Menu
Login
  •  
  •  

Легкие прикосновения Афин. Принцесса Кипра

  • Автор  Илья Платонов
  • Просмотров 1550

… На последние деньги я купил билет на пароход  Пиреи – Хайфа. Сейчас этот прекрасный маршрут прикрыли, а в начале века он существовал.

 

Я не могу сформулировать причину, по которой я совершил столь отважный поступок. То есть мотив, конечно, присутствовал, но он был так глубоко скрыт в моем подсознании, что извлечь его я так и не сумел.

 

Наивно полагая, что плавание займет около суток, я на оставшуюся мелочь купил в дорогу суточный запас продовольствия и, счастливый,  поехал в Пиреи. Благополучно пройдя пограничный контроль, я вышел на причал к старенькому круизному пароходу «Принцесса Кипра». Название мне понравилось и я, предвкушая приятное путешествие, поднялся на борт.

 

В четырехместной каюте я оказался один - корабль был полупустой. Разложив свои пожитки и припрятав еду в холодильник, я отправился осматривать наш многопалубный корабль. Оказалось, что команда судна интернациональная, из стран Азии и Украины. У проходившего мимо украинского матроса я спросил, когда мы завтра прибываем в Хайфу.

Моряк удивился: - А с чего вы взяли, что это случится завтра? Мы будем плыть пять суток.

- Это как? – опешил я.

- Очень просто, - ответил матрос, – сутки будем плыть до Кипра, потом день простоим в Лимасоле, потом возьмем курс на Порт-Саид в Египте, там выгружаем туристов и ждем их полтора дня, и только потом уходим в Хайфу. Итого пять дней пути.

 

Я стоял на палубе и смотрел, как медленно удаляются за кормой  бесчеловечно застроенные Пиреи. Интересно, вдруг подумал я, были когда-нибудь в истории случаи голодной смерти на круизном судне?

 

Я ошибся в своих расчетах. Мои запасы еды закончились уже к вечеру. Я лег спать, отложив решение проблемы пропитания на утро. Когда уже совсем засыпал, вдруг пришла в голову интересная идея - сесть с протянутой рукой на прогулочной палубе и просить милостыню. А вдруг по морским законам за это выбрасывают за борт? На этой оптимистической ноте я погрузился в царство Морфея…

 

Проснулся я поздно, когда корабельное радио сообщило, что мы прибываем в Лимасол и желающие посетить город должны взять одноразовые визы у местных таможенников. Решив, что в городе можно заработать денег на еду, я получил бумажку с печатью и спустился по трапу. Способ заработка предполагался привычный – поиграть в туристическом центре на флейте, если таковой тут имеется. Порт располагался на окраине города, и  мне пришлось долго идти мимо складов, портовых кранов, ангаров и прочей индустриальной мути. Сам Лимасол мне не понравился. Был он какой-то серенький, малоэтажный и неухоженный. Я нашел в центре города длинную набережную, но на ней в этот час было пустынно, и пару вымощенных плиткой пешеходных улиц. На них я и остановил свой выбор. Был полдень, время не самое лучшее для работы, но, тем не менее, за пару часов игры я насобирал 37 кипрских фунтов. Учитывая, что цены в корабельном ресторане оказались просто смешными - можно было пообедать за 2 фунта, то проблема была решена. Я вернулся на корабль и лег спать.

 

Поздно ночью, уже на следующий день, наш теплоход  прибыл в Порт-Саид.  К своему удивлению, я обнаружил, что именно здесь начинается Суэцкий канал. То ли порт был не приспособлен к приему пассажирских кораблей, или, скорее всего, просто не было свободного места, но мы не пришвартовались, а бросили якорь метрах в двадцати от берега, и египтяне быстро соорудили  подобие понтонной переправы к кораблю.

 

Ночью трудно было что-то понять в окружающей обстановке, но когда взошло огромное красно-оранжевое солнце – моему взору открылся вид на город. Порт-Саид был ужасен. Обшарпанные дома, грязные улочки,  новые белоснежные минареты, желтоватая дымка в воздухе. И какой-то беспросветный дух тотальной нищеты. Лимасол казался мне теперь  райским местом.

