Menu
Login
  •  
  •  

Чтобы задумались все

  • Автор  Инга АБГАРОВА
  • Просмотров 1500

Так выглядит обложка диска фильма «Раны Карабаха»Презентация документального фильма болгарской журналистки и режиссера Цветаны Паскалевой «Раны Карабаха» состоялась в Военном музее Афин. Организатором мероприятия выступил  Армянский национальный комитет Греции.

У нее чудесное, «цветочное» имя и открытая улыбка. Про такие лица говорят – ясные.  Режиссера-документалиста Цветану Паскалеву вполне можно было бы принять за успешную даму кино-бомонда, если б не легкая,  почти незаметная грусть в глазах медового цвета. Этот особый отпечаток, несмываемый временем, я различаю мгновенно, потому что сама хожу с такими же глазами. Это след самого противного женской натуре горя на свете – войны.

Три года боевых действий в Нагорном Карабахе, оставившие этот отпечаток в глазах Цветаны, она прошла вместе с камерой, отсняв уникальные кадры документальной хроники, которые легли в основу фильма «Раны Карабаха».

Сказать, что это страшный фильм – это значит, ничего не сказать.  Сказать, что смотреть его просто тяжело – это значит покривить душой.  Но спорить с тем, что смотреть его необходимо – безнравственно. В свое время мир взорвался после гибсоновских «Страстей Христовых». Из кинотеатров мокрых от слез людей выносили с сердечными приступами. Кто-то умер. Кто-то долго не мог потом есть. А один английский священник сказал, что фильм надо показывать в школах. Чтобы те, кто любит Христа, полюбили его еще больше… А все остальные задумались.

В полном смысле слова рискуя жизнью, Цветана Паскалева снимала «Раны Нагорного Карабаха» для того, чтоб задумались все.

Мы беседуем в холле Военного музея сразу после презентации фильма. Вокруг стоят потрясенные люди, вмиг забывшие о греческом кризисе и сожженном в ходе митинга афинском кинотеатре. Цветана улыбается:

- Я обычная женщина, никакой я не супергерой, и не супер вумен, Бога ради. Просто мне надо было донести правду до всего мира. И боль и горе эти стали моими, я прочувствовала их всем сердцем.

Когда в мае 1991 года Цветана училась в аспирантуре ВГИКа за ее спиной уже была первая война – конфликт в Южной Осетии. Цветана стала первой иностранной журналисткой, попавшей в зону конфликта, ее репортажи из Цхинвали транслировали по всему миру.

- Когда до меня стали доходить слухи о депортации армянского населения из сел Мартунашен и Геташен, находящихся вблизи Шаумянского района Нагорного Карабаха. Я немедленно отправилась туда. Мне было странно, что никакой определенной информации оттуда не поступало. А ведь на дворе уже была перестройка, горбачевское потепление! И никто не знал, что там на самом деле происходит. Спустя 25 дней после начала этого кошмара я впервые туда приехала…

Ее голос прерывается…

В фильме есть страшные кадры разрушенных, изуродованных сел, где покойницким саваном на обугленных останках домов, разбросаны фамильные фотографии, страницы армянских книг… детских тетрадок…учебников…

Репортаж Цветаны о том, как в эти села экстренно заселялись 600 азербайджанских семей, тогда постоянно крутили по всем телеканалам мира и чудом показали по московскому телевидению.

Спустя два месяца Цветана стала свидетельницей операции «Кольцо» - так называемой проверке паспортного режима. И эти кадры увидел мир.

- Де факто это была самая настоящая депортация, - говорит Цветана, я засняла, как «руками» регулярных сил Советской Армии, тех, что дислоцировались в Гяндже, делалась эта грязная работа – фактическое уничтожение мирного населения армянских сел. Когда после распада Союза вся армейская техника была брошена на территории Азербайджана, она также использовалась против Карабаха, управляли ею во многом бывшие военнослужащие, ставшие наемниками. Достаточно сказать, что все самолеты, которые бомбили Карабах, пилотировались русскими и украинскими летчиками.

Русоволосый парень на экране отводит глаза от камеры: сбитый летчик, запинаясь, объясняет, что не знал, не думал, не предполагал…

- Мне сказали, что в селах нет людей, - он опускает голову, - а оказалось… Там женщины, дети…

- Сколько у вас боевых вылетов?

- Больше тридцати…

- Сколько вам платили?

- 5 тысяч долларов в месяц… Я не думал, поверьте…

Поверить очень и очень трудно. Цветана рассказывает, что много раз пыталась спасти пленных, в том числе, и азербайджанцев. И ей это удавалось.

- Я говорила - это уже не мужской поединок. Он враг, но он не вооружен. Убить его, пленного, без оружия – это не по мужски. И меня слушали! Мы обменивали пленных, отдавали их Красному Кресту.

- Конечно, мне было страшно, – признается Цветана, – я же человек! И все человеческие ощущения, они у меня были. Но надо было владеть собой, быть максимально сконцентрированной, чтобы выжить в этих условиях. Все разворачивалось так быстро, что иногда я даже не успевала испугаться. Страх – животный и липкий – ты наверняка это знаешь – приходил потом. И я сидела в углу где-нибудь, прижав к себе камеру и…плакала.

Впрочем, Цветана, плакала над каждым израненным ребенком. Врачи и медсестры в госпитале, где она жила, удивлялись, неужели еще не привыкла к смертям? А она плакала и молилась.

- Я придумала для себя молитву, которую повторяла утром и вечером. Я говорила: Господи, помоги моей руке быть сильной и удержать камеру, сделай так. Чтоб не разорвалось от боли мое сердце, чтоб глаза мои даже в этом аду видели человеческое тепло. И еще я просила, чтоб Бог сохранил мою жизнь для правды…

Конечно, Бог сохранил ее, как и всех, выживших. Во имя правды, а еще, наверное, потому,  что, несмотря ни на что, оставалась женщиной, с улыбкой и теплом, казавшимся невероятным в этих обстоятельствах хорошим парфюмом и умением выслушать.  Хрупкой и безоружной. И удивительно сильной. Немудрено, что попавшие в окружение части карабахской армии подчас прорывали, казалось бы,  безнадежное  кольцо еще и потому, чтобы спасти эту женщину с камерой, женщину, которая была все время с ними рядом. И все время вселяла надежду. И желание выжить.

- Абсолютное преклонение  - вот что я чувствовала по отношению к себе, - говорит Цветана. – Эти мужчины, которые смотрели на меня, в их глазах было столько почтения, отцовской и братской любви! Безмерного уважения, что я не отчаялась, не уехала, что я с ними.

Феномен женской журналистики на войне Цветана объясняет со свойственной ей точностью:

- Мы успеваем быть до конца последовательными, ты согласишься со мной! Мы держим слово. Я видела армянских женщин, как они выживали на войне, и я отвечаю за свои слова. Карабах вообще стал для меня большим экзаменом. Я не ожидала, что смогу пройти все это… И знаешь,

что я поняла про себя? Что я могу по настоящему сопереживать, что я имею право называться христианкой, могу пропустить через свое сердце чужую боль. И еще я поняла настоящую цену миру. Боже, какая она высокая!

Дорогие мои, живые и мертвые! Я расскажу миру о вашей трагедии!

Я надеюсь на скорейший мир на вашей земле. Поклон вам. Цветана, - этими словами заканчивается фильм «Раны Карабаха».

В нем много кадров, которые заставят вздрогнуть и бывалых вояк.  В нем много крови и боли – этих вечных спутниц войны. Но для меня самое страшное в этом фильме – глаза стариков  и детей. Заплаканные, испуганные, недоумевающие.

Получим ли когда-нибудь прощение за то, что допустили такое? Как будем замаливать грехи, Господи?!

***

9 мая 1995 года на параде Победы в Карабахском конфликте командующий армией обороны НКР объявил о присвоении Цветане Паскалевой звания полковника карабахской армии.

- Если б я мог дать этой женщине «Оскара», я бы дал его. Но я могу распоряжаться лишь военными наградами, – сказал он. – Она прошла с нами всеми дорогами войны, теми, которые посчастливилось преодолеть  не всем нашим командирам. И она достойна этой награды.

Сегодня Цветана Паскалева живет и работает в Армении. Говорит. Что ее согревает народная любовь – самая большая награда за все пережитое. Она не захотела уехать далеко от Нагорного Карабаха, о котором – новом и свободном – сняла четыре фильма. Она хочет быть первой, кто увидит признание независимости Нагорного Карабаха, чтобы сделать самый главный фильм своей жизни. Она ждет этого дня много лет. И, я верю, она обязательно дождется. У таких женщин иначе не бывает.

 

Инга АБГАРОВА

Так выглядит обложка диска фильма «Раны Карабаха»

Цветана Паскалева с автором материала

 

 

 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВторник, 06 марта 2012 17:29
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email