Menu
Login
  •  
  •  

Коллизия Антигоны

  • Автор  Александр Бойченко
  • Просмотров 1100
На фото сцена из спектакля "Антигона" На фото сцена из спектакля "Антигона"

В марте прошлого года, сразу после Крымского референдума, я чуть не поссорился по-настоящему с одним своим приятелем. Приятель – в согласии с официальной патриотической риторикой – твердил, что мы не имеем права отдавать Крым и должны за него воевать.

Потому что государство в принципе не имеет права отдавать ни миллиметра своей территории. Я зато – в согласии с собственным пониманием таких понятий, как «право» и «принцип», «государство» и «патриотизм», а также в согласии с собственными же текстами за последние по крайней мере двенадцать лет – убеждал приятеля в противоположном. 

Пойми, убеждал его я, быть патриотом значит любить родину. А любить родину значит желать ей добра и делать для этого блага все возможное. И именно поэтому мы не только не должны воевать за Крым, мы еще и должны всячески посодействовать жителям Донбасса в проведении такого же референдума и наконец избавиться от этих то ли пророссийских, совковых, а просто никаких территорий. Запомни наконец, продолжал я, что это полный абсурд – воевать за сохранение в своем составе земель, заселенных людьми, которые нам никогда не дадут нормально жить. Смотри, ты же любишь своего ребенка, своих родственников и друзей, правда? То не был бы ты идиотом, если бы бросил все свои силы на то, чтобы лишить любимых людей шансов на лучшее будущее? Короче, чуть не подрались. 

Теперь – уже несколько месяцев – приятель «несет службу» в зоне АТО. Мы, конечно, общаемся. Еженедельно, а иногда и по несколько раз на неделю приятель рассказывает мне разные истории. Например, как в так называемом нашем, так называемом освобожденном городке мужчина избил жену за то, что она принесла поесть украинским военным. Но главное, говорит приятель, не плохое отношение со стороны местных ватников, не исполненные ненависти взгляды и обзывательства «бандерами». Главное – что даже те из местных, кто якобы воспринимает ВСУ положительно или хотя бы нейтрально, все равно употребляют слово «ваши»: «Не обижайтесь, – говорит такой якобы не враг, – но вчера это всего-такие вроде ваши стреляли». Поэтому еженедельно, а иногда и по несколько раз на неделю приятель признается мне: «Во время той ссоры ты, ясное дело, был прав. Но прикол в том, что ты и сам не знаешь, насколько ты ее имел». 

Тем временем в стране продолжается шестая волна мобилизации. Строго говоря, волна эта, как и все предыдущие, является незаконной. Ведь официально у нас нет войны, а есть антитеррористическая операция, которую должны были бы осуществлять антитеррористические спецподразделения. Однако волну объявили, поэтому представители военкоматов разносят по домам повестки. Так же знаменитые 88% идиотов, которые, согласно соцопросам, высказались за сохранение Донбасса в составе Украины, неизвестно куда все подевались, то повестки вручают тем, кого удастся застать дома: слепым, кривым, горбатым... Ну и пожилым гуманитариям без никакой пригодной в армии специальности, которые в последний раз видели автомат Калашникова тридцать лет назад на школьном уроке начальной военной подготовки. 

И как здесь правильно поступить? Как быть человеку, который привык в жизни руководствоваться кантовским моральным императивом и одновременно хочет оставаться в рамках законности? И возможно ли это вообще – не нарушать закон, если сам закон является противозаконным? Конечно, подобные коллизии, когда конкретные правовые акты начинают противоречить общему моральному императиву, встречаются в истории разных стран довольно часто. Собственно поэтому Кант и пытался связать «чистое право» с «чистым разумом» и создать такую философско-правовую систему, в которой принятие законов и юридических решений зависело бы не от сиюминутных целей того или иного монарха, президента и т.д., а санкционировался бы «вечными» и «естественными» принципами разума и морали. 

Впрочем, задолго до Канта упомянутая коллизия нашла выражение в древнегреческом мифе, а следовательно – в трагедии Софокла «Антигона». Помните: Полиник и Этеокл – проклятые сыновья несчастного Эдипа – не смогли договориться между собой, кому из них принадлежит город Фивы. В результате Этеокл изгоняет брата из города. Полиник собирает войско и отправляется в Фивы. В поединке братья убивают друг друга. Новый царь Фив – Креонт – приказывает торжественно похоронить Этеокла как героического защитника города, а Полиника как предателя и преступника – оставить непогребенным гнить на поле битвы, чтобы и могила его на этом свете не сохранилось. Что примечательно: миф не дает однозначного ответа на вопрос, кто из братьев больше виноват в трагическом развитии событий. В одних версиях страшным грехом считается начатая Полиником война, в других – несправедливость со стороны Этеокла, которая и спровоцировала начало этой войны. Изначально мудрый миф как бы намекает нам: сущность дела не в том, кто больше и кто меньше, а в том, что оба брата были одновременно жертвами и виновниками – и оба погибли. 

Носителем этой мудрости в мифе как раз и выступает сестра Полиника и Этеокла – Антигона. Ее мало волнует, кто «первым начал». Она лишь хочет прекратить цепную реакцию проклятий, преступлений и наказаний. Следовательно, зная, что власть и общество ей этого не простят, Антигона сознательно нарушает распоряжение Креонта, ибо уверена, что неписаный, но вечный нравственный закон является несравненно более важным, чем любые временные царские повеления. Не думаю, что угроза наказания на срок от двух до пяти лет лишения свободы заставила бы эту «кантианку» отказаться от собственного категорического императива и выполнить незаконный приказ военного комиссара.

Источник

Мнения авторов материалов не всегда совпадают с позицией редакции

Перевод Павла Онойко

 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 08 июля 2015 17:48
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email