 

Тут ко мне подошел офицер из команды,  спросил имя и фамилию, заглянул в свои бумаги и попросил пройти к капитану корабля. Капитан вежливо поздоровался и сообщил, что египетскими властями мне запрещен выход на сушу, а паспорт арестован. Более того, на корабль был откомандирован египетский офицер для охраны моего паспорта и контроля над моей скромной персоной.

 

Я давно уже замечал неадекватное отношение пограничников ко мне, словно сам факт моего существования угрожал безопасности их пограничного мира. Что послужило причиной переполоха на это раз, я не знал. Может их смутили израильские отметки в моем паспорте. Но между Израилем и Египтом установлены дипломатические отношения. Да и корабль шел в Хайфу. Так или иначе, я чувствовал себя провалившимся шпионом. Больше всего меня волновала судьба паспорта. Я периодически выглядывал в помещение, где возле выхода на понтонный мост сидел египетский пограничник. Его стеклянный взгляд был безумен. Перед ним, на маленьком столике, прикрытый фуражкой лежал мой паспорт. Египтянин иногда опускал взгляд и приподнимал фуражку – видимо проверял, на месте ли арестант…

 

Я поднялся в ресторан. Туристы уже заканчивали завтракать – на берегу их ждали автобусы. - Вася, ну шо ж ты так долго, – замахала рукой полная дама за соседним столиком, – мы  ж на пирамиды так не успеем. По едва уловимым частотным модуляциям голоса,  я опознал Васю и его жену, как жителей города Луганска. Все происходящее вокруг вдруг стало таким несуразным, что я немного усомнился в реальности бытия.

 

Целый день я слонялся по кораблю, наблюдал за сменой караула возле моего паспорта, за Порт-Саидом, за устьем Суэцкого канала. Спал. Заходил в бар. Пил вино и еще ликер. Так, сидя за столом перед очередным бокалом  вина, я вдруг понял, что уже ночь, а корабль тихонько плывет. Ресторан был пуст, только за столиком в другом конце зала шумела молодежная компания. Я чувствовал себя очень одиноко,  как вдруг молодая симпатичная девушка повернулась, и помахала мне рукой. Я не поверил сначала, что мне. Огляделся. Кроме меня никого больше в этой стороне не было. Дама призывно махала рукой и звала присоединиться к ним. Я подсел.

 

Девушку звали Кэтрин, она была журналисткой из Австралии. Кто были её друзья, я не понял. Мы сидели рядом, я слушал английскую речь, и этим ребятам  завидовал. Почему-то я знал, что никогда им не запретят выход на сушу, не арестуют паспорт, они жили словно в параллельном мире. Случайно я коснулся руки Катерины, и меня ударило током. Никогда прежде я не ощущал столь сильного желания, направленного на меня. Как-то вдруг мы посмотрели друг на друга, не сговариваясь, поднялись, вышли на палубу и стали целоваться. Стояла ночь. В небе висела Луна. Позади, подсвеченный огнями корабля, белел кильватерный след. Наверное, я сделал что-то не так. Возникла неловкость. Катерина быстро отстранилась от меня и ушла. Это было уже слишком. Я опешил, а потом бросился за ней. Разве можно прерывать столь прекрасное действо! Передо мной стояла невыполнимая задача – найти на достаточно большом корабле девушку в два часа ночи. Все уже давно спали. Я обошел пару раз весь корабль, никого. Потеряв всякую надежду, я вернулся к своей каюте и увидел, что соседняя дверь приоткрыта. Оттуда  раздавалась английская речь, слышался смех. Я тихонько приоткрыл дверь и увидел знакомую мне компанию. Я вошел, поздоровался, взял за руку немного растерявшуюся Катерину и увел в свою каюту.

 

Утром мне вернули паспорт.

Читайте также:

 

 

Продолжение "Легких прикосновений Афин" писателя Ильи Платонова читайте каждое воскресенье только на сайте "RUSSIAN ATHENS"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСуббота, 15 декабря 2012 20:52
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email