в большинстве, избили и изгнали нападавших, которые впоследствии мотивировали своё нападение обвинением Ивана чуть ли не во всех смертных грехах, включая педофилию?!

Ситуация в УПЦ в настоящее время достаточно стабильная, о чём свидетельствуют проходящие в епархиях УПЦ общеепархиальные собрания духовенства, высказывающие верность и преданность УПЦ и поддержку её предстоятелю митрополиту Онуфрию, которого, с одной стороны, можно было бы подвергнуть критике за его недостаточную твёрдость и принципиальность, проявленные по отношению к сторонникам получения «томоса» от КП среди архиереев УПЦ, но, с другой стороны, к настоящему времени становится понятно, что преждевременные внутренние разборки по этому поводу, особенно с какими-то наказаниями (прещениями), могли бы только усилить противоречия и ослабить УПЦ, вполне возможно приведя к совершенно непредсказуемым последствиям, особенно в случае отторжения этих архиереев. А, как показали события вокруг «собора», даже ярко выраженная до гипертрофированности «антимосковитость» того же митрополита Софрония, тем не менее, не заслонила у него здравого смысла, объективного видения событий и, в первую очередь, стремления видеть благо для УПЦ в её максимальной независимости от кого бы она не исходила, что в данной ситуации больше работает на сплочение УПЦ, нежели на её разъединение.

Видимо, потому в упомянутом заявлении юридического отдела УПЦ от 3 января 2019 года и особо отмечена патриотическая позиция Софрония, поскольку в настоящее время даже ему с его сторонниками стало очевидно, что большей самостоятельности, чем от РПЦ, получить от КП нереально, а «быть вассально зависимым от греков» Софроний категорически не хочет и жёстко защищает УПЦ от обвинений в «зависимости от Москвы», отмечая, что «всё перекручивается и не так как надо принимается», а «надо подходить по-честному, добросовестно к этому вопросу». И обвинить в необъективности в этом «вопросе» давно и хорошо известного своей категоричной «антимосковитостью» Софрония никак не получится ни с какой стороны. А сохранение верности УПЦ со стороны таких патриотически настроенных архиереев УПЦ, как Софроний, гораздо сильнее «тысячи слов» развенчивают пропагандистские мифы об «антигосударственности» УПЦ, что в настоящее время для УПЦ очень важно.

Позиция РПЦ и достаточно жёстко высказана в Послании патриарха Кирилла патриарху Варфоломею от 31 декабря 2018 года, последний абзац которого выглядит практически как ультиматум:

«Если же Вы поступите в соответствии с намерениями, изложенными в Вашем письме, то Вы навсегда утратите возможность служить единению святых Божиих Церквей, перестанете быть Первым в православном мире, насчитывающем сотни миллионов верующих, а причиненные Вами страдания православных украинцев последуют за Вами на Страшный суд нелицеприятного Господа нашего и будут свидетельствовать перед Ним против Вас. Всем сердцем молюсь, чтобы этого не случилось. Еще не поздно остановиться».

Вне сомнений, что это послание Варфоломею рассчитано не только на внимание адресата, но и остальных глав Поместных Православных Церквей, на что явно указывает фраза «в последний раз обращаюсь к Вам пред лицом всей Православной Церкви» и является своеобразным ответом на письмо Варфоломея от 24 декабря 2018 года, разосланное предстоятелям всех Поместных Православных Церквей, в котором Варфоломей сообщал о результатах «объединительного собора» и выражал надежду на признание ПЦУ КП и её руководителя.

Но, пожалуй, гораздо более убедительным предупреждением, и не только для КП, являются решения Синода РПЦ от 28 декабря 2018 года, — «Образовать Патриарший Экзархат в Западной Европе с центром в Париже» (журнал №105) и «Образовать Патриарший Экзархат в Юго-Восточной Азии с центром в Сингапуре» (журнал №106), что фактически означает начало экспансии со стороны РПЦ на указанные территории, а также доклад председателя отдела внешних церковных связей митрополита Волоколамского Илариона о зарубежных поездках с 18 октября по 19 декабря (журнал №131), среди которых особо следует отметить встречи с Папой Римским Франциском, патриархом Александрийским и всей Африки Феодором II, патриархом Антиохийским и всего Востока Иоанном Х, архиепископом Новой Юстинианы и всего Кипра Хризостомом II и католикосом-Патриархом всея Грузии Илиёй II, на которых, естественно, обсуждалась ситуация на Украине, что свидетельствует об огромном объёме работы по доведению позиции РПЦ о ситуации на Украине. Правда, на этом фоне как-то «странно» выглядит отсутствие оценки РПЦ деятельности архимандрита РПЦ Говоруна по пропаганде создания ПЦУ КП?!

