Menu
Login

Греко-итальянская война в воздухе 1940-41. Часть 1.

  • Автор  Редакция
  • Просмотров 1875
Греко-итальянская война в воздухе 1940-41. Часть 1.

В военной истории ХХ века вряд ли можно найти другую столь бестолковую и неудачливую страну-агрессора, как фашистская Италия Бенито Муссолини.

Нападение в 1935 году на совершенно отсталую в военном отношении Абиссинию вылилось в восьмимесячную ожесточенную войну, в которой итальянцам с помощью танков, артиллерии, авиации и химического оружия с трудом удалось одолеть армию, на вооружении которой все еще имелись дульнозарядные бронзовые пушки, щиты и копья. Летом 1940 года итальянцы, попытавшиеся урвать свой кусок от уже фактически разгромленной вермахтом Франции, потерпели унизительное и сокрушительное поражение от уже морально сломленных французов.

Б. Муссолини со своими сыновьями Бруно и Витторио.

Б. Муссолини со своими сыновьями Бруно и Витторио.


Однако Муссолини эти обстоятельства, похоже, ничуть не смущали. Уже летом 1940 года в рамках амбициозного плана дуче по превращению Средиземного моря во внутреннее море Италии, он наметил себе новую «жертву» - Грецию, плацдармом для нападения на которую должна была стать оккупированная весной 1939 года Албания. Подготовку к нападению итальянцы начали с ряда провокаций, в том числе потопления «неизвестной подводной лодкой» греческого крейсера «Элли». В Афинах это вызвало естественную ответную реакцию – греческая армия была частично отмобилизована и приведена в боевую готовность.

Войне предшествовали потопление 15 августа 1940 года «неизвестной» подводной лодкой крейсера «Элли», во время православного празднования Дня Богородицы, на рейде острова Тинос, и другие провокации фашистской Италии, после чего Греция провела частичную мобилизацию.

Непосредственным катализатором начавшихся чуть позже боевых действий между Грецией и Италией стал… ввод германских войск в Румынию в октябре 1940 года, о котором германский фюрер не счел нужным уведомить своего итальянского коллегу. Муссолини обиделся и решил продемонстрировать Гитлеру свою самостоятельность и независимость в принятии решений, напав на Грецию без уведомления Германии. «Гитлер всегда ставит меня перед свершившимся фактом. Но на этот раз я ему отплачу той же монетой: он узнает из газет, что я оккупировал Грецию».

Для нападения на Грецию в Албании было сосредоточено два итальянских армейских корпуса – 25-й и 26-й – насчитывающих в общей сложности 87 тыс. человек, 163 танка и 686 орудий. Главный удар должен был нанести 25-й корпус, в составе которого входили три пехотные, одна танковая дивизии и подвижная оперативная группа. Главный удар наносился в направлении Янина, Мецовон. Другой итальянский корпус в составе четырех дивизий развертывался для ведения активной обороны на левом крыле итало-греческого фронта. Для высадки десанта на остров Корфу и его оккупации выделялась пехотная дивизия, дислоцированная в Италии. Операцию должны были поддержать и главные силы итальянского флота.

Греческая армия в мирное время имела на границе с Албанией силы прикрытия в составе двух пехотных дивизий, двух пехотных бригад, 13 отдельных пехотных батальонов и 6 горных батарей. Их общая численность составляла 27 тысяч человек при поддержке 20 танков и 220 орудий. Однако начатая из-за итальянских провокаций мобилизация привела к тому, что к началу итальянской агрессии численность вооруженных сил Греции уже выросла до 120 тысяч человек, а всего Генеральный Штаб греческой армии планировал развернуть 15 пехотных и одну кавалерийскую дивизию, 4 пехотных бригады и силы резерва Главного командования. Правда часть этих сил планировалось разместить на границе с Болгарией.
Таким образом, Италия готовилась напасть на Грецию силами, уступавшими по численности уже развернутой греческой армии, что, с учетом предыдущего опыта, было как минимум авантюристично. Очевидно, главную ставку итальянское командование делало на техническое превосходство своих вооруженных сил. И ставка эта, надо отметить, теоретически была вполне оправдана.

preview

Итальянскую армию вторжения, помимо флота, артиллерии и танков, готова была поддержать весьма внушительная группировка ВВС. В первую очередь это была группировка ВВС непосредственно в Албании, которой командовал генерал Ф. Ранца. Главную ударную силу составляли три бомбардировочные группы: 39-я (51-я и 69-я эскадрильи) и 40-я (202-я и 203-я эскадрильи) 38-го бомбардировочного полка, а также 105-я отдельная бомбардировочная группа (254-я и 255-я эскадрильи). Правда 38-й полк имел в своем составе всего 24 устаревших бомбардировщика SM.81, зато 105-я группа была полностью укомплектована более современными SM.79, которых насчитывалось 31 единица. Кроме того, в состав аваикомандования «Албания» входила 72-я отдельная разведывательная группа 25-я, 42-я и 120-я эскадрильи), имевшая на вооружении 25 разведчиков и легких бомбардировщиков Ro.37bis. Основную же массу самолетов составляли истребители 160-й отдельной истребительной группы. Группа имела в своем составе три эскадрильи: 394-ю, вооруженную 14 устаревшими истребителями-бипланами CR.32, 393-ю с 46 чуть более новыми истребителями-бипланами CR.42 и 395-ю, вооруженную 47 монопланами G.50bis. Большая часть итальянских самолетов в Албании базировалась на аэродромах в Гирокасте и Корче, а также в Тиране.

Истребитель Fiat CR.32 из состава 163-й отдельной эскадрильи.

В общем и целом, только эта группировка по своим возможностям превосходила греческие ВВС вместе взятые, как количественно, так во многом и качественно. Однако это было еще не все. Непосредственно из Италии ударную группировку сухопутных сил готовились поддержать бомбардировщики 4-й территориальной зоны под командованием генерала А. Бонола. В ее состав входили:
- 35-й бомбардировочный полк на гидросамолетах Z.506 в составе 86-й и 95-й групп;
- 37-й бомбардировочный полк на самолетах SM.81 и BR.20 в составе 55-й и 116-й групп;
- 47-й бомбардировочный полк на новейших бомбардировщиках Z.1007bis в составе 106-й и 107-й групп;
- 50-я отдельная бомбардировочная группа на Z.1007bis;
- 96-я отдельная группа пикирующих бомбардировщиков на немецких Ju87B/R.
Истребители были представлены 2-й отдельной истребительной группой в составе трех эскадрилий (150-я, 151-я и 152-я) на самолетах CR.32 и G.50bis
В общей сложности 4-я территориальная группа имела в своем составе 40 Z.1007bis, 19 BR.20, 18 SM.81, 20 Ju87, 23 Z.506, 33 G.50bis и 9 CR.32.
Бомбардировщик Cant Z.1007 из состава 210-й эскадрильи 50-й отдельной бомбардировочной группы.
Бомбардировщик Cant Z.1007 из состава 210-й эскадрильи 50-й отдельной бомбардировочной группы. 


Наконец, не стоит сбрасывать со счетов и т.н. Авиацию Эгейского моря под командованием генерала У. Лонго. В ее составе было три отдельных истребительных эскадрильи – 161-я на гидросамолетах Ro.43/44 (эти поплавковые бипланы-разведчики использовались и как истребители), 162-я на CR.42 и 163-я на CR.32, и бомбардировщики: 39-й бомбардировочный полк в составе 56-й (SM.81) и 92-й (SM.79) групп, а также 34-я отдельная бомбардировочная группа на SM.79. Разведывательная авиация включала две отдельных эскадрильи гидросамолетов Z.501 (147-я и 185-я), и группу Sezione Soccorso на Z.506. Всего авиация Эгейского моря насчитывала в своем составе 82 боевых самолета.
Истребители Fiat CR.42 из состава 162-й отдельной эскадрильи

