Menu
Login
  •  

В камере тараканы бегают прямо по людям — интервью осужденного в Греции украинского музыканта

В камере тараканы бегают прямо по людям — интервью осужденного в Греции украинского музыканта

Пока украинское внешнеполитическое ведомство, а также лично президент Порошенко изо всех сил раскручивают тему украинского режиссера Сенцова, в Греции в ужасных условиях находятся более 110 украинских моряков, в том числе музыкант Сергей Шваюк.

О трагической истории украинца рассказало украинское издание "Факты". 

Двоих граждан Украины в Греции приговорили просто к фантастическому сроку. Одного из лидеров известной группы «Перкалаба» Сергея Шваюка (на фото справа) и его друга, кузнеца и музыканта из Ивано-Франковска Петра Литвинчука посадили на 192 года. Причем изначально наших соотечественников собирались отправить за решетку вообще на нереальный срок — 630 (!) лет для каждого. Украинцев обвиняют в том, что они нелегально переправляли пакистанских мигрантов из Турции в Италию. Но что же было на самом деле?

«ФАКТАМ» удалось пообщаться с одним из наших осужденных соотечественников вскоре после оглашения приговора. Петр Литвинчук утверждает, что его и Сергея подставили.

Устраивались на работу абсолютно легально, — говорит Петр. — По крайней мере, мы были в этом уверены. Человеку, который нам предложил работу, доверяли. Да и как не доверять коллегам по музыкальному цеху? Я сам музыкант, люблю рок. Сергей Шваюк — вы знаете — играет на трубе в популярной группе «Перкалаба». Серега готовился к очередному концерту. И тут мы во Франеке (Ивано-Франковске. — Авт.)на свою беду встречаем музыканта из Грузии по имени Паата. Я слышал его музыку. Группа, в которой он играет, исполняет что-то вроде панк-рока.

Как обычно бывает у рокеров? Сначала поговорили о музыке. А потом Паата неожиданно предложил нам с Сергеем подработать за границей. Мол, у его знакомого по имени Сандро есть фирма в Турции, которая организовывает туристические походы на прогулочной яхте. Им нужны были матросы.

preview

*На переднем плане Сергей Шваюк


— А вы раньше выходили в море?

— Нет, на яхте мы раньше никогда с Сергеем не плавали. Но Паата уверил нас, что в ее управлении нет ничего сложного. Нас обучат. Обещал хорошую зарплату — 2,5тысячи евро за три недели. И отдохнем хорошо, и подзаработаем. К тому же, по словам нашего знакомого, трудоустройство будет легальным.

Короче, мы согласились. Сергей тут же позвонил своему продюсеру Олегу Гнативу и сообщил, что в ближайшем концерте он не сможет принять участия. Собирались в дорогу в кратчайшие сроки, в предвкушении приятного путешествия.

Некоторое время, в ожидании нашей яхты, в Турции мы жили в гостинице. Номера оплатила принимающая сторона. С нами проводили инструктаж по управлению и, когда мы уже были готовы к работе и собирались выйти в свой первый рейс, наш работодатель сказал: «В нейтральных водах поломалась одна из яхт. Там нам нужно забрать туристов и перевезти их в город Мармарис». Ну что ж, работа есть работа. Но именно с этого момента начались странности, которые не могли нас с Сергеем насторожить. Так, предполагалось, что в рейс мы выйдем с инструктором. Но в самый последний момент выясняется, что мы двое — единственные члены экипажа. Ну, нам настроили навигатор и мы отправились в путь. К своему удивлению, в указанной точке нас ждала совсем не прогулочная яхта.

— И что было дальше?

— Несколько вооруженных турок запрыгнули к нам на борт. Из трюмов их корабля начали выбегать какие-то люди в восточной одежде. Я насчитал, что их было не менее шестидесяти. При том, что яхта была рассчитана всего на десять туристов.

«Go to Italia!» — закричал главный турок, размахивая оружием. У нас с Сергеем забрали мобильные телефоны и сказали, куда мы должны были направляться. Нам ничего не оставалось делать, как повиноваться. Когда мы немного отплыли от места, где к нам подсадили пассажиров, я хотел пробраться к рубке, чтобы отправить сигнал SOS. Понимал, что попали в нешуточную ситуацию. Но пробраться к рубке через людей, лежащих на палубе чуть ли не один на другом, не представлялось возможности.

Где-то на четвертый день пути мы подходили к берегам Греции. В нейтральных водах навстречу нашей яхте направился катер береговой охраны. Я, стоя на борту, подавал сигналы, что мы в опасности. Но охрана на них никак не реагировала. Так мы с Сергеем и оказались под арестом. Сколько я ни пытался объяснить греческой полиции, что мы вообще тут ни при чем, что нас подставили, никто и слушать не хотел. При этом общение с нами велось через переводчика, который еле-еле владел русским языком.

Такой суровый приговор стал для вас шоком?

