Menu
Login
  •  
  •  

Маркос Боцарис. Главнокомандующий войсками западной Греции - гражданин России.

Маркос Боцарис - не правда ли, звучит, словно поэтический псевдоним? Но этот человек, чьим именем названы улицы и площади, был далек от стихосложения.

В честь него написаны поэмы. А в Париже даже есть станция метро имени Боцариса.

Встреча после смерти

Джордж Ноэл Гордон лорд Байрон направил Боцарису специальное послание, с просьбой о личной встрече. Тот не стал медлить с ответом. "Я непременно прибуду, как только закончу дело с семью тысячами турками". Ответ был написан близ крошечного селения Кефаловриси. Отряд Маркоса Боцариса в 350 бойцов намерен был атаковать карательное подразделение турецкой стражи в 4000 конников.

Точное число противника было руководителю греков неизвестно. Поэтому он ошибся.

Либо специально, как это случалось в истории, преувеличил численность врага, дабы собственный подвиг казался еще значительнее.

Некоторые ученые полагают, что данная традиция идет со времен Греко-Персидских войн. Геродот, а следом Фукидид, противопоставляют 300 спартанцам (с поддержкой от остальных городов, не превышающей и семи тысяч), миллионную орду Ксеркса. Но если даже противника было гораздо меньше, все согласны, что персы превосходили эллинов многократно.

Так же и у Боцариса не было никаких причин приукрашивать картину будущего боя. Что 4, что 7 тысяч турок - это грозная сила против 350 греков. Воспримем литературный прием Боцариса, отвечавшего знаменитому поэту-романтику, как батальную метафору.

21 (по другим данным 7 или 9) августа 1823 года, ночью, был бой. Маркое Боцарис и лорд Байрон никогда не встретятся. При жизни.

350 греков разгромили 4000 турок. Но в том сражении при Кефаловриси, пал наш герой. Тело его с почестями захоронено в Месолонги. Здесь же умрет от болезни его эпистолярный собеседник. Встреча их состоится после смерти.

Маркое Боцарис не был поэтом. Но поэмой сложилась его жизнь и подвиг. Происхождением из легендарного сулиотского рода Боцаридон, Маркое оставил заметный след своего клана в восстании 1821 года, приведшего к обретению Греции независимости.

Сук дерева, да кандалы

Эпир в древне-греческой истории знаменит своим полководцем Пирром. Первым греком, чья армия пошла на Рим, столкнулась со слонами. Позже и в его войске окажутся эти животные. Удивительно, что при широком использовании слоновой кости при оформлении статуй богов или при изготовлении предметов быта, эллины с реальными слонами встретятся только во время походов Пирра и Александра Великого. Кстати, оба - представители северных районов, земляки Боцариса.

Сам Пирр оставил нам в наследство известное выражение пиррова победа.

Область Сули, откуда ведет происхождение клан Боцариса, находится в центре Эпира. Это своеобразная федерация горных сел. Подобные, труднодоступные для крупных соединений врага, районы во время турецкого владычества пользовались некой' автономией. Оккупантам было легче договорится (подкупить) глав местной вооруженной аристократии, чем гонятся за ними по горам, по ущельям, где численное превосходство не играет роли. Зато решающим фактором является знание местности.

Сулиотская федерация была официально зарегистрирована и просуществовала с 1550 по 1803 годы. Мужчины работали на турецкой службе в качестве воинов-контрактников.

Историк Константинос Панндазис пишет, что название района Сули происходит от местного древнегреческого рода Селлус, о котором упоминает в "Илиаде" Гомер. Город Солион называет и Фукидид. Как с греками, с сулиотами воевали враги, о чем можно прочитать в их переписке. В частности в корреспонденции руководителей карательных отрядов Али-Паши своему начальнику.

Так как сулиотская автономия всегда вызывала интерес со стороны врагов Османской империи, сначала венецианцев, а затем русских, с 18 века турецкая администрация в Яннине предпринимает попытки силового удушения возможного очага неповиновения. Алексей Орлов, планируя подбить на восстание всех греков Балкан, командирует своего посланца. Прознав про данный факт, турки направляют сюда армию в 9 тысяч бойцов. Но терпят позорное поражение, закончившееся захватом в плен их командира. В обмен на его жизнь заключается мирный догЬвор с еще большими преимуществами для автономии.

В 1788 году, после начала очередной Русско-Турецкой войны, в Сули прибывает специальный поверенный императрицы Екатерины Сотирис Луизис, который предлагает местным кланам в обмен на поддержку российское подданство. Они, в том числе Боцарисы, принимают эти условия. Так что Маркое, родившийся в этом году, фактически становиться гражданином Российской империи. Сулиоты поднимают восстание, и начинается тот эпос сопративления, который заслуживает отдельного рассказа.

Клан Боцарис выделяется, согласно доступной информации, на заре 17 века. Хотя Спиридона Боцариса упоминают и как участника знаменитой (второй) битвы на поле Косова в 1448 году. Биографии его вождей часто заканчиваются традиционным для сулиотов финалом: "пал в битве".

Кицос (Кириакос), отец Маркоса, был главой клана. Убит в Арте людьми Али-Паши, подавившего восстание сулиотов. Кицоса выманили соблазнительными посулами.

Маркое на себе ощутил последствия восстания сулиотов, названного мною выше достойным словом "эпос". Выжившие после поражения повстанцы скрылись на острове Керкира, находившимся в то время под французским контролем. Здесь их вновь призывают под ружье. Французская администрация формирует из проверенных сулиотов отряды регулярной армии. Молодой Маркое довольно быстро получает офицерский чин.