Истребители Fiat CR.42 из состава 162-й отдельной эскадрильи


ВВС не имевшей собственной авиапромышленности Греции, естественно, были оснащены гораздо скромнее. Командовал ими 57-летний генерал Александр Парадос, под началом которого было чуть больше полутора сотен боевых и учебных машин. Истребительная авиация страны была сосредоточена в 1-м истребительном полку (Mire Dioxes) подполковника Э. Келадеса, имевшем на вооружении и польских истребителей P.24F и шесть P.24G, равномерно распределенных по трем эскадрильям – 21-й, 22-й и 23-й. К 28 октября из 36 Р.24 исправны были 24. Истребители полка были рассредоточены по аэродромам Каламбака, Янина, Ларисса и Салоники и могли прикрыть группировку в районе греко-албанской границы. P.24 был уже далеко не самым передовым самолетом для начала 1940-х, но вполне мог на равных драться с одним из основных для данного ТВД на тот момент итальянским истребителем CR.42, заметно превосходил CR.32, но по большинству характеристик проигрывал G.50bis. Еще одна эскадрилья истребителей – 24-я, была включена в ПВО столицы и имела на вооружении девять современных французских истребителей MB.151.
Истребители PZL P.24F ВВС Греции.
Истребители PZL P.24F ВВС Греции.


Совсем плохо с матчастью было у 3-го полка взаимодействия с армией (Mire Stratiotkis Synergassias). Три из четырех его эскадрилий летали на совсем уж древних французских машинах Breguet XIX (1-я и 2-я эскадрильи) и Potez 25 (4-я эскадрилья), которых насчитывалось 18 и 17 единиц соответственно. Относительно современная матчасть имелась только у 3-й эскадрильи, вооруженной немецкими ближними разведчиками и корректировщиками Hs.126 в количестве 15 единиц.

Зато греческая бомбардировочная авиация – 2-й бомбардировочный авиаполк (Mire Vomuardistou) - была вооружена сравнительно современной матчастью. 31-я эскадрилья летала на французских двухмоторных машинах Potez 633 (11 в строю, 8 исправно), 32-я на британских двухмоторных «Бленхеймах» IV (12 в строю, 11 исправно), а 33-я – на британских же одномоторных «Бэттл» (12 в строю, 10 исправно).
Легкий бомбардировщик Fairey Balttle Mk.I ВВС Греции.
Легкий бомбардировщик Fairey Balttle Mk.I ВВС Греции. 


Наконец 4-й полк морской авиации (Mire Naflikis Synergassias) имел в своем составе еще три эскадрильи: 11-ю с девятью британскими устаревшими поплавковыми разведчиками «Фэйри» IIIF, 12-ю с дюжиной немецких летающих лодок Do 22G и 13-ю с девятью британскими двухмоторными разведчиками «Энсон».

Помимо этого, в учебных частях, наряду с 42 учебными бипланами «Авро» 621 и 626, имелось шесть истребителей В-534 и два «Гладиатора», а также шесть древних торпедоносцев-бомбардировщиков «Хорсли» Мк.II.

Таким образом, греческие ВВС могли противопоставить агрессору 45 истребителей, 35 бомбардировщиков и четыре десятка разведчиков и легких бомбардировщиков, а также тридцать морских самолетов. Иными словами, по численности греческие ВВС уступали даже той авиационной группировке, которую итальянцы создали только в Албании. Итальянские ВВС в районе будущих боевых действий имели заметное количественное и некоторое качественное превосходство над греками.

В первый день боевых действий, 28 октября, погода не располагала к активности авиации, тем не менее 8 SM.81 из 38-го полка совершили первый рейд на коммуникации греческой армии в районе Каламбака. Вслед за ними территорию Греции атаковали 13 Z.1007 из 47-го полка, BR.20 SM.81 из 47-го полка и SM.79 105-й группы. Греческие истребители этим налетам противодействия не оказали, зато зенитная артиллерия смогла повредить один SM.81, который смог пересечь Адриатику и вынужденно сел возле итальянского городка Отранто. На следующий день полетов практически не было по погодным условиям, а 30 октября состоялся первый воздушный бой этой войны.
Бомбардировщики Savoia-Marchetti SM.79 из состава 253-й эскадрильи 104-й отдельной бомбардировочной группы над Грецией.
Бомбардировщики Savoia-Marchetti SM.79 из состава 253-й эскадрильи 104-й отдельной бомбардировочной группы над Грецией.


