Menu
Login
  •  

Применение права непризнанных государственных образований

  • Автор  Вартан Оганов
  • Просмотров 1196
Применение права непризнанных государственных образований

Доклад президента Международной Ассоциации "Адвокаты без границ", Вартана Оганова, на прошедшем в Афинах в начале октября 2017 года Международном Научно-практическом Семинаре посвященном  адвокатуре, адвокатской  деятельности  и  международному праву, касающийся правовых аспектов непризнанных государств.

Провозглашение независимости сербского края Косово, а также республик Южной Осетии , Абхазии,Преднистровья,Нагорного Карабаха,Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики  придали новый импульс дискуссиям о праве народов на самоопределение, государственном суверенитете, правовых основаниях и критериях признания международным сообществом вновь образованных государств.

В научном сообществе активно обсуждаются политические и правовые аспекты таких вопросов, как момент возникновения государства как субъекта международного права, признание государства как субъекта международного права лишь частью международного сообщества и влияние такого частичного признания на статус такого государства.

В настоящее время на политической карте мира существует около 200 различных этнических образований, которые претендуют на суверенитет. Статус этих образований, получивших в литературе название «непризнанные государства», как субъектов международного права находится под сомнением.

Существование непризнанных государств является камнем преткновения в решении многих международных споров. В самом названии подобных образований содержится намек на конфликтность.

В тоже время де-факто непризнанные государства не просто существуют, они динамично развиваются, оказывают заметное влияние на международные отношения, в том числе участвуют в международном торговом обороте.

Таким образом, существование непризнанных государств в современном мире представляет собой объективный фактор, игнорировать который было бы ошибкой как с научно-теоретической, так и с прикладной точек зрения. Юридическая наука может и должна способствовать комплексному изучению такого политико-правового явления как «непризнанные государства».

В настоящее время в научных кругах идет активный поиск адекватных методологических и теоретических подходов к исследованию феномена непризнанности.

Непризнанным может быть названо государственное образование, полностью или частично лишенное международного признания, но обладающее всеми другими признаками государственности . Другими словами непризнанные государства — это политико-территориальные образования, обладающие в большинстве случаев ключевыми атрибутами государственности и, в первую очередь, способностью к эффективному внутренне  контролю над основной территорией при отсутствии международного признания, без которого они не могут полноправно вступать в правовые отношения с другими государствами .

preview

Выступление президента Международной Ассоциации "Адвокаты без границ", Вартана Оганова


Наличие того или иного государства — это объективный фактор, который не зависит от чьего-либо субъективного признания. «государство лишь постольку и существует, поскольку оно действует, властвует, правит».

Ключевым признаком возникновения нового государства является способность его органов осуществлять фактическую власть на данной территории, а также легитимность этих органов государственной власти, то есть признание их большинством населения данной территории и готовность им подчиняться.

Международная правосубъектность государства не зависит от дипломатического признания. Она возникает во время установления отношений с государством другими субъектами международного права и продолжается на протяжении всего периода этих отношений.

В дипломатической и судебной практике нередко возникает вопрос о применении законов непризнанного государства или государства с не признаваемым правительством. Известно немало судебных решений, исходящих из того, что непризнанное государство юридически не существует и потому его законы не подлежат применению.

Такого рода решения были основаны на конститутивной теории признания, согласно которой признание делает государство субъектом международного права. Эта теория постепенно уходит в прошлое. В настоящее время большинство исследователей склоняется к мысли, что международная правосубъектность государства не зависит от дипломатического признания и, следовательно, оснований дискриминации непризнанного государства в международном праве нет.

Применение иностранного права, в том числе непризнанного государства, осуществляется в рамках национального права и в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Отечественные коллизионные нормы, которые являются единственным юридическим основанием применения иностранного права, не содержат ограничений в отношении права непризнанного государства и современное международное право не содержит никаких дискриминационных положений в отношении непризнанного государства, то есть применение иностранных законов не должно ставиться в зависимость от признания этого иностранного государства.

Следует отметить, что существуют определенные пределы применения иностранного права. Применяемые нормы иностранного права не должны нарушать основополагающие принципы национального правопорядка — это твердо установившийся принцип международного частного права. Национальное право, допускает применение иностранного права, устанавливает порядок его применения, и, одновременно, очерчивает допустимые границы его применения на своей территории.

В соответствии со ст. 7 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года стороны могут по своему усмотрению устанавливать с общего согласия право, подлежащее применению арбитрами при решении спора по существу. Если не имеется указаний сторон о подлежащем применению праве, арбитры будут применять закон, установленный в соответствии с коллизионной нормой, которую арбитры сочтут в данном случае применимой.