Кроме того, для оценки ситуации на Украине со стороны Поместных Православных Церквей будет иметь значение и ситуация с Архиепископией православных русских церквей Западной Европы (АПРЦЗЕ), имеющей 65 приходов, 11 действующих церквей и два монастыря, у которой КП решением Синода от 29 ноября 2018 года не только отобрал ранее представленный «томос», но и «по рекомендации Его Святейшего Вселенского Патриарха Варфоломея» фактически АПРЦЗЕ… вообще упразднил?! Однако, глава АПРЦЗЕ архиепископ Хариупольский Иоанн вместо выполнения решения Синода КП собрал 15 декабря 2018 года пастырское собрание, в котором приняло участие почти всё духовенство Архиепископии, а после обсуждения в Совете Архиепископии, состоявшемся сразу после пастырского собрания, принял решение о созыве Внеочередного общего собрания Правящего епархиального объединения православных русских ассоциаций в Западной Европе, председателем которого он является. Внеочередное общее собрание в котором примут участие все клирики Архиепископии, а также делегаты от мирян, избранных приходами и общинами Архиепископии с повесткой дня: «Обсуждение решения Вселенского Патриархата о «реорганизации статуса экзархата», оглашенного в Сообщении Священного Синода от 29 ноября 2018 года» состоится 23 февраля 2019 года в Париже.

С учётом того, что к настоящему времени решение Синода КП об упразднении АПРЦЗЕ признал только Свято-Сергиевский богословский институт в Париже, который 28 ноября принял решение перейти в юрисдикцию Галльской митрополии КП, то налицо явное непослушание практически аналогичное непослушанию УПЦ, соответственно и реакция на их непослушание решениям Синода КП должно быть тоже практически аналогичной. К тому же, Внеочередное общее собрание АПРЦЗЕ вполне может принять решение о переходе под юрисдикцию либо РПЦ, либо Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ), если только препятствием для такого решения не будет служить то, что в этом случае Архиепископии придётся прекратить евхаристическое единство с КП, так же, как это ранее сделали РПЦ и РПЦЗ.

К настоящему времени ответ на письмо Варфоломея от 24 декабря предоставила Польская Православная Церковь (ППЦ), копию которого её предстоятель Блаженнейший Митрополит Варшавский и всей Польши Савва направил митрополиту Онуфрию с указанием его полного титула, что означает признание Польской церковью УПЦ как единственной канонической Церкви на Украине. Кроме того, в ответе Варфоломею указано, что ППЦ выступает за принципиальное соблюдение канонических норм церковной жизни, согласно которым статус автокефалии может быть предоставлен, только в том случае, если в одной стране существует одна Церковь, сама автокефалия должна быть предоставлена по представлению Матери-Церкви после консультаций со всеми предстоятелями Поместных Православных Церквей, а несоблюдение этих требований может привести к дальнейшим разделениям, поскольку в вопросах догматического и канонического характера не следует руководствоваться политическими соображениями, что вообще звучит, как прямое обвинение Варфоломея в политиканстве. 

ППЦ также указала, что «объединительный собор» не устранил проблему на Украине, а, наоборот, усилил её, привнося в жизнь общества много болезненных явлений не только церковных, но и социально-политических, а в отношении снятия запретов с раскольников, особо отметила, что согласно древней церковной традиции, запрет снимает тот, кто ее налагал. К тому же, у Филарета и его последователей не видели раскаяния, покаяния, смирения, которые обычно предшествуют снятию запретов, поэтому их нельзя признать настоящими пастырями, которые могут осуществлять таинства, а так называемому «митрополиту Епифанию», в действительности светскому человеку, нанесен вред» и обратилась к Варфоломею с просьбой обдумать решение о собрании предстоятелей Поместных Православных Церквей, поскольку ППЦ хочет видеть со стороны Варфоломея действия, которые «объединяют Православие, а не разделяют его».

Остальные Поместные Православные Церкви, видимо, определятся со своими ответами после предоставления «томоса», но уже сейчас можно с уверенностью говорить о том, что митрополиту Онуфрию, основываясь на принципах каноничности и независимости Украинской Церкви, удалось сплотить архиереев, священников и прихожан вокруг УПЦ, ради единства которой все остальные разногласия, в том числе между архиереями УПЦ, отступили на задний план. А такое единство УПЦ, особенно в условиях жёсткого давления на неё со стороны власти, естественно, будет в немалой степени оказывать положительное влияние на позицию других Поместных Православных Церквей в их оценке церковной ситуации на Украине.

Источник ➝

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСуббота, 05 января 2019 13:23
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта