Menu
Login
  •  
  •  

Пакт во имя победы

Последние пятнадцать лет приближение конца августа можно точный определить по ряду признаков. Один из них — появление в прессе изрядного количества различных статей, обсуждающих пакт Молотова-Риббентропа. Вряд ли в рамках газетной — или журнальной — публикации можно прибавить что-то новое к тому объему фактов, которыми ныне располагают любители истории, не говоря уже о специалистах, но можно попробовать в рамках имеющихся представлений составить мнение о значении этого договора и его оправданности.

Превалирующее сегодня мнение, поддержанное и официальным осуждением пакта Верховным Советом СССР в 1989 году, сводится к тому, что Сталин гарантировал Гитлеру свободный тыл в войне против западных держав, получив в обмен серьезное расширение сферы влияния в Европе и торговое соглашение, по которому СССР получил доступ к германской технологии в обмен на поставки сырья.

Заключение пакта, и, в особенности, секретного дополнительного протокола, устанавливавшего разграничение сфер влияния в Восточной Европе, сейчас рассматривается как недопустимый со стороны СССР шаг, который ( тот ) накладывает руководство страны ответственность за развязывание 2-й Мировой Войны, сравнимую с ответственностью руководства Третьего Рейха.

Справедлива ли такая оценка? Как минимум, она представляется спорной. Для того, чтобы точно оценить значение этого договора и ответственность СССР за начавшуюся спустя неделю войну, следует понять, в какой обстановке находился СССР на момент подписания пакта.

К августу 1939 г. стало ясно, что все попытки создать единый антигитлеровский дипломатический фронт не увенчались успехом. Ремилитаризация Рейнской зоны, денонсация Версальских ограничений на развитие вооруженных сил Германии, подписание англо-германского морского договора, по которому Германия получала право на постройку флота, равного французскому, аншлюс Австрии, поддержка франкистов в Испании, и, наконец, Мюнхенское соглашение — все эти шаги, направленные на расширение и укрепление германского влияния в Европе в самом лучшем случае молча проглатывались западными державами. В худшем — прямо ими поддерживались.

Весной 1938 года провалились попытки СССР начать военные переговоры с Францией и Чехословакией — Запад не хотел даже разговаривать о возможной системе коллективной безопасности с участием СССР. 16 апреля Англия признает захват Италией Эфиопии в обмен на сохранение status-quo на Средиземном море.

Мюнхенская конференция 29-30 сентября 1938 года, ставшая венцом "политики умиротворения", могла состояться в своем фактическом виде только при прямой и недвусмысленной поддержке западными державами устремлений Германии. В обмен на декларации о ненападении Германия получила Судеты — наиболее развитую область Чехии. Последовавшее за этим признание Францией итальянской оккупации Эфиопии окончательно расставило все точки над "i". Западные державы не хотели предпринимать никаких мер по обузданию агрессора. Все попытки СССР предложить систему коллективной безопасности в Европе оказались перечеркнуты.

15 марта 1939 года Вермахт оккупировал Чехию. Словакия была провозглашена независимым государством, которое немедленно стало сателлитом Рейха. Германия получила не только территорию, но и развитую промышленность Чехии — одну из самых современных в Европе.

Очередной попыткой построения системы коллективной безопасности стали Англо-франко-советские переговоры 1939 года. Смысл этих переговоров заключался в гарантиях оказания помощи со стороны Англии, Франции и СССР в случае агрессии "европейской державы" (читай — Германии либо Италии) против Бельгии, Греции, Турции, Румынии, Польши, Латвии, Эстонии, Финляндии, либо против одной из трех держав-участниц договора. Затягивание переговоров со стороны Англии и Франции, и открыто антисоветская позиция Польши и Румынии, отказывавшихся предоставить советским войскам проход по своей территории в случае войны с Германией, привели к срыву процесса.

Такова была ситуация в кратком ее изложении. Фактически, итоговая картина представлялась следующей: Англия и Франция, непрерывно поддерживающие Германию во всех ее действиях, разрушают ими самими выстроенную после 1-й мировой войны систему безопасности в Европе и гарантируют Гитлеру беспрепятственное в дальнейшем продвижение на восток.

С учетом еще и того обстоятельства, что на протяжении последних лет Англия и Франция имуществоно наращивали экономическое сотрудничество с Германией, картина для СССР была удручающей. Имелись все основания предполагать возможность формирования при поддержке Англии и Франции единого антисоветского фронта, где главными противниками СССР выступили бы Германия и… Польша, имуществоно участвовавшая в Мюнхенском сговор и получившая свою долю добычи.

В этих условиях СССР пошел на переговоры с Германией, предложившей разграничить интересы двух держав в Восточной Европе и заключить договор о ненападении. Перед Германией были следующие альтернативы: пойти по фактически открытому Англией и Францией пути, и, договорившись с Польшей, напасть на СССР, решив тем самым также и польско-германские противоречия, компенсировав Польше потерю Данцига за счет советских территорий. Но в этой ситуации оказывалось, что Германия фактически является исполнителем западного плана, предусматривавшего ослабление и устранение СССР из Европы в войне с Германией. Приобретения в такой войне не могли быть значительными, кроме того, Англия и Франция получали время для наращивания своих вооруженных сил, и возможного удара в спину Германии в самый ответственный момент. Для успешной войны с СССР и достижения решительного результата, Гитлеру требовались ресурсы всей Европы.

Второй альтернативой была война против Англии и Франции. Вместе с тем, Гитлер понимал, что победить англо-французский альянс, можно только гарантировав себе тылы на востоке. Исходя из названных предпосылок, Германия предложила СССР договор. Советское руководство, и Сталин в первую очередь, прекрасно понимало, что данный договор будет очередной фикцией, но пока его соблюдение будет выгодно Германии, СССР будет находиться в безопасности, и сможет лучше подготовиться к войне.

Дополнительным фактором, подвигнувшим СССР на подписание договора, стало обещание немцами заключения торгового соглашения и предоставления кредита на приобретение в Германии наиболее интересных технологических новинок, в том числе — новейшего вооружения и техники. Данное соглашение после своего заключения позволило СССР в обмен на поставки сырьевых товаров получить ценнейшие поставки промышленной продукции и значительно укрепило его обороноспособность.

Кроме того, данный договор, хотя из его текста это никак не следовало, предполагал еще одно неизбежное последствие, о котором до поры не догадывался никто, за исключением одного Сталина. Сталин же, скорее всего, это последствие, о котором будет сказано ниже, предвидел изначально.

Договор, заключенный 23 августа в Москве, развязал Германии руки. Польше был подписан смертный приговор, а план "Вайс" — так была названа операция по завоеванию Польши — фактически стал планом учений с боевой стрельбой, а не планом военной кампании — подвоха со стороны СССР, ждущего своей части польских — а точнее — украинских и белорусских земель, отторгнутых Польшей 20 лет назад, можно было не опасаться. Единственное, что внушало опасения — это наличие серьезной англо-французской группировки на западных границах Германии. Впрочем, как показали события, союзники, хотя и объявили Германии войну, — но так и не восприняли угрозу с ее стороны всерьез. Ни одна из 110 дивизий не сдвинулась с места.

Польская кампания завершилась за три недели. СССР вернул себе западную Украину и западную Белоруссию. Вскоре после завершения кампании в Польше Германия и СССР подписывают новый секретный протокол, по которому СССР отдает в сферу германского влияния восточный берег Вислы, получая взамен Литву. Литва, еще суверенная, получает назад отобранную Польшей в 1921 году Виленскую область, таким образом приобретая сегодняшние очертания.

Следующим летом Литва, Латвия и Эстония вошли в состав СССР.

Таковы были те плоды, которые наша страна получила от заключения пакта Молотова-Риббентропа. К сожалению, двухлетняя отсрочка войны не помогла нам задержать врага на границе: используя численное превосходство в пехоте и артиллерии, более совершенную организацию танковых и авиационных соединений, более качественные самолеты и моторизованный тыл, немцы добились значительных первоначальных успехов. Началась Великая Отечественная Война.

Именно в этот момент начало действовать то самое важнейшее последствие договора, которое при его заключении вряд ли кто предвидел кроме советского руководства. Немцы, напав на Польшу, автоматически стали противниками Англии и Франции. Война таких сильных противников очень скоро приобрела общеевропейский размах, и завершиться "быстрым миром" уже не могла. На стороне союзников все более открыто выступали США, пока что — возрастающими день ото дня объемами военных поставок. Нападение Германии на СССР естественным образом привлекло могущественный альянс западных стран на сторону Советского Союза.

Это и был главный выигрыш СССР по пакту Молотова-Риббентропа. Расколов вполне возможный альянс капиталистических стран, война против которого не сулила ничего хорошего, СССР получил в противники одну Германию с ее сателлитами. Ведущие западные державы, которые за три года до того были готовы оказать Гитлеру всемерную поддержку в войне против СССР, теперь поддерживали Сталина в войне против Германии.

Такие процессы не происходят случайно. Поэтому, на мой взгляд, мы можем обоснованно гордиться мудростью тогдашнего руководства нашей страны, которое в тяжелейшем положении разработало блестящую комбинацию, завершившуюся в итоге меньше чем через десять лет, после кровопролитной войны, приобретением статуса сверхдержавы.

Илья Крамник

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 02 июля 2010 18:50
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email