Menu
Login
  •  
  •  

ЮРИЙ ГАГАРИН ПОСЕТИЛ АФИНЫ В ГОРЯЧЕЕ ДЛЯ ГРЕЦИИ И СССР ВРЕМЯ

В феврале нынешнего года Российское Посольство и Российский Центр Науки и Культуры пригласил молодых соотечественников возрастом от 18 до 28 лет принять участие в общеевропейском конкурсе соотечественников «Путь к звездам»,

посвященном 50-летию полета Юрия Гагарина в космос. Отклик оказался чрезвычайно слабым, чтобы не сказать - нулевым, несмотря на то, что приз - поездка в Москву с посещением Звездного городка - выглядел более чем заманчиво. Крайне жаль, так как первенство в завоевании космоса -это одно из тех событий, которым может беззастенчиво гордиться каждый из родившихся в СССР и каждый потомок тех, кто родился в любой из советских республик.

Итак, сочинение, ставшее пропуском в Звездный городок российских космонавтов, написала Ангелики Евстафиу, кратко рассказав о том, как 12 февраля 1962 года Юрий Гагарин, в рамках своего кругосветного круга почета, на два дня приехал в Грецию. Мы публикуем этот небольшой рассказ, с нашими последующими комментариями относительно того нелегкого времени, когда Юрию Гагарину выпало посетить Афины: 1962 год - год «карибского (кубинского) кризиса», который, если и не привел человечество к третьей мировой войне, то дал начало войне холодной.

«12 февраля 1962 года моему отцу только-только исполнилось 8 лет. Греция тогда была совсем не похожа на сегодняшнюю: телевизоров почти ни у кого еще не было, и все главные новости страны и планеты греки узнавали из газет.

В тот день знаменательный день мальчишки-газетчики выбежали на улицы городов, крича изо всех сил: «Гагарин в Афинах! Гагарин в Афинах!» Номера были раскуплены моментально, и ни одна новость не обсуждалась с таким энтузиазмом, как эта: первый человек, увидевший Землю из космоса, приехал в маленькую Грецию! После «круга почета» вокруг нашей голубой планеты, советский космонавт совершал круг почета по всему миру.

Вся столица вышла встречать Гагарина: дороги, еще не забитые машинами и мотоциклами - ведь Греция была тогда еще бедной страной, только-только вышедшей из тяжелейшей Гражданской войны! -вдоль улиц и проспектов, по которым должен был ехать покоритель космоса, люди стояли плотной стеной, в несколько рядов, с цветами, плакатами, воздушными шарами. Пожалуй, с такой радостью и надеждой греки встречали только Константиноса Караманлиса, когда после падения семилетней хунты Черных  полковников в 1974 он возвращался из Парижа в Афины.

Юрий Гагарин пробыл в Греции лише два дня, а затем улетел на Кипр. В день, когда мэр Афин Ангелос Цукалас провозгласил советского космонавта почетным гражданином греческой столицы и вручил ему золотую медаль, на площади перед муниципалитетом собралась  100-тысячная толпа, сопровождавшая Гагарина до самого Храма Зевса Олимпийского     и     скандировавшая по-русски: «Гагарин, спаси нас!»

Юрий Гагарин поднялся на Священный холм Акрополя, где во время экскурсии ему рассказали о том, как британец лорд Элгин разворовал священный древний мрамор Парфенона. Вдруг из толпы послышался голос женщины, кричащей по-русски: «Мир! Амнистия!»: женщина укащенный холм Акрополя, где во время экскурсии ему рассказали о том, как британец лорд Элгин разворовал священный древний мрамор Парфенона. Вдруг из толпы послышался голос женщины, кричащей по-русски: «Мир! Амнистия!»: женщина указывала Гагарину на ту часть Акрополя, где в 1941 году 17-летний Манолис Гпезос спустил фашистское знамя и водрузил на его место сине-белый греческий стяг. Гагарин поднял руку и, повторяя имя Манолиса Гпезоса, сфотографировался на фоне мраморных колонн Парфенона.

Манолис Глезос, заключенный в те годы в тюрьму из-за своих политических убеждений, был выпущен на свободу в декабре того же года, благодаря мобилизации прогрессивных сил всего мира. Свою лепту в освобождение героя войны внес, безусловно, и Юрий Гагарин.

Стройную и невысокую фигуру космонавта с открытым лицом и мальчишеской улыбкой мой отец запомнил навсегда. И таких, как он, греческих мальчишек, были тысячи: заболевших тогда космосом, рисовавших в своих школьных тетрадях и на партах людей в скафандре и готовящиеся к старту космические ракеты.

То, что человек может летать, греки знали, наверно, раньше остального человечества. Древний Дедал, слепив воском перья, улетел на огромных белых крыльях с Крита, захватив с собой своего юного сына Икара. Икар не смог справиться с захлестнувшим его энтузиазмом от полета, забыл все технические наставления, которыми снабдил его отец-изобретатель, и, поднявшись высоко в небо, к самому Солнцу, позволил его лучам расплавить воск. Юноша упал в море, названное посмертно его в море, названное посмертно его именем - Икарийским.

Греция «дождется» своего космонавта лишь тысячелетия спустя, когда Федор Юрчихин, грек из Батуми и 98-ой космонавт России, пошлет своей исторической Родине привет из Вселенной.

Юрий Гагарин взял на себя тяжелейшее бремя первым среди огромного человечества оторваться от родной земли и унестись в узкой кабине «Востока-1» в неизвестность. За 1 час 48 минут первого в истории полета, что он успел передумать? Какое страшное одиночество должен был ощутить? Или - наоборот - почувствовать радость от того, что мы не одни в космосе, что за синим солнечным днем и чернильным ночью небом мир не обрывается, а продолжается, что каждая звезда, которая бледно мерцает над нашими головами - это новый мир, ждущий своего Колумба?

Недаром мир назвал Гагарина «Колумбом Космоса», «Современным Икаром»!

Со времени первого полета Юрия Гагарина прошло 50 лет. Может быть, моему поколению или поколению наших детей тоже повезет, как и поколению моего отца, и мы будем приветствовать космонавта, первым улетевшего за пределы Солнечной системы?

Но, наверное, для того, чтобы это произошло, мир должен созреть, повзрослеть, объединить свои усилия для такого трудного шага, на который полвека назад отважился мой ровесник, родившийся в российской деревне Клушино - 27-летний Юрий Гагарин».

Визит Гагарина в Афины обернулся для греческого правительства Константиноса Караманлиса головной болью: и, хотя на приеме в советском посольстве по случаю прибытия в Грецию первого космонавта мира правительство и оппозиция присутствовали в полном составе, вице-король Греции Константинос, наследник трона и олимпийский   чемпион,   так   и   не (встретился с Гагариным. А ведь перед этим Гагарин был принят самой английской королевой!

В день прилета Гагарина (в Афины депутат от Демократической Партии Трудящегося Народа (ДКЕЛ), Илиас Бредимас, стыдил в парламенте Своих коллег: «Вы поступили малодушно, лишив    радости    молодого принца,   олимпийского  чемпиона, пожать руку молодому (покорителю космоса!»

Греческое правительство повело себя так в связи с тем, что советский космонавт прибыл в Афины по приглашению Общества Греко-советской дружбы и партии Союза Демократического Центра, а не официального правительства страны. Гагарина сопровождали по Афинам второстепенные дипломатические чины МИДа Греции, хотя прилетевшим вместе с космонавтом членам советской делегации и было предоставлено бесплатное проживание в престижных гостиницах «Ding George» и «Амалия» (сам Гагарин разместился в резиденции советского посла на улице Ирода Аттического). Даже премьер-министр страны, Константинос Караманлис принял Гагарина не в официальном, а в рабочем кабинете.

Ничего удивительного в позиции Караманлиса и его кабинета не было, если учесть тесные отношения греческого правительства с правительством Джона Кеннеди. Ничего удивительного в позиции Греции не было также и потому, что в 1959 году на Кубе партизаны свергли режим Батиста и создали под самым боком у США коммунистическое государство. 17 апреля 1961 года, всего лишь через пять дней после приземления Гагарина, кубинцы разгромили в заливе Кочинос («Свиней») посланную ЦРУ для захвата власти на Кубе карательную бригаду из 1400 кубинских эмигрантов. Фидель Кастро мог найти поддержку только за океаном - в Москве, и на заседании Совета Обороны СССР в мае 1962 г., с согласия кубинского правительства, на Кубе были размещены 42 ракеты с ядерными боеголовками и бомбардировщики, способные нести ядерные бомбы.

Загвоздка была в одном: американские ракеты «Юпитер», размещенные в Турции, могли достигнуть жизненно важных центров Советского Союза всего за 10 минут, в то время как советским ракетам нужно было 25 минут, чтобы достичь территории Соединенных Штатов.

В советско-американское противостояние осенью 1962 года невольно была вовлечена и Греция: об этом свидетельствует опубликованная в прошлом году запись беседы министра иностранных дел Греции того времени Эвангелоса Аверова с послом СССР в Греции Николаем Корюкиным от 26 октября 1962 года, до сих пор находящаяся под грифом «совершенно секретно».

Из беседы можно понять, что, если бы США сделали попытку военного вмешательства в дела Кубы, то советское правительство ударило бы по американским ракетным базам во Фракии или Берлине, но, скорее всего - в греческой Фракии.

В ноте, которую передал Аверову советский дипломат, Греции предлагалось осудить американское правительство, действия которого «могут привести человечество к катастрофе. Мы надеемся, что Греческое правительство примет предлагаемые меры и сделает все возможное, чтобы предотвратить неприятные последствия, которые приведут человечество к краю бездны».

Эвангелос Аверов ответил, что Греция будет действовать со всей подобающей в таких случаях осторожностью, но, тем не менее, не может принять некоторых пунктов ноты, как тот, где говорится о том, что «США подрывают мир», и где американцы обвиняются в авантюризме.

Позиция Аверова чрезвычайно огорчила Корюкина: «Греция, - заявил посол, - должна осознать свою ответственность. Если бы СССР захотел поступить так, как поступают США в отношении Кубы, то он уже три года назад подверг бы Грецию эмбарго, опираясь на эти же самые аргументы - на наличие у вас ракет... Ваша позиция - безответственна, так как мы стоим перед лицом смертельной опасности».

Эвангелос Аверов ответил послу СССР, что война Грецию не страшит, хотя само это слово грекам чрезвычайно отвратительно. Переговоры зашли в полный тупик. Аверов отметил, что размещенные в Греции базы - защитного характера, и, не удержавшись, добавил: «После Второй мировой войны вы попытались - точнее, известные международные движения - истребить и подчинить Грецию, но мы, к счастью, оборонялись результативно и спасли родину. Так что после той попытки мы опасаемся за свою безопасность и поэтому организуем со всей тщательностью оборону».

Прежде, чем разойтись, Николай Корюкин и Эвангелос Аверов заявили каждый со своей стороны: «Мы считаем, что Куба вооружается в целях обороны», - заявил Корюкин, «Повторяю, что мы стоим на позициях честного союзника США и верного члена Атлантического Союза», -объявил Аверов.

Николай Корюкин, блестяще владевший французским языком, говорил только по-русски, через переводчика.

Вот при каких обстоятельствах состоялся визит Юрия Гагарина в Афины. Многотысячная толпа Афинян, следующая по пятам за Юрием Гагариным, не могла и подозревать о том, что происходит за дипломатическими кулисами.

Так оно всегда и бывает: народы оказываются гораздо лучше и прозорливее тех, кто ими управляет.

Подготовила Евгения Евстафиу
Источник Афинский Курьер

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email