Одним из актуальных вопросов, связанных с существованием непризнанных государственных образований, является вопрос о возможности применения их национального законодательства в отношениях с зарубежными партнерами, а также признания органами власти других государств правовых актов и юридических действий непризнанных государств. Будут ли считаться легитимными документы, выданные органами непризнанных государств (например, документы о регистрации актов гражданского состояния, удостоверяющие личность граждан, подтверждающие правоспособность юридических лиц и т. д.)?

На практике встречаются случаи, когда та или иная организация при подтверждении своего правового статуса как юридического лица приводит письменные доказательства, выданные соответствующими органами так называемых «непризнанных государств» или спорных «государственных образований» (в пространстве СНГ это Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Донецкая Народная Республика, Луганская Народная Республика), в которых отсутствуют (не действуют) территориальные органы государств, в состав которых входят эти образования.

Приведу пример по Российской Федерации: В Федеральную нотариальную палату поступают обращения нотариальных палат субъектов Российской Федерации о случаях представления российским нотариусам различных документов, выданных органами Абхазии, Нагорного Карабаха, Приднестровья, Южной Осетии,Донецской Народной Республики, Луганской Народной Республики.  В частности, для совершения нотариальных действий представлялись документы о регистрации актов гражданского состояния, удостоверяющие личность граждан, подтверждающие правоспособность юридических лиц, нотариальные документы.

Еще в 2007 году Федеральная нотариальная палата обратилась с запросом в министерство иностранных дел о возможности принятия Российскими нотариусами для совершения нотариальных действий документов, исходящих из государственных образований, не признанных Российской Федерацией самостоятельными субъектами международного права.

Официальная позиция Российского внешнеполитического ведомства состоит в том, что международное право не запрещает государствам признавать действительность некоторых юридических актов органов, осуществляющих фактическую власть на неподконтрольных официальной власти территориях.

Очевидно, что отказ в принятии документов непризнанных государств существенно нарушает права и интересы представивших данные документы граждан и юридических лиц. Так, например, не может быть заведено наследственное дело, если факт смерти наследодателя подтверждается свидетельством о смерти, выданным соответствующим органом непризнанного государства; удостоверена сделка, заключаемая лицом, предъявляющим для установления личности физического лица либо подтверждения правоспособности юридического лица документ государства, не непризнанного Российской Федерацией.

На протяжении многих лет  существует не мало проблем связанное с апостилем по  легализации документов иностранного образца  в Греческой Республике. Другими словами это международная стандартизированная форма заполнения сведений о законности документа для предъявления на территории стран, признающих такую форму легализации. Документы, заверенные апостилем в одном из государств-участников Конвенции, должны приниматься в другом государстве-участнике Конвенции без каких-либо ограничений.

Всем известно , что 5 октября 1961 года в эпоху заключения Гаагской конвенции не существовали  такие непризнанные государственные образования  как Южная Осетия , Абхазия,Преднистровье,Нагорный Карабах, Донецкая Народная Республика, Луганская Народная Республика.

Лица уехавшие из данных непризнанных государственных образований в Грецию на постоянное либо временное проживание,сталкиваются с большими проблемами в государственных организациях.От них требуют апостилированные документы согласно Гаагской конвенции 1961 года то,что практически не осуществима по природе.Считаю,что конвенция просто обязана принимать новый протокол относительно апостиля для  непризнанных государственных образований в целях  искоренения всех негативов относительно узаканивания своих документов в Греции..

В соответствии с международной практикой непризнание мировым сообществом того или иного территориального образования в качестве суверенного государства не означает, что другие государства обязаны не признавать любые правовые акты и юридические действия органов этого образования.

.Из японской судебной практики можно привести пример решения районного суда Киото от 7 июля 1956 года. В нем также было отмечено, что «международное частное право призвано найти самое подходящее право... и оно не интересуется регулированием взаимоотношений между суверенными государствами. Следовательно, иностранное право, применяемое по принципам международного частного права, не должно быть ограничено только правом признанных государств и правительств; эффективность иностранного права не должна зависеть от признания»

Правомерность признания некоторых актов непризнанных государственных образований была отмечена и международными судебными инстанциями.

Так, в Консультативном заключении «О юридических последствиях продолжавшегося, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН № 276 (1970), присутствия Южной Африки в Намибии» Международный суд ООН констатировал: «В общем, непризнание суверенитета Южной Африки над территорией Намибии, не должно повлечь лишение населения Намибии каких бы то ни было преимуществ, получаемых от международного сотрудничества. В частности, в то время как действия официального характера, совершаемые правительством Южной Африки от имени или в отношении Намибии после истечения известного мандата, являются незаконными и не имеющими силы, эта несостоятельность не может быть распространена на такие действия, как, например, регистрация рождений, смертей и браков; последствия подобных действий могут быть проигнорированы в ухудшение жителей этой территории».

