Menu
Login
  •  
  •  

ИСТОРИЯ ДВУХ ЖЕНЩИН, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ ГРЕЦИЮ

В 2011 году греческие женщины смело могут справлять два юбилея и в праздник 8 марта поднимать еще два тоста - за двух женщин, постаравшихся изменить их, женский мир, здесь, в Греции, которая и в самый разгар космической эры умудрялась оставаться глубоко    патриархальной страной.

 

История первая -Елизавета.

Родоначальницей феминистического движения в Греции можно смело считать Елизавету Муджан-Мартинегу, хотя сама она об этом не только не могла и подозревать, но и слова-то такого - «феминизм» - никогда не слышала, хотя и свободно владела всеми основными европейскими языками. Да и сам термин появился полвека спустя, как Елизавета Муджан-Мартинегу легла в могилу.

Но эта женщина, родившаяся 210 лет назад, на заре XIX века, в 1801 году, прожив на белом свете всего лишь 31 год и скончавшись две недели спустя после рождения своего единственного сына, оставила по себе неизгладимый след, и заслуженно получила от истории титул первой греческой женщины-прозаика.

Ее «Автобиография», практически, единственное дошедшее до нас из написанных ею литературных произведений, изучается в третьем классе греческой гимназии. Хотя, по большому счету, должна бы изучаться и на уроках социологии как пример колоссального мужества и документальное свидетельство из истории отношений полов, которые, между нами говоря, мало изменились в Греции за последние 200 лет.

Голос Елизаветы Муджан-Мартинегу, дошедший до нас благодаря ее сыну, Елизаветию, узнавшего   свою   мать через листы ее дневника,        говорит, прежде всего, о том, что человеком можно и должно оставаться при любых условиях, даже когда обстоятельства жестоко  ломают судьбу человека.

А судьбу Елизаветы можно смело назвать жестокой, несмотря на то, что родилась она в старейшей, знатнейшей и богатейшей семье Закинфского аристократа, занесенной в «Libro d'oro», «Золотую книгу». Ведь Елизавета «родилась женщиной, и к тому же - закинфской женщиной», а значит - куклой без права голоса.

Перспектива ее была ясна: либо выйти замуж и стать «рабыней и госпожой» своего мужа (греческие мужчины и по сей день утверждают, что «хорошая хозяйка - рабыня и госпожа» - «и кали никокира инэ дула кэ кира»), либо остаться навсегда под домашним арестом, обслуживая отца и беспрекословно подчиняясь его воле. Выбор небогатый, как у Ильи Муромца: направо пойдешь - голову сложишь, налево пойдешь - коня потеряешь

А душа Елизаветы рвалась прочь и ввысь: ведь ее детско-юношеские годы совпали с периодом наполеоновских войн, когда Европа кипела, как полный котел, а также борьбы греков за независимость, с периодом Греческой Революцией, о которой она узнавала от своего домашнего учителя истории Георгия Цукаласа. Как же разнится ее судьба с судьбой Ласкарины Бубулины, тоже островитянки, капитанши с острова Спецес, управляющей ей же оснащенным военным кораблем, стоящей на запечатлевшей ее картине под пушками, палящими в османов!

Она с жадностью слушала рассказы Цукаласа, записывая в своем дневнике: «Единственно, что мне остается - это просить небеса, чтобы они помогли им (грекам) победить, а мне даровали счастье увидеть Грецию вернувшейся к свободе, и вместе с ней - узреть, как возвращаются к себе домой и скромные Музы, изгнанные османами».

«Автобиография» Елизаветы Муджан-Мартинегу станет документом, который, кстати, читается вполне современно: сколько девочек, девушек, женщин и сегодня переживают внутрисемейное насилие - со стороны деспотичных родителей, неуравновешенного    друга    или жениха, или же вечно раздраженного мужа? Сколькие из них переживают психологическое насилие, подчиняясь чужой воле и предавая забвению свои мечты?

Может быть, поэтому в 2007 году молодая писательница и режиссер Наталия Ан-типа-Кацу поставила в театре «Аникси» («Весна») спектакль «Елизавета, пламенный дух», о жизни Елизаветы Муджан-Мартинегу. Точнее - просто Муджан, так как история автора «Автобиографии» обрывается в спектакле 1827-м годом, когда 26-летняя Елизавета сделала попытку убежать из дома в Италию. Что произошло, и она вернулась домой в тот же вечер, еще до того, как домашние забили тревогу, никто не знает. Возможно, Елизавета и написала подробно об этом эпизоде своей жизни, но этот фрагмент до нас не дошел: видите ли, Елизаветиос Мартинегос, приступив к изданию «Автобиографии» своей матери, вымарал все показавшиеся ему «подозрительными» и задевающими ее честь места. Возможно те самые, где ее мысли оказались слишком смелы и откровенны не только для своего времени, но и 40 лет спустя, , когда дневник Елизаветы Муджан -Мартинегу увидел свет.

Елизавета Муджан просила своего отца отпустить ее в монастырь, дать ей возможность жить одной, писать, читать, учиться. Вместо этого на целых четыре года ей запретили выходить из дома, а когда в 1831 году дверь дома, наконец, открылась, то дорога вела прямиком в церковь, под венец с 20-ю годами старше ее Николаосом Мар-тинегосом, который, к тому же был ей физически противен.

Разговор с дневником прервался в первую же брачную ночь: Елизавета решила продолжить его в старости, на которую она возлагала последние надежды, когда судьба, возможно, подарит ей такое вожделенное одиночество. Покой и одиночество, однако, дала ей лишь , смерть: через год после свадьбы, в ноябре 1832 года, родив сына, Елизавета Муджан-Мартинегу умерла от послеродовых осложнений.

Елизавета Муджан-Мартинегу успела за свою краткую, мелькнувшую, как молния, жизнь, написать 15 (!) театральных произведений (до нас дошла только комедия «Скупой», от остальных - лишь разбросанные   отрывки),    20   писем, литературные тексты на итальянском языке, стихи, поэмы, пролог к трактату «Об экономике» (!), переводы с древнегреческого языка -все тоже не целиком, фрагментами.

«Образование затуманило ей мозги!», - зло утверждал ее отец-деспот 200 лет назад. Кто из нас поклянется, что никогда в жизни не слыхивал этой глубокомысленной сентенции?

История вторая -Каллирои.

Каллирои Паррен, 150-летие которой мы отмечаем в этом году, повезло много больше: она полностью реализовала себя, уйдя из жизни в 79 лет и оставшись навеки в истории, как первая женщина-журналист и одна из первых женщин-феминисток.

Повезло Каллирое Паррен, в девичестве Сигану, во всем.

Ее семья покинула город Ретимно на Крите, который даже тридцать лет назад был насквозь патриархальной, «большой деревней», 1867 лохматом году и переехала в Афины. Каллирое, к счастью, не исполнилось тогда и шести лет.

В отличие от отца Елизаветы Муджан-Мартинегу, считавшего образование наивысшим злом для девушек, отец Каллирои послал ее во Французскую школу католических монашек. Получив в 1878 году диплом учительницы, Каллирои Сигану отправилась в Одессу, где в течение двух лет работала директрисой Одесского Института Благородных Девиц греческой общины.

Повезло Каллирое и в браке: вернувшись из Одессы в Афины, она вышла замуж за Иоанниса Паррена, полу-француза, полу-англичанина из Константинополя, создателя Афинского Информационного Агентства.

Именно он, полюбив Каллирои за динамичный характер, обнаружил в ней и журналистский талант: в результате, в 1888 году, 27-ми лет от роду, Каллирои Паррен принялась за издание своей собственной газеты - «Дамской газеты» («Эфиме-рис тон Кирион»), Ее выпускали исключительно женщины исключительно для женщин, в основном, конечно, Афин и Пирея, так как за чертой этих двух городов царила беспросветная     патриархальная тьма. Кстати, идея издания пришла к ней именно в день 8 марта.

Газеты ставила своей целью озадачить греческих женщин, разбудить их, расшевелить. В Европе уже давно назревало феминистическое движение, хотя до «Второго пола» Симоны де Бувуар было еще ой как далеко. Газета выходила два раза в месяц, на протяжении тридцати лет, пока в 1918 году ее смелая редактор, Каллирои Паррен, не попала в опалу и не оказалась на острове Гидра в качестве политической ссыльной!

Сама Каллирои Паррен не ограничивалась креслом редактора: ее можно было встретить на самых разных международных женских съездах. В 1893 году, вернувшись из Чикаго, где она представляла гречанок на Международной Конференции, Каллирои Паррен основала «Союз за эмансипацию женщин», занимавшийся не только теоретическими вопросами, но и вполне практическими, помогая неимущим женщинам в профессиональной подготовке и трудоустройстве. Кстати, основанную ею в 1890 году «Воскресную Школу для неимущих девушек и женщин», королева Ольга взяла под свою королевскую опеку. Благодаря борьбе Каллирои Паррен, женщинам было разрешено поступать в Политехникум и Университет.

Бескомпромиссная журналистка первой начала борьбу за право женщин избирать и быть избранными еще в 1895 году. Ее не поддержал никто - ни разумный Харилаос Трикупис, самый долгосрочный греческий премьер-министр, ни его противник, политический авантюрист и популист Тодорос Дилияннис, ни закостенелый политик, крайне честолюбивый Элефтериос Венизелос, ни Александрос Папанастасиу, который, между прочим, был социологом: видите ли, женские проблемы в Греции находились за рамками такой серьезной науки.

Каллирои Паррен была большой головной болью для каждого правительства: мы уверены, что ее оппоненты, не раз произносили про себя слова, сказанные некогда отцом Елизаветы Муджан-Матринегу: «Образование затуманило ей мозги!»

Сильно мозолила Каллирои Паррен глаза и своим консервативным коллегам, мужчинам-журналистам.

Так, директор газеты «Обозрение» («Эпитеориси») писал: «Да она просто сводница! Толкает женщин на непристойную стезю! Я уничтожу ее! У меня есть мать и незамужняя сестра!» Ему вторил очеркист газеты «Акрополис»: «Женщины - легкомысленны и безмозглы. Они не стоят того, чтобы ими заниматься», а остряк и женоненавистник Эммануил Роидис утверждал: «Две профессии подходят женщинам: хозяйки и гетеры». (Как здесь не вспомнить еще раз постулат современных «настоящих» греческих мужчин - «Женщина должна быть хозяйкой на кухне и проституткой в кровати!» Недалеко же мы ушли...).

В этом году празднуется еще один юбилей, непосредственно связанный с именем Каллирои Паррен: 100-летие Лицея Гречанок, основателем которого она являлась. Огромным вкладом Лицея в культуру и образование является запись народных греческих танцев, обучение им и пропаганда греческой традиции во всем мире.

Каллирои Паррен была первой женщиной, которую наградили Орденом Спасителя, Серебряной медалью Афинской Академии и Медалью Города Афин.

Она умерла 16 января 1940 года, заявив перед смертью:

«Я счастлива и могу теперь спать спокойно, так как ощущаю, что оставляю после себя цветущую поросль, выпестовавшуюся из зерна, которое мы, пионеры, посадили в тогда бесплодную и каменистую почву, и я уверена, что вы, дорогие мои сотрудницы, сделаете все, чтобы завтрашняя греческая женщина была совершенной».

Ей Богу, дорогая Каллирои Паррен, не уверена, что ты можешь спать спокойно...

Евгения Евстафиу
Источник Афинский Курьер

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеВторник, 08 марта 2011 12:48
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email