В Греции за убийство меньше дают. За убийство одного человека у них по закону — 16 лет лишения свободы. А за перевозку нелегала — максимум 25 лет. Наших пассажиров было 63 человека. Судья поначалу собирался нам дать не по тысяче с лишним, а «всего» по 630 лет. Правда, вскоре этот срок смягчили до 192.

А так-то, по факту, мы людей спасали от горькой жизни. Хотя и не умышленно. Причем береговая охрана нас доставила в Грецию из нейтральных вод. А мы в Грецию вообще не собирались заходить.

preview

*Группа «Перкалаба»


В каких условиях вы сейчас находитесь в тюрьме? Я слышал, что она одна из самых страшных в Европе. Сколько человек у вас в камере?

Сейчас нас четверо. Хотя в Греции тюрьмы переполнены. Бывало и такое, что в камере на четыре кровати содержали пятерых заключенных. Здесь ужасный грибок, толпы клопов, тараканы бегают прямо по людям, совершенно не стесняясь. До врача достучаться нереально. Особенно у меня есть потребность в услугах стоматолога. Наш корпус он должен обслуживать по вторникам. Я уже два месяца записываюсь, а на прием никак не попаду. Мучаюсь. Но в других греческих тюрьмах еще хуже. Наши ребята спят в камерах на полу.

Вы сейчас вместе с Сергеем?

Да. До приговора нас держали порознь. А теперь мы в одной камере. Кроме нас, еще парень из Мариуполя и белорус. Все по одной и той же статье. 

Вам организовывали встречу с консулом? Вообще помогают представители МИДа?

Консул приходил. «Хлопці, у вас все добре?» — «Ну добре». И идет дальше. Чисто для галочки его визиты.

Какое к вам отношение со стороны тюремщиков?

Статья, по которой нас осудили — не самая уважаемая. Но тюремщики относятся лично к нам нормально.

Как кормят?

Еда — говно. Я вот хочу сказать еще такое. Греки и слышать не хотят имена наших работодателей. Для них мы и есть организаторами нелегальной переправки мигрантов. И что интересно, граждан других стран за такое же преступление могут осудить всего на год за каждого нелегала.

preview

Фото из тюрьмы


Вы давали показания на своих работодателей? Можете сказать, кто они? Паата?

Да. Он делал себе во Франеке фиктивный брак и получал украинский паспорт.

Может быть, его тоже подставили?

Да все он знает. Тут с нами сидят еще другие люди, которых он и Сандро подставили.

Ситуацию с тюремным приговором украинским морякам в Греции «ФАКТЫ» попросили прокомментировать юриста-международника Игоря Руденко, консультировавшего родственников Шваюка и Литвинчука.

В Греции сейчас из 150 украинских заключенных 110 сидят именно по этой статье — перевозка нелегальных мигрантов, — говорит юрист. — Тюрьма, где находятся Петр с Сергеем, действительно одна из самых худших в Европе. Но, скажем так, там есть и свои плюсы. Нет обязательной работы. Наоборот, заключенные сами стремятся получить так называемые трудодни, потому что за день работы засчитывается два отсидки.

Почему для наших был такой жесткий приговор?

Это так называемый превентивный приговор. Вроде как, чтобы другим неповадно было. Нелегальная миграция для Греции — это бич. Греки не знают, что делать с таким наплывом людей. Два прежде благополучных района Афин ныне превратились в самое настоящее гетто. Преступность, антисанитария.

Греция выполняет перед Евросоюзом свои обязательства по приему беженцев. Вот если бы пассажирами Петра и Сергея были, скажем, сирийцы, приговор мог бы быть вообще очень мягким. А на яхте перевозили пакистанцев. Там нет военных конфликтов, и жителей этой страны не считают в Европе за беженцев.

Сколько стоит переправить одного беженца?

Деньги идут огромные. Но не для перевозчиков. Организатор либо хозяин яхты получает по 5 тысяч евро за одного переправленного беженца. Вот и посчитайте, сколько заработали работодатели наших соотечественников на перевозке 63 пакистанцев.

Какова перспектива для наших узников? Неужели, они до конца своих дней уже не выйдут на свободу?

Есть один парадокс. На самом деле, если повезет, ребята могут оказаться на свободе скоро. Объясню. Сейчас им дали по 6 лет за каждого нелегала. Это, в принципе, уже ниже минимального срока. Но в Греции 6 лет дают за тяжкие преступления, при которых фактически не возможен выход на условно-досрочное. Адвокаты наших ребят уже подали апелляцию. Правда, ее будут рассматривать только девять месяцев спустя — примерно в конце апреля 2019 года. Есть надежда, что срок за каждого нелегала уменьшат до пяти лет. Дипломаты и юристы работают над этим. Тогда преступление уже не будет считаться тяжким. И тогда выход на свободу для ребят будет возможен уже… через3,5 года. Надеюсь, что это получится.

Вот только об украинских моряках и вообще об украинцах находящихся в тюрьмах разных стран мира, ни президент, ни омбудсмен, ни даже Верховная рада не вспоминают. Они ведь не в России сидят...

 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСреда, 08 августа 2018 16:09
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта