Menu
Login
  •  
  •  

БЫЛО ДЕЛО ПРИ НАВАРИНЕ

8 октября исполняется очередная годовщина славной Наваринской битвы, которая принесла русскому флоту неувядаемую славу, а грекам – свободу. В тихом городке Пилос (прежде Наварин), что на юге греческого полуострова Пелопоннес, на центральной площади прячется в тени деревьев трехгранный мраморный обелиск с бронзовыми пушками у подножья.

Это «Памятник трем адмиралам» - к мрамору прикреплены барельефы русского, английского и французского командиров флотов, которые в октябре 1827 года разгромили в бухте Наварина громадную турко-египетскую экскадру, что помогло грекам освободиться от 400-летнего турецкого ига. Каждый год греки торжественно отмечают годовщину славной битвы красочными шествиями, оркестрами, возложениями венков к могилам павшим. Вокруг памятника на флагштоках поднимают четыре знамени: греческое, русское, английское и французское. Последние годы из России для участия в торжествах присылают военный корабль и наши моряки вместе с греческими матросами и солдатами маршем проходят по улицам Пилоса, где их бурно приветствуют местные жители. Неподалеку от «Памятника трем адмиралам» высится огромный раскидистый платан, как говорят старожилы, - последний немой свидетель исторической битвы. О ней напоминает круглая дырка, пробитая в стволе дерева пушечным ядром. А об истории сражения можно узнать в местном музее, который ( тот ) расположен на территории старинного форта, возвышающегося над бухтой. Там много рисунков, карт, гравюр и других экспонатов. Теперь о самой битве. Прощаясь с российской эскадрой на Красногорском рейде, император Николай 1 сказал: «Надеюсь, что в случае каких-либо военных действий, поступлено будет с неприятелем по-русски». Что потом и произошло. Вот как описал битву командующий русской эскадрой контр-адмирал Логин Петрович Гейден в рапорте Николаю 1: «Не доходя острова Занта, я известился, что турецкий и египетский флоты, состоящие из 100 военных судов и множества транспортов, вошли беспрепятственно в Наварино, где их блокирует английский вице-адмирал Кодрингтон с одним только линейным кораблем, потому я поспешил с ним соединиться и достиг сей цели на высоте Занта. В тот же день подоспел и французский контр-адмирал Риньи со своей эскадрой. При кратковременном нашем свидании мы все отправились к Наварину, который ( тот ) и блокировали 8 числа сего месяца. Предвидя, что сия блокада может продолжаться всю зиму, что корабли в.и.в., равно английские и французские, не будут в состоянии держаться столько времени в море и что при первом шторме, который ( тот ) отдалил бы нас от берегов Мореи, турки, воспользовавшись оным, могли бы выйти из Наварино и разослать свои суда по разным пунктам Греции, мы решили единогласно войти в порт Наварино, дабы принудить нашим присутствием Ибрагима-пашу исполнить сделанное им еще до прибытия моего с английским и французским адмиралами условие: не предпринимать никакого движения против Греции до получения новых предписаний из Константинополя и Александрии, какое, впрочем, условие он, Ибрагим-паша, на другой же день нарушил. Октября 8 в час пополудни соединенный флот, построившийся в две колонны, входил в Наварино, дабы стать на якоре противу турецких кораблей... Едва половина флота вошедши была в порт, как турки первые открыли ружейный огонь с одного из своих шести брандеров по английскому фрегату, назначенному для отведения оных от линейных кораблей, и скоро потом турецкий фрегат начал стрелять из пушек по французскому контр-адмиралу, а вслед за сим воспоследовала всеобщая канонада. В сие время эскадры в.и.в. передовой корабль «Азов» только что входил на рейд, как вдруг был на него открыт огонь из разных направлений с 5 кораблей большого ранга, с фрегатов и с крепостей, при входе устроенных, но неустрашимый капитан Лазарев 2, поставив корабль «Азов» в назначенном месте, произвел столь сильный и постоянный огонь, что в скором времени огонь неприятельских кораблей начал умолкать. Тут подоспели следующие за «Азовом» корабли «Гангут», «Изекиль» и «Александр Невский» и, занимая предназначенную им позицию, отлично действовали, чем  и освободили «Азов», так сказать, от адского огня, который ( тот ) мы претерпевали в продолжение целого часа. Сражение хотя продолжалось около 4 часов с величайшим упорством со стороны турок, но при всем том кончилось совершенным истреблением всех окружающих нас неприятельских кораблей, фрегатов, корветов и прочих потоплением, а большей частью сожжением и, наконец, взрывом на воздух. Константинопольским флотом командовал Тахир-паша и капитан Бей, а египетским - Мухарем-бей, зять Магомет Али-паши, которые с трудом спаслись на шлюпках. Как сражение сие с нашей стороны было оборонительное, то не искал я ни пленных, ни призов, но со всем тем один из турецких фрегатов, сражавшихся против корабля «Александр Невский», был принужденным перестать палить, спустив флаг, сдался, то взяли у него флаг, который имею счастье всеподданейше повергнуть к стопам в.и.в. Команда же сего фрегата на другой день отправлена была на берег, а судно потоплено. Не нахожу достаточно выражений, чтобы изъяснить в.и.в храбрость, присутствие духа и усердие капитанов, офицеров и нижних чинов, оказанное ими во время кровопролитного сего сражения, они дрались, как львы, против многочисленного, сильно и упорного неприятеля. К сожалению, должен присовокупить, что корабли «Азов», «Гангут» и «Изекиль» повреждены чрезвычайно, о числе же убитых и раненых с нашей стороны с прискорбием предоставляю при сем краткую ведомость. Осмеливаюсь всеподданейше просить в.и.в удостоить монаршего внимания представление мое Морскому министерству о заслуженных наградах офицерам эскадры, мне вверенной.
Контр-адмирал гр.Гейден». 
Сопоставляя различные рассказы участников Наваринского сражения и официальные отчеты, можно подсчитать, что российская эскадра уничтожила совершенно самостоятельно: «Азов» (на нем сражались ставшие впоследствии знаменитыми флотоводцами Лазарев, Корнилов, Истомин и Нахимов) - три фрегата и один 80-пушечный линейный корабль, «Гангут» - три фрегата, «Александр Невский» - один фрегат, «Иезикиль» - один фрегат (сюда не включаются суда, потопленные совместными действиями, и корветы и бриги, уничтоженные другими судами русской эскадры). Следовательно, из уничтоженных в общей сложности трех линейных кораблей и 14 фрегатов противника, одна русская эскадра вывели из строя один линейный корабль и восемь фрегатов. Прекрасное доказательство того, что ведущая роль в победе принадлежала именно русским морякам.
Однако, если в Петербурге разгром турецкой эскадры был встречен с восторгом, русские моряки были буквально осыпаны наградами, то союзники – Лондон и Париж - реагировали совершенно иначе. Так, английский король выразил по этому поводу «сожаление», поскольку столкновение произошло с «османским султаном, одним из вековых союзников Великобритании». А австрийский император сравнил разгром турецко-египетской эскадры с «убийством». Это и не удивительно, потому что победа при Наварине вела к усилению позиций России на юге Европы, чего больше всего опасались ее союзники.
Английская историография пыталась впоследствии всячески умалить и свести на нет роль русского флота в Наваринской битве. Помогали фальсификаторам и служители муз. На гравюрах и картинах английских художников в Афинском историческом музее, где изображены эпизоды Наваринской битвы, нарисованы корабли только с английскими и французскими флагами, а русских кораблей вообще не видно, словно их там и не было.
Погибшие при Наварине моряки похоронены на маленьких каменистых островках при входе в бухту: англичане – на Целонаки, французы – на Чихли-женщина, а русские – на Сфактрии. На каждом установлены памятники и мемориальные доски с перечислением имен павших. На Сфактрии мраморная стела окружена якорными цепями, прикованными к чугунным пешечным ядрам. Рядом с потемневшей могильной плитой, положенной в 1872 году моряками клипера «Жемчуг», - обелиск, поставленный позднее от советского посольства в Греции. Есть еще и одна совсем небольшая памятная доска – от местного муниципалитета. Неподалеку покой спящих вечным сном воинов охраняет белокаменная часовенка. Несколько лет назад возле нее был открыт небольшой деревянный храм Святого Николая, покровителя моряков. Доставили его из Карелии при помощи землячества российских греков, сосланных туда в сталинские времена. А вековые сосны срубили для храма дровосеки петрозаводского товарищества «реставрация».

 

Владимир Малышев
Русская Мысль Афины Инфо

 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 23 июня 2010 22:38
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email