В 1814 году его завербовывают в подпольную организацию "Филики Этерия", готовящую всеобщее греческое восстание.

Но тут выпадает возможность отомстить старому врагу - Али-Паше. Тот, уверовав в свои силы после подавления сулиотов, проводит реформы армии, используя французских специалистов (смотри "Граф Монте-Кристо"). А затем заявляет о независимости от Османской империи. Естественно, следует поход турок на Яннину. К нему присоединяются жаждущие мести сулиоты, и среди них наш Маркос. Турки обещают вернуть Сули автономию. Чего, разумеется, после победы над Али-Пашой в 1820 году, не происходит. "У султана для сулиотов есть только сук древа с веревкой, да железные кандалы".

Тогда они в полном своем составе присоединяются к начавшемуся весной 1821 года восстанию.

Прощание с Гектором

Когда Греция, как независимое государственное образование, только начнет становиться на ноги, гражданская администрация доверит руководство вооруженными силами иностранным специалистам. Они попытаются причесать повстанцев до уровня регулярных войск, действующих по западному образцу. Это станет принципиальной ошибкой, приведшей к нескольким серьезным поражениям. В открытом боевом столкновении на уровне регулярных войск, турецкие подразделения, а особенно египетские Ибрагима-Паши, подготовленные опять-таки европейскими специалистами, за счет численности побеждали греческие и добровольческие иностранных филэллинов. Споры по поводу тактики доходили до трагических столкновений внутри восставших, по одной из версий, приведших к убийству Йоргоса Караискакиса. Он был не только выдающимся мастером партизанского боя, но и другом Маркоса Боцариса. Узнав о его смерти, Караискакис воскликнул: "Друг Марко, ведь и я погибну так же!"

После перехода на сторону восставших, сулиоты оказались одними из самых опытных воинов. Они героически проявили себя во время первой и второй осады Месалонги, в попытке драматического
прорыва из этого города.

Отряд Маркоса Боцариса с первых боев за независимость Греции завоевал заслуженное уважение соратников. Слава его гремела по всей Румелии - Центральной материковой Греции. Первая победа одержана в битве при Компсады. Затем следует кровопролитное сражение у Пенде Пигадиа. И вновь виктория!

Захват крепостей в Ригассе и в Риниассе, блокирование транспортной артерии из Арты в Яннину, по которой турецкому гарнизону подставлялся хлеб, позволили претендовать на главенствующую роль в местном повстанческом движении на западной части Румелии. К успехам Боцариса присматривались на Пелопоннесе, где к тому времени созрела аморфного вида государственность.

Битва при Комботи, близ Арты, битва в Плаке - и опять убедительные победы. К этим сражениям подоспел указ о назначении Боцариса главнокомандующим всеми отрядами восставших в Западной Центральной Греции. Документ, принятый на Первом национальном собрании в Стенице, был зачитан на всеобщем сходе командиров и вызвал недовольный гул и ропот. На это Боцарис выхватил указ из рук читавшего его курьера и гневно воскликнул: "Тот, кто считает себя более достойным, пусть возьмет его завтра в бою с врагом!" Молчание было ответом на этот вызов.

Во время первой осады Месалонги в 1822 году Боцарис проявил себя хитрым дипломатом. Он вступил в переговоры с турками, затянул время и в итоге провалил планы врага взять город одним решительным штурмом. Греки смогли основательно окопаться, выстроить редуты. Но турки не смирились с потерей этой стратегически важной точки.

Селение Кефаловриси расположено на виду у города Карпениси, у входа в ущелье, ведущего в Западную Румелию. Дорога здесь и сейчас узкая. А тогда отряд Боцариса в 350 человек мог, подобно спартанцам Леонида, выстоять несколько дней. Но "персов" на этот раз было не миллион, а всего 4 тысячи. Поэтому выдержав оборону в первый день, Маркое приказал ночью атаковать противника. Тактика партизанской войны, которую не хотели учитывать европейцы, была в горах куда уместнее. Сулиоты внезапной ночной атакой обратили врага в бегство, уничтожая по пути. Боцарис оказался легко ранен в первые моменты боя. Но продолжил биться.

Вторая пуля оказалась последней для прославленного командира. Смерть его послужила сигналом для прекращения преследования. Тело было погружено на повозку с захваченными знаменами и отправлено в Месалонги.

В самой глубине ущелья, практически на его дне, лежит монастырь Богоматери Пруссиотисы, известный свой чудотворной иконой. Здесь периодически поправлял здоровье больной чахоткой Караискакис. Судьба распорядилась так, что в момент провоза тела он оказался в обители. Скупые слезы одного героя падали на холодное лицо другого. Тогда-то Караискакис и произнес пророческую фразу о своей скорой смерти.

Народ сразу стал сочинять в честь легендарного Маркоса песни. Из знаменитостей первым откликнулся на его смерть поэт Дионисиос Соломос. Автор гимна Греции сравнил похороны Боцариса с прощанием троянцев с телом Гектора. Европейские поэты посвящали Маркосу огненные стихи и целые поэмы.

А Греция, обретя окончательно государственность, стала в честь него называть улицы и площади.


Сократ Грамматикопулос
Источник "Наша газета"
Перепечатка данного материала ЗАПРЕЩЕНА на основе договора с правообладателем "Наша газета"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 09 декабря 2011 23:12
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email