В итоге Международный суд выработал позицию, согласно которой не должны отвергаться правовые акты и юридические действия непризнанных государственных образований, существующих de facto.

Страсбургский суд также отметил, что мнение, выраженное Международным судом в деле о присутствии Южной Африки в Намибии, вовсе не является обособленным: «Оно подтверждено как авторитетными авторами трудов по теме образований de facto в международном праве, так и реально существующей практикой, в частности, постановлениями судов различных государств по вопросу о статусе решений, принимаемых властями образований de facto. Это действительно так, что видно по примерам отношений частных юридических организаций и действий de facto органов власти, затрагивающих такие отношения.

Некоторые государственные органы идут дальше, они фактически признали даже действия, имеющие отношения к ситуациям в сфере государственного права, например, предоставив суверенный иммунитет существующим de facto образованиям, органам и институтам, или отказываясь оспаривать обретение собственности органами таких образований»

Таким образом, можно сделать вытод, что международное право определяет в качестве критерия законности и действительности того или иного акта непризнанного образования соответствие такого акта правам и интересам его жителей, в особенности правам, гарантированным международным правом.

Эффективность иностранного права также не зависит от признания государства международным сообществом. Применение законодательства непризнанных государств не нарушает публичного порядка Российской Федерации ,а также Европейского Союза.

Правовые акты и юридические действия непризнанных государственных образований, существующих de facto, являются легитимными, что подтверждается мировой судебной практикой. Международное право не запрещает государствам признавать действительность юридических актов органов, осуществляющих фактическую власть на неподконтрольных официальной власти территориях.

Отсутствие признания со стороны других государств не должно влиять на способность государства вступать в международно-правовые отношения, в том числе осуществлять внешнеэкономическую деятельность.

Длительное отсутствие официального признания вновь образованного государства со стороны участников международно-правовых отношений в первую очередь ущемляет права и интересы граждан и юридических лиц на данной территории, что недопустимо в современном обществе, где главной ценностью являются права и свободы человека.

В ситуации с Косово, как и в ситуациях с непризнанными государствами на территории бывшего СССР, сталкиваются два относительно авторитетных принципа международного права: право наций на самоопределение, с одной стороны, и территориальная целостность и суверенитет государства - с другой. В случае если в Косово приоритет будет отдан праву наций на самоопределение, действительно ли можно будет использовать этот прецедент как основание настаивать на той же иерархии принципов на постсоветском пространстве?

Хочу обратить внимание, что в Уставе ООН нет права наций – зафиксирован принцип самоопределения наций. В других частях документа разъясняется, что такое нация – это nation-state, нация-государство, в западном смысле.

Что получается? Права как такового нет, есть принцип. В заключительном акте Хельсинкского совещания было зафиксировано более определенно: принцип территориальной целостности государства стоял ближе к началу, то есть был приоритетнее. А дальше уже мир пошел по пути признания территориальной целостности.

Что же касается права (если даже его формулировать именно как право), то тогда надо прийти к тому заключению, что его имеет нация, то есть все население данной территории, но не этнос.

Хотелось бы уделить небольшое время Кипрской проблемы.15 июля 1974 года на острове произошёл военный переворот, в ходе которого  организация греков-киприотов ЭОКА-В свергла архиепископа Макариоса III, президента Кипра. Турецкие власти воспользуясь ситуацией  на Кипре, высадили тридцатитысячный военный корпус, который занял около 35 % территории острова.
Кипр был разделён на южную греческую часть и северную — турецкую. Под контролем миротворцев ООН было осуществлено взаимное переселение греко-киприотов и турко-киприотов. Конфликтующие стороны были разделены так называемой «зелёной линией» — буферной зоной ООН. Перемещение через демаркационную линию стало почти невозможным. Был создан физический и социальный барьер между греческой и турецкой общинами.

В 1983 году северная турецкая община самопровозгласила себя Турецкой Республикой Северного Кипра, этот акт был осуждён в Резолюции Совбеза ООН и признан юридически недействительным, и до сих пор новообразованное государство признала только Турция.

В начале XXI века по инициативе ООН была предпринята попытка окончательно урегулировать кипрскую проблему. 24 апреля 2004 года был проведён референдум, на котором 75 % греков высказались против так называемого Плана Аннана, который подготовила британская дипломатия, считая, что он «узаконивает результаты турецкой агрессии и увековечивает турецкую оккупацию». 65 % турецкой общины поддержали этот план.

В том же 2004 году Кипр стал членом Евросоюза, однако де-факто к нему присоединилась лишь южная греческая часть острова.
В 2005 году Еврокомиссия в ходе переговоров по вступлению Турции в Евросоюз потребовала от последней признания суверенитета Республики Кипр.

К сожалению  до сих пор этого не произошло..........

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта