Menu
Login
  •  
  •  

Две любви Эвы Палмер

Идеи гуманизма и восхищение Древней Грецией, колыбелью цивилизаций, в течение многих столетий толкали множество идеалистов на великие поступки.
Самые известные из них - Генрих Шлиман и Артур Эванс. О  них знает весь мир, а сколько еще других, незаслуженно забытых, отдали свою душу Греции,
пытаясь напомнить миру о том, как много подарила эта страна всему человечеству...

История Эвы Палмер - история богатой американки, полюбившей с пафосом известного греческого поэта и... древнегреческий театр. Бросившей все - Родину, чтобы быть рядом с любимым, и роскошь, чтобы поселиться в нищей Греции рядом с двумя большими Любовями. Продавшей половину Манхэтена чтобы возродить древнегреческий театр и сделать мечту любимого реальностью.

Она родилась в Нью-Йорке в 1874 году в очень богатой семье. Ее отец Куртланд Палмер был не только бизнесменом, но и интеллигентом, устраивавшим в доме вечера с самыми светлыми умами эпохи. Девочка выросла в окружении известнейших писателей, художников, философов, музыкантов и прогрессивных реформистов. В колледже выучила древнегреческий язык и получила музыкальное образование. Эва часто путешествовала и очень полюбила Европу, поэтому решила продолжить образование в Париже. Здесь она завела много знакомств в театральных кругах. Именно там она познакомилась с Реймондом Дункан, братом известной в России Исидоры Дункан, ставшей позже музой-вдохновительницей Сергея Есенина. Реймонд и Исидора восхищались древнегреческим театром и обожали Грецию.

Несколько лет спустя, в 1906 году Реймонд женится в Афинах на красавице Пинелопе Сикелиану и Эва приедет в Грецию. И познакомится с братом Пeнелопы, поэтом Аггелом Сикелианос.

С его стороны это будет любовь с первого взгляда к женщине старше его, да еще и целиком посвятившей себя служению театру. А она будто бы окажется в другом измерении - из богатого дома в Нью-Йорке попадет в Афины, в Виронас, в эксцентричное жилище, построенное Исидорой посреди нищеты и вдалеке от цивилизации.

Но в этом мужчине она увидит того, которому сможет отдать свое сердце. Через год, после его отлучки в Африку, где он напишет первое свое законченное произведение, они поженятся и у них родится сын, единственный сын известного греческого поэта.

Но она не посвятит себя семье, как это было принято в Греции. Она будет изучать византийскую музыку, древнегреческую историю, в частности, ее особо заинтересует одежда и прядение.

В 1924 году Аггелос и Эва займутся возрождением Дельфийских празднеств. Сикелианос уже давно вынашивает Дельфийскую идею, согласно которой Дельфы должны снова стать «пупом Земли», как когда-то называли родину Дельфийского оракула древние философы и писатели. Он мечтает о том времени, когда именно здесь смогут объединиться все передовые умы мира, независимо от религиозных взглядов и политических воззрений. Именно здесь, по его мнению, должен возродиться древнегреческий театр и обучение театральному искусству древних греков. Он даже мечтал об открытии Университета в Дельфах.

Он - организатор и исполнитель, она - вдохновительница и источник денежных средств. На первое представление были приглашены многие известные личности Европы и Америки, представители иностранной прессы, были напечатаны афиши и приглашения. Пришлось построить не только дорогу из Итеи в Дельфы, Эва построила гостиницы для приглашенных, наняла корабли, позаботилась о всевозможных мелочах. Даже с хозяевами местных собак при помощи полиции договорилась о том, что в течение трех дней собаки будут привязаны во дворах.

Она работала без устали, преподавала танцы, пряла ткани, создавала модели и шила костюмы для первого представления «Промифея» Эсхилла, которое состоялось в Дельфах в 1927 году.

Празднества длились три дня, критики в прессе были полны восхищения и энтузиазма с одной стороны и обвинениями в буржуазности с другой.

В любом случае, организаторами было потрачено столько средств, что следующие Празднества стали и последними. Они выслушали в свой адрес много нелицеприятных вещей. Поэта называли греческим Муссолини за «Дельфийскую идею».
Обвиняли в «патологическом мистицизме городского класса, который вымирает и ищет утешения в славном прошлом...». «И что только мы не слышали!- писала одна из афинских газет, - Университеты в Дельфах! Культурный центр в Дельфах! Идеализм без границ и буйство фантазии... И откуда мы знаем, что Сикелианос не мечтает стать...Аполлоном, а Эва сесть на золотой трон и превратиться в... Пифию...».

После второго Фестиваля в 1930 году Эва Палмер влезла в долги и вынуждена была уехать в США. Там она продолжила свою деятельность по распространению традиции древнегреческого театра, преподавала, обучала, организовывала спектакли. Параллельно по пуляризировала поэзию своего мужа, Аггелоса Сикелианос.

«Обожаемая Эва! Жизнь моя!» -пишет он ей в Америку.

«Иваки (так он ласково называл ее)! Аггелу (так называла его она) очень тронут и счастлив за те божественные слова, которые ему прислала Иваки! Аггелу будет работать, храня в душе своей твой дух!».

«Иваки! Аггелу шлет светлый привет для Иваки. Аггелу находится на вершине, смотрит кругом, готовый полететь...».

«Жизнь Иваки! Аггелу верит бесконечно своему сердцу - Иваки! Аггелу хранит несокрушимую веру своей душе - Иваки!».

Началась Вторая мировая война, Греция была занята нацистами, а ее муж увлекся другой, более молодой женщиной. Он вообще всегда был влюбчивым мужчиной... Она великодушно даст согласие на их брак. Но не перестанет любить его и помогать ему и его жене материально. В 1946 году вместе с Генри Миллером она поддержит кандидатуру Аггелоса Сикелианос на получении Нобелевской премии. Их переписка прервется только на годы войны, последнее письмо он напишет незадолго до своей смерти.

В 1950 году Эва примет решение вернуться в Грецию и возродить Дельфийские театральные фестивали. А в 1951 году Аггелос умрет. Она так и не успеет его увидеть снова, ее не пускали в Грецию за политические взгляды, которые высказывала так открыто...

«Мы знаем сейчас, что скоро проснемся и окажемся на краю обрыва. Америка играет главную роль в империалистической игре, - заявляет она, - в которой некоторые сильные народы пытаются уничтожить другие, где объединяются сильные, чтобы измучить эксплуатируемые народы мира, сломать их волю и держать их в подчинении так, чтобы выгоду имели только центральные игроки в игре...».
А Греция, слабая страна,в те годы очень сильно зависела от американцев и не разрешала Эве въезд в страну. Женщине, которая себя посвятила Греции и потратила так много средств для Греции.

Тем не менее Эва через год возвратится и там, в Древнем Дельфийском театре во время представления она в свои 78 лет умрет от сердечного приступа.

Ее похоронят рядом с Аггелосом в Дельфах...

В 1952 году последователь Дельфийской идеи Линос Карзис попытался продолжить Празднества, он пригласил четырех известнейших иностранных актеров, которые сыграли в «Прометее» роли на своих языках. Он надеялся, что сможет завершить создание Международного дельфийского фестиваля. К сожалению, все попытки оказались бесплодными. Ни государственные, ни культурные службы, ни Греческое министерство туризма и «Юнеско» не взяли на себя ответственность за организацию Фестиваля.

В Дельфах есть Музей поэта, где хранятся документы и предметы, принадлежавшей семье Сикелианос. Это все, чем почтили память Эвы Палмер греки. Ее именем не названа улица или один из нескольких ежегодных театральных фестивалей, о ней не написали книги, немногие в Греции знают ее имя. Она так и осталась частью романтической истории о большой любви греческого поэта Аггелоса Сикелианос.

Ирина Степанова
Источник  "Наша газета"
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеЧетверг, 30 июня 2011 13:57
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email