Пара греческих «Хеншелей»-126 вела разведку в районе линии фронта, когда внезапно была атакована патрулем «Фиатов» CR.32 из 394-й эскадрильи. Ведущий итальянского звена лейтенант М. Фраскадор слишком рано открыл огонь и промазал, а греки поспешили скрыться в ближайшем облаке. Однако в это раз судьба не благоволила греческим летчикам и спустя некоторое время этаже пара попалась на глаза пятерке CR.42 во главе с командиром 160-й группы подполковником Занни. В результате последовавшего боя итальянцами был сбит «Хеншель» пилота Э. Яннариса. Самолет упал возле деревни Вассилиада, а экипаж погиб. Это была первая официальная потеря греческих ВВС во второй мировой войне. Второй «Хеншель» на свой аэродром также не вернулся и его судьба до сих пор неизвестна. Ответным огнем стрелков был поврежден один итальянский истребитель.
Ближние разведчики Henshel Hs.126

Ближние разведчики Henshel Hs.126


В целом же плохая погода продолжала препятствовать высокой активности ВВС. Так 10 SM.81 38-го полка из-за сильной облачности не смогли найти цель и вернулись назад с бомбами, а 160-я группа, не успевшая отпраздновать свой утренний успех, понесла первые потери. После полудня истребители 394-й и 395-й эскадрилий вылетели для удара по аэродромам Флорина и Касториа, но из-за сильной облачности не только не смогли выполнить задачу, но и потеряли два CR.32. Около 17.30 на базу в Корче пешком пришел пилот одного из них, лейтенант М. Луи. Второй же пропавший летчик, лейтенант Д. Карло, в итоге попал в плен.
Лишь 1 ноября погода, наконец, позволила итальянским ВВС заметно увеличить свою активность. Вновь жертвами итальянских истребителей стали экипажи 3-го полка, на сей раз пара «Бреге» 1-й эскадрильи, неосторожно попавшиеся на глаза тройке CR.32 394-й эскадрильи. Оба греческих разведчика были быстро сбиты, к счастью на сей раз их экипажи остались в живых.

В 8.35 налету подвергся один из крупнейших греческих городов и портов Салоники. Его атаковали 10 SM.79 105-й группы с эскортом из пяти «Фиатов» CR.42 393-й эскадрильи. Бомбардировщики вел никто иной, как подполковник Г. Чиано, зять Муссолини и Министр Иностранных Дел Италии. Греки подняли на перехват семь Р.24 22-й эскадрильи, но итальянцы смогли связать перехватчиков боем. В результате пилоты «Фиатов» доложили об уничтожении одного Р.24 и еще одного «вероятно», а стрелки бомбардировщиков добавили к ним еще один «достоверно» сбитый и два «вероятно». Один «Фиат» в воздушном бою получил повреждения. В Салониках в результате итальянского налета погибло 35 человек.
Не менее представительная группа нанесла удар по аэродрому Ларисса, где базировались 23-я и 32-я эскадрильи греческих ВВС. Десять «Кантов» Z.1007 вел командир 260-й эскадрильи 106-й группы 47-го полка Бруно Муссолини, старший сын итальянского диктатора, а еще один из «Кантов» пилотировал его другой сын Витторио. Севернее Янины итальянские бомбардировщики были перехвачены несколькими Р.24 21-й эскадрильи, но смогли уйти, пользуясь превосходством в скорости. Тем не менее, греческие пилоты заявили об уничтожении одного «Канта», хотя в действительности поврежденный бомбардировщик смог долететь до своей базы.

preview

Тяжелый истребитель Bristol Blenheim Mk.IF 30-й эскадрильи в Греции. 


В ответ на итальянские удары по Греции вечером 1 ноября «Бленхеймы» 32-й эскадрильи атаковали аэродром Корча. На обратном пути один бомбардировщик отстал и потерял в темноте ориентировку. Экипаж совершил вынужденную посадку в районе Лариссы, где немедленно «попал в плен» к местным крестьянам, которые приняли летчиков за грекоговорящих итальянцев. В итоге командиру экипажа лейтенанту Маравелису пришлось исполнять перед разгоряченными крестьянами греческие народные танцы, чтобы доказать, что он их соотечественник.

Результаты налета на Корчу нам не известны, но в тот же день в Албанию из Турина была переброшена 150-я отдельная истребительная группа на CR.42 (363-я, 364-я и 365-я эскадрильи), Итребители разместились на аэродромах Валона, Тирана и Гирокастра. А на следующий день еще и 24-я отдельная истребительная группа на G.50bis (354-я, 355-я и 361-я эскадрильи). Чуть позже из 105-й группы была исключена 395-я эскадрилья, а из 24-й группы – 361-я, из которых сформировали 154-ю отдельную истребительную группу.
А между тем, бодро начавшееся итальянское наступление также резко прекратилось. Действовавшая на границе с Албанией греческая группировка получила на усиление шесть дивизий, итальянцы прочно увязли в греческой обороне, и 1 ноября главнокомандующий греческой армией А. Папагос отдал приказ нанести контрудар на северном фланге обороны. Для итальянцев начиналась очередная позорная страница их военной истории.

