Menu
Login
  •  
  •  

Печальная судьба христианских святынь в Турции

  • Автор  Даниил Владимиров
  • Просмотров 2668
Православная общественность просит Владимира Путина поднять на предстоящих переговорах с Эрдоганом тему «уничтожения византийского наследия» Православная общественность просит Владимира Путина поднять на предстоящих переговорах с Эрдоганом тему «уничтожения византийского наследия»

Эрдоган едет на встречу с Путиным. 9 августа состоится первая с начала кризиса в российско-турецких отношениях встреча президентов двух стран. Главная тема предстоящего разговора очевидна — восстановление двусторонних связей.

Однако Федеральная национально-культурная автономия (ФНКА) греков России предлагает дополнить повестку саммита еще одним важным вопросом — о ситуации с расположенными в Турции объектами мирового христианского наследия. «С болью в сердце мы наблюдаем процесс их фактического уничтожения путем превращения в мечети византийских храмов и церквей», — говорится в обращении организации на имя Владимира Путина.

Аналогичное послание получил предстоятель Русской православной церкви. ФНКА российских греков просит патриарха Кирилла ходатайствовать перед президентом о включении в повестку переговоров темы печальной судьбы христианских святынь. Что касается светских властей, первая реакция уже имеется. В письме, направленном в адрес ФНКА МИД РФ, говорится, что во внешнеполитическом ведомстве разделяют озабоченность российской греческой диаспоры и призывают официальную Анкару «оставаться на позициях гаранта религиозных и духовных ценностей многоконфессионального и полиэтнического турецкого общества и не создавать дополнительных поводов для напряженности».

Пока же, как следует из информации, изложенной в обращении ФНКА, с ролью «гаранта» турецкие власти справляются не слишком хорошо. Нельзя сказать, что именно высшее руководство страны и инициировало процесс исламизации византийских храмов, — эксперты считают это результатом давления снизу. И тем не менее «в активную фазу этот проект вступил еще в 2012 году, когда мечеть была открыта в музее Айя София, расположенном в г. Измир, — говорится в обращении. — Позже, в 2013 году, та же участь постигла знаменитую церковь Айя София в г. Трабзон. На очереди другие православные церкви и храмы, судьба которых уже решена на правительственном уровне». Главной же целью кампании, уверены в ФНКА, является открытие действующей мечети в константинопольской Святой Софии.

Для справки: собор Святой Софии, Премудрости Божией, известный также как константинопольская Айя-София, — всемирно известный памятник византийского зодчества. Храм с этим именем впервые появился на месте нынешней Айя-Софии еще в первой половине IV века, но чуть более чем через полвека сгорел дотла. Та же судьба постигла еще несколько церквей, воздвигавшихся одна за другой на месте пепелища. Нынешняя Айя-София была заложена в 532 году по повелению императора Юстиниана I и освящена в 537 году. Юстиниан рассчитывал, что Святая София станет украшением столицы и выражением величия империи. И замысел полностью удался. Более тысячи лет, вплоть до постройки римского собора Святого Петра (конец XVI века), Софийский собор оставался самым большим храмом христианского мира.

Впрочем, христианские богослужения в нем прекратились гораздо раньше. Последнее состоялось в ночь с 28 на 29 мая 1453 года: на следующий день Константинополь был захвачен осаждавшими город османами. Большинство находившихся в храме молящихся — около 10 тыс. человек — были убиты захватчиками. По преданию, кровь, вытекшая из их ран, достигла уровня, обозначенного на одной из колонн красной полосой. Почти сразу после этого Айя-София была превращена в мечеть. Иконы были разрублены и выброшены, фрески частично разрушены, частично замазаны. В статусе мечети Айя-София пребывала вплоть до 1935 года, когда, согласно декрету Мустафы Кемаля Ататюрка, первого президента Турецкой Республики, она стала музеем. В 1985 году Айя-София была включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Первые признаки возвращения к докемалевским временам обнаружились в 2006 году: в музейном комплексе было выделено помещение для проведения мусульманских религиозных обрядов. Это подавалось как забота о религиозных потребностях сотрудников музея. К тому моменту политический климат в стране уже претерпел серьезные изменения. В конце 2002 года на парламентских выборах в Турции впервые победила Партия справедливости и развития, лидер которой Реджеп Тайип Эрдоган возглавил вскоре правительство страны.

Уже в тот период оппоненты обвиняли его в намерении ревизовать политическое наследие Ататюрка, превратившего Турцию из теократической феодальной монархии в светскую республику. Тогда же, кстати, во властных и околовластных кругах начались разговоры о необходимости вернуть Айя-Софии статус мечети. Но во всю ширь своих далеко идущих реформаторских, а точнее, реставрационных планов Эрдоган и его команда смогли развернуться лишь тогда, когда он стал главой государства. Напомним, что первый его президентский срок начал свой отсчет в августе 2014 года.

Исламизация на марше

6 июня этого года суры Корана зазвучали уже под сводами центрального нефа Святой Софии. Впервые за 82 года. Чтение священной книги мусульман проходило в течение 30 дней, с 6 июня по 5 июля, — то есть весь период Рамадана, мусульманского поста, по случаю которого и провозился обряд. Принадлежащий властям религиозный телеканал TRT Diyanet TV ежедневно передавал картинку в прямом эфире. А 1 июля в Айя-Софии впервые с 1934 года раздался азан — призыв муэдзина к молитве. В исторической церемонии, транслировавшейся опять-таки по государственному телеканалу, принял участие глава управления по делам религии Турции Мехмет Гермез. За несколько дней до начала Рамадана было объявлено, что «на 30 дней Айя-София вновь превращается в мечеть».

Это вызвало возмущение во всем христианском мире. В первую очередь, разумеется, в православной его части. «Каждое отклонение нашего требования соблюдения уважения по отношению к священным местам нашей веры представляет покушение на нас самих, на мировую цивилизацию, на мировое культурное наследие, которое Турция как демократическая страна должна соблюдать и хранить», — заявил по этому поводу глава Константинопольской православной церкви патриарх Варфоломей. «Это нас очень беспокоит, если использовать самые мягкие выражения», — вторит ему иерарх Элладской православной церкви, митрополит Серронский и Нигритийский Феологос.

Свою озабоченность угрозой смены статуса Айя-Софии выразил и Вашингтон. «Соединенные Штаты признают собор Святой Софии памятником особого значения, — заявил представитель Государственного департамента США Марк Тонер. — Мы призываем правительство Турции сохранить собор Святой Софии таким образом, который уважал бы традиции и сложную историю». Но, пожалуй, наиболее жесткую оценку ситуации дал МИД соседней Греции: «Проведение мусульманских религиозных обрядов в объекте из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО непостижимо. Это проявление неуважения и потери контакта с реальностью, граничащее с фанатизмом. Подобные действия несовместимы с современным, демократическим и светским обществом».

Есть мнение, что проведение мусульманских обрядов в Святой Софии стало местью турок за признание Германией геноцида армян (соответствующее решение было принято бундестагом 2 июня). Версию «возмездия» вроде бы подтверждают и слова депутата парламента Турции от правящей партии Шамиль Таяра. «Поскольку США благоволят к Рабочей партии Курдистана и к Гюлену, поскольку Германия поддалась на ложь о геноциде, о дружбе больше речи быть не может, — написал парламентарий в своем Твиттере в начале июня. — