Menu
Login

Dr. Hany Mahfouz: «Коронавирус неправильно лечат»

Dr. Hany Mahfouz: «Коронавирус неправильно лечат»

Важное заявление от доктора Hany Mahfouz: «После лечения сотен пациентов в США я считаю, что COVID-19 не вызывает тяжелой вирусной пневмонии или ОРДС, как первоначально предполагалось», сообщает издание Известия.

Вся легочная механика не повреждена, и соблюдение легких в аппарате ИВЛ выглядит нормальным. COVID-19 является очень неприятным вирусом, вызывающим уникальный эффект. Поскольку он влияет на молекулы гемоглобина в крови, и поэтому развивается тяжелая гипоксемия и полиорганная недостаточность из-за серьезного снижения пропускной способности Hb, вызванного связывание и ингибирование молекулы гем-глобина. Вот как работают гидроксихлорохин и флавипривир, ингибируя связывание белка оболочки вируса с молекулой порфиринового кольца.

Протоколы использования аппаратов ИВЛ при остром респираторном дистресс-синдроме (ОРДС) могут вызывать повреждение легких, вызванное аппаратом, а не лечить больного. Инфильтрат в рентгенографии и компьютерной томографии вызван окислительным стрессом от скопления гем, выделенного вирусом в альвеолах, который вызывает химический пневмонит, а не вирусную пневмонию. Вирус зависит от порфирина, поэтому он более тяжелый у мужчин и быстрее растет с гликозилированным гемоглобином. И поэтому он вызывает проблемы у диабетиков и пожилых пациентов. Чем выше гемоглобином и фотолипофазой A2, тем лучше, так как нет цепей бета-глобина, которые можно связать, так что это не так уж плохо для детей. Гипербарический кислород и переливание крови могут помочь только на время. Вирус вызывает состояние, подобное росту метгемоглобинемии или отравлению угарным газом (СО).

Подводя итог

  •  COVID 19  не вызывает пневмонию или ОРЗ. Мы лечим подозреваемую неправильную болезнь;
  •  SARS2 - коронавирус связывается с гемоглобином таким образом, что выделяет ион "железа" в циркуляцию;
  •  гемоглобин  теряет способность связывать кислород, поэтому он не поступает в основные органы. Вот почему мы видим стойкую гипоксию наряду с очень быстрой недостаточностью многих органов;
  • чтобы еще больше упростить это, мы можем взять пример монооксида углерода, где гемоглобин не может переносить кислород;
  • железо, выделяемое в кровообращение, настолько токсично, что вызывает сильное окислительное повреждение легких (что объясняет двусторонние, и всегда двусторонние, помутнения матового стекла, наблюдаемые на КТ грудной клетки у этих пациентов. Которые ошибочно трактуются, как двусторонняя пневмония);
  • человеческий организм  пытается компенсировать это, повышая скорость синтеза гемоглобина, что объясняет, почему у этих пациентов высокий уровень гемоглобина;
  • другие компенсаторные механизмы для борьбы с железной нагрузкой, такие, как повышение уровня ферритина, объясняют очень высокий уровень ферритина, наблюдаемый у этих пациентов;
  • хлорохин, поскольку противомалярийные препараты работают для защиты гемоглобина от заражения малярийными паразитами ... в случае COVID 19 он выполняет те же функции, но только защищая гемоглобин от вирусной инвазии. Но он не лечит COVID 19, а скорее выполняет вспомогательные функции  в ранней стадии;
  • данная теория может объяснить, почему мы так быстро теряем пациентов, и почему искусственная вентиляция легких не столь эффективна при лечении, а использование протокола искусственной вентиляции легких ARDS не приносит никакой пользы. Более того, аппарат ИВЛ может и реально вызывает повреждения легких;
  • конечно, необходимы дополнительные исследования, чтобы понять точный патогенез, потому что это единственная надежда на правильное лечение. Мы не можем иметь дело с тем, чего полностью не понимаем.

Данная теория также может объяснить

  1. Почему высокий ферритин  является плохим прогностическим маркером (слишком много железа означает, что слишком много гемоглобина потеряло свою способность переносить кислород).
  2. Почему существует  моноцитоз, так как организму нужны избыточные макрофаги, чтобы поглотить избыточное количество железа в крови ... также, почему существует лимфопения, так как дифференцировка лейкоцитов предпочтительнее линии моноцитов линии лимфоцитов.
  3. Почему происходит повреждение печени  высоким уровнем аланинаминотрансферазы,  что  может быть связано с прямой вирусной инфекцией гепатоцитов или избыточным количеством железа в крови.

Тест на коронавирус в Греции: сколько стоит и где делать

К схожим выводам пришел также врач-патологоанатом, фармаколог Александр Эдигер, который выразил сомнение, что те изменения, которые происходят в легких пациентов с COVID-19, являются воспалением. Как говорит Александр Эдигер, врачи имеют дело не с пневмонией, а с очень специфичным поражением легких. Кроме того, Эдигер отмечает, что коронавирус поражает стенки сосудов и пищеварительный тракт, а не только клетки в легких, а также воздействует на гемоглобин в эритроцитах, в результате чего у больного формируется гипоксический синдром. «КП» обратилась за разъяснениями к ученому-кардиологу, профессору, члену-корреспонденту РАН, заместителю директора Медицинского центра МГУ имени М.В. Ломоносова Симону Мацкеплишвили.

- Я с большим уважением отношусь к Александру Владимировичу Эдигеру, но я с ним не согласен. Если говорить про поражение органов дыхания, то мы имеем дело именно с пневмонией, - говорит Симон Мацкеплишвили. – Изначально было известно, что легкие, действительно, это не единственная мишень для коронавируса. Он инфицирует клетки, на поверхности которых расположен определенный белок, к которому может прикрепиться своими шипами. Этим белком является ангиотензин-превращающий фермент 2, он расположен на мембранах клеток легочных альвеол, кровеносных сосудов, кишечника и, что крайне важно, сердца. Поэтому у части пациентов (примерно 3 %) коронавирусная инфекция начинается с диареи или сопровождается ей. Более того, у многих пациентов вирус выделяется со стулом, поэтому ПЦР-диагностика с использованием мазка из прямой кишки точнее, чем тестирование по мазку из носа и ротоглотки.

- А наличие рецептора к вирусу на кардиомиоцитах объясняет высокую частоту серьезного поражения сердца, которое наблюдается у 20-25% пациентов с COVID-19, - продолжает врач-кардиолог. – У пациентов может возникать вирусный миокардит, который серьезно усугубляет течение заболевания. Но все-таки основное место инфицирования SARS-CoV-2 – это легочный эпителий. Вирус вызывает его повреждение, к которому в дальнейшем присоединяется бактериальная инфекция. Поэтому изначально пневмония протекает как вирусная, но затем развивается классическая вирусно-бактериальная пневмония.

Симон Мацкеплишвили рассказал «КП», что врачи имеют дело именно с воспалением легких, которое проявляется всеми известными симптомами: лихорадкой, изменениями крови, кашлем. И главное, абсолютно характерными для такого состояния изменениями при рентгенографии или компьютерной томографии грудной клетки.

- Я не знаю, проводил ли Александр Эдигер, как патологоанатом, вскрытия пациентов. Но, как понятно из цитат в СМИ, его мнение основано на аналитике, - продолжает врач-кардиолог. – Он также ссылается на китайских ученых, которые сообщали о том, что вирус SARS-CoV-2 может вытеснять железо из гема, составляющей части гемоглобина, приводя к выраженному кислородному голоданию, повышению ферритина в крови. Это не так. При COVID-19 гипоксия возникает не потому, что гемоглобин в эритроцитах теряет способность переносить кислород, а потому, что легкие теряют способность переводить кислород из воздуха в кровь, и он до эритроцитов просто не доходит.

Поэтому, повторюсь, я считаю, что в качестве основного проявления COVID-19 мы имеем дело с пневмонией! И это очень важно, потому что сегодня есть, скажем так, недопонимание, почему умирает такое количество людей. Многие считают, что это происходит из-за страшной и непонятной врачам болезни, которую вызывает этот коронавирус. Но на самом деле большое количество людей умирает тогда, когда врачи не успевают их лечить при массовом поступлении тяжелых пациентов с пневмонией в медицинские учреждения. Именно на это и направлены все ограничительные меры – чтобы снизить вероятность одновременного поступления большого количества пациентов, когда система здравоохранения попросту захлебывается.

Профессор Симон Мацкеплишвили подчеркнул в интервью «КП», что врачи умеют лечить осложнения, вызываемые COVID-19, в первую очередь, пневмонию. В меньшей степени получается лечить острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС), потому что вне зависимости от того, вызвано ли это осложнение гриппом, коронавирусом, пневмококком, сепсисом или острым панкреатитом, это всегда крайне тяжелое состояние, и прогноз при нем довольно серьезный (крайне тяжелое проявление дыхательной недостаточности, сопровождающееся развитием отека легких, нарушением внешнего дыхания и кислородным голоданием – прим. Ред.).

- Поэтому, главная задача – не допустить, чтобы пневмония осложнилась острым респираторным дистресс-синдромом! – подчеркнул врач–кардиолог. – Да, сегодня мы не умеем «уничтожать» сам вирус SARS-CoV-2 ни антителами вакцины, ни специфическими противовирусными препаратами. Но это совершенно не означает, что мы не можем лечить пациентов с COVID-19, даже самых тяжелых! Мы их успешно лечим! На сегодня смертность от этого заболевания в Москве – менее 1%, а если быть точным, то и вовсе 0.7%. Что это значит? Только то, что больше 99% больных выздоравливают. И это прекрасный показатель того, что мы их лечим правильно!

Что на самом деле происходит с больными коронавирусом, мы скорее всего узнаем в ближайшее время. А пока на изучение этой непростой болезни брошены лучшие умы человечества.

Читайте Русские Афины в Google News (нажать 'Подписаться')

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеВторник, 21 апреля 2020 21:56
Наверх

Новости по Email

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Новостные ленты

Партнеры сайта