Но пока итальянские ВВС 2 ноября во все усиливающихся темпах продолжали атаковать. С утра SM.81 37-го полка бомбили остров Корфу, за ними по той же цели отработали 6 Ju87. К слову сказать, это был первый боевой вылет итальянских «Штук». Налетам итальянских бомбардировщиков вновь подверглись и греческие аэродромы. Так пятерка Ju87 нанесла удар по Янине, а следом за ними еще 10 Z.1007 47-го полка. Еще девять «Кантов» отработали по Лариссе. Греческие истребители просто не успевали реагировать на все угрозы, тем более, что их боеспособность за предыдущие дни заметно снизилась. Так, для отражения налета на Лариссу в воздух поднялся всего один Р.24, который был сбит и сгорел вместе со своим пилотом.

Уже вечером десять «Кантов» из 50-й отдельной авиагруппы попытались вновь нанести удар по Салоникам, но на сей раз их смогли остановить истребители 22-й эскадрильи. Истребители взяли реванш за предыдущие неудачи. Три Z.1007 были серьезно повреждены, один из них сел на территории Греции и экипаж попал в плен, двум другим удалось дотянуть до Бриндизи. Еще один «Кант» вроде бы благополучно пережил все атаки приклеившегося за ним Р.24 лейтенанта Мариноса Митралексиса. У грека в итоге кончились боеприпасы, но он решил не сдаваться и ударил винтом истребителя по хвосту бомбардировщика. Потерявший управление бомбардировщик упал северо-восточнее Салоник, в районе городка Лангадос. Митралексу тоже пришлось вынужденно сажать поврежденный истребитель недалеко от своей жертвы, при этом греческий лейтенант пленил итальянский экипаж, за исключением его пилота младшего лейтенанта Б. Расквалотто, который не пережил жесткую встречу с землей. За свой подвиг Митралексис удостоился целого ряда наград, включая высший военный орден Греции. После капитуляции последней под натиском немцев он бежал в Северную Африку. Погиб национальный герой Греции в 1948 году во время обычного тонировочного полета.
Маринос Митралексис
Маринос Митралексис 


Но вернемся в вечер 2 ноября 1940 года. Шокированные яростным натиском противника пилоты итальянских бомбардировщиков не стали испытывать судьбу и, избавившись от бомб, повернули назад. За свой успех грекам пришлось заплатить одним севшим на вынужденную после тарана истребителем, еще один также вынужденно сел, израсходовав в бою все топливо, а один был повреждён в воздушном бою. На следующий день итальянцы попытались взять реванш, направив к Салоникам еще одну девятку Z.1007 из 47-го полка, на сей раз под прикрытием G.50bis 24-й группы. В ходе воздушного боя греческим истребителям совместно с зенитной артиллерией удалось сбить один «Кант» и один G.50, но и сами они потеряли один из своих драгоценных истребителей. Таким образом, 22-я эскадрилья за два дня, несмотря на достигнутые успехи, потеряла, пусть и не все безвозвратно, треть своих самолетов. Силы греческих истребителей таяли, итальянские же ВВС лишь наращивали темп.

Начавшееся греческое контрнаступление, однако, заставило итальянское командование перенести усилия своих ВВС с коммуникаций, городов и аэродромов на войска на фронте. Так 4 ноября по позициям греков отработали 4 Ju87 и один опытный итальянский двухмоторный пикировщик SM.86. По войскам на фронте работали бомбардировщики из Албании, куда 5 ноября дополнительно перебросили 104-ю отдельную бомбардировочную группу на SM.79. Постоянное присутствие итальянской авиации над фронтом делало весьма проблематичной работу греческих авиаразведчиков. Так очередному избиению 4 ноября подверглась группа «Бреге». Три этих машины имели несчастье напороться на патруль CR.42 365-й эскадрильи, в результате чего один из них был сбит и сгорел вместе с экипажем, еще один сгорел после вынужденной посадки и лишь одному удалось скрыться от преследователей.

Впрочем, о других целях итальянцы тоже помнили. Так, «Канты» из состава 50-й отдельной группы нанесли удар по порту Волос. Поднятые на перехват истребители из 21 и 23 эскадрилий заявили об уничтожении трех бомбардировщиков, два из которых были на счету Д. Кастароса. Греки даже указали места падения итальянских машин, однако итальянцы свои потери в этом вылете отрицают, за исключением поврежденного зенитным огнем Z.1007.

Несмотря на усилия итальянских ВВС, греки на земле продолжали успешно теснить противника. Перешедший 1 ноября в наступление 3-й армейский корпус греческой армии в упорных боях смог прорвать оборону итальянского 26-го корпуса и заставил их отступать к Корче, вступив на территорию Албании. Южнее греки 3 ноября нанесли контрудар по прорвавшемуся на греческую землю левому крылу итальянского 25-го корпуса, в результате чего действовавшая тут итальянская дивизия «Джулия» оказалась окружена и разгромлена, потеряв около 5000 человек. В ходе боев 3-4 ноября греки освободили две ранее захваченные итальянцами деревни, а уцелевшие итальянские части откатились назад за границу, после чего на этом участке наступило временное затишье. Итальянское наступление продолжалось лишь на приморском фланге, где действовала наиболее сильная группировка в составе двух пехотных и танковой дивизии. Но и здесь итальянское наступление окончательно выдохлось к 8 ноября, после чего был отдан приказ перейти к обороне на достигнутых рубежах в ожидании подкреплений.

preview

Греческий плакат 1940 года


Итальянское командование, понимая, что теряет инициативу, спешило усилить свою группировку в Албании, разворачивая там Группу армий «Албания» в составе 9-й и 11-й армий. Подкрепление получила и группировка ВВС в Италии, действующая против Греции. К находившимся ранее здесь силам 3 ноября добавилась 41-я отдельная бомбардировочная группа (204-я и 205-я эскадрильи) с двумя десятками Z.1007, а 11 ноября 372-я отдельная истребительная эскадрилья, оснащенная дюжиной новейших итальянских истребителей MC.200.

После ожесточенных воздушных боев в первые дни ноября, погода дала передышку греческим летчикам. Однако подавляющее численное превосходство воздушного противника никаких благоприятных перспектив грекам ни сулило. Несмотря на отвагу и мужество личного состава, ВВС Греции по сути проигрывали войну в воздухе. К их несчастью, итальянские ВВС в плане подготовки и боевого мастерства выгодно отличались от собственно итальянской армии и уже успели чувствительно потрепать немногочисленную греческую авиацию. Впрочем, итальянским авиаторам тоже хвастаться было нечем. Разгромить греческие ВВС они не смогли, сорвать мобилизацию и переброску греческих частей – тоже, хотя во многом тут была виновата погода, мешавшая нормальной деятельности ВВС. Но факт оставался фактом: существенное превосходство итальянцев в авиации никаких существенных выгод пока им не приносило. А грекам, тем временем, подоспела помощь.

Еще 13 апреля 1939 года, после оккупации Италией Албании, Великобритания дала гарантии независимости Румынии и Греции. Естественно, как только Италия напала на Грецию, правительство последней немедленно обратилось за помощью к Великобритании. Уже 1 ноября английские войска высадились на греческом острове Крит, позволявшем контролировать все восточное Средиземноморье. Непосредственно же не континенте англичане решили ограничиться помощью в виде авиационных подразделений. Поскольку британцы уже в октябре на основе данных разведки полагали, что итальянское вторжение в Грецию неизбежно, еще 22 октября британские ВВС на Ближнем Востоке получили приказ подготовить эскадрильи для возможной переброски в Грецию. Поэтому уже 3 ноября в Грецию перелетели первые восемь «Бленхеймов» 30-й эскадрильи королевских ВВС, а также 4 устаревших бомбардировщика «Бомбей» 216-й эскадрильи, использовавшихся как транспортные машины. Интересно, что 30-ю эскадрилью собирались применять не только в качестве бомбардировочной, но и как эскадрилью тяжелых истребителей, для чего один ее флайт был оснащен бомбардировщиками «Бленхейм» I, а другой – тяжелыми истребителями «Бленхейм» IF, главным отличием которых был четырехпулеметный контейнер, установленный под фюзеляжем на месте бомболюка. Именно в этом амплуа английские пилоты уже 4 ноября отправились на свое первое задание – патрулирование побережья. На глаза англичанам попалась летающая лодка Z.501, которую они и попытались сбить, но без особого успеха. Экипажи "Бленхеймов" IF время от времени также несли патрулирование над Афинами.

Тяжелый истребитель «Бленхейм» IF

Тяжелый истребитель «Бленхейм» IF


Наращивание английской группировки продолжалось ударными темпами. 5 ноября в Грецию прибыли еще пять «Бленхеймов» 84-й эскадрильи, на следующий день – шесть бомбардировщиков «Веллингтон» 70-й эскадрильи. Британцы размещались на аэродроме Элеузис близ греческой столицы, командовать британским авиационным соединением в Греции был назначен вице-маршал авиации Д. Д’Альбиак. Уже 6 ноября 30-я эскадрилья предприняла свою первую акцию над Албанией: три «Бленхейма» выполнили разведывательный полет над южной Албанией. В районе Саранде экипажи обнаружили два корабля, на которые и сбросили бомбы. Позже экипажи британских «Бленхеймов» нанесли «визит вежливости» на аэродром Валона, результатом чего стали три поврежденных бомбами SM.81 38-го полка. Поднятые на перехват CR.32 394-й эскадрильи смогли лишь полюбоваться хвостами удирающих британцев, хотя капитан Н. Магальди и успел всадить в один из бомбардировщиков очередь из своих пулеметов. Обстрелянный «Бленхейм» благополучно вернулся на свою базу, но после посадки из самолета достали уже мертвого стрелка сержанта Э. Чайлдза.

Ободренные первым успехом, британцы решили бросить на итальянские аэродромы «тяжелую артиллерию» в лице «Веллингтонов». 7 ноября в рейд на Валону отправились все шесть машин 70-й эскадрильи, способных причинить куда больше неприятностей, чем относительно легкий «Бленхейм»: бомбовая нагрузка «Веллингтона» почти вчетверо превышала аналогичную у «Бленхейма». Но итальянцы извлекли урок из предыдущих событий и на подходе к цели британцев встретили CR.42 150-й группы. В результате один из «Веллингтонов» взорвался в воздухе, еще один был сбит и сгорел, два бомбардировщика получили серьезные повреждения, но смогли добраться до дома.
preview
Бомбардировщик Vikkers Wellington 70-й эскадрильи, Северная Африка. 


Ну а греки тем временем, продолжали накапливать силы для решительного наступления. Высадка англичан на Крите и спокойная обстановка на греко-болгарской границе позволили греческому командованию перебросить на фронт значительные силы, достигнув весьма существенного превосходства над итальянцами. Хотя последние успели развернуть на базе 25-го и 26-го корпусов в Албании 11-ю и 9-ю армии, насчитывающих в общей сложности восемь пехотных, одну танковую и одну кавалерийскую бригады, а также ряд отдельных полков и батальонов, у итальянского командования имелись серьезные проблемы со снабжением. Мощностей двух главных албанских портов Валона и Дуррес для полноценного снабжения не хватало, но даже если груз и достигал Албании, то доставить его из порта к месту назначения было не меньшей проблемой из-за нехватки буквально всего, от грузовиков до вьючных мулов. Транспортная авиация Италии напрягала все свои силы для переброски людей, фактически сорвав снабжение итальянских войск в Африке, но возить тяжелые грузы она не могла. Греки же к середине ноября сосредоточили против итальянцев три армейских корпуса: 1-й в составе двух пехотной и кавалерийской дивизий, а также отдельного отряда в прибрежном секторе, 2-й в составе одной пехотной дивизии, а также пехотной и кавалерийской бригад в центре (т.н. сектор Пинд) и 3-й корпус в составе четырех пехотных дивизий, одна из которых находилась во второй линии. В резерве у греков имелось еще три пехотных дивизии и одна бригада. К 12 ноября на имевшиеся у итальянцев 50 расчетных батальонов греки выставили 100 своих. А 14 ноября грянуло общее наступление греческой армии.

На основе публикации

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования (комментарии премодерируются)
Последнее изменениеСуббота, 13 октября 2018 17:12
Наверх

Новости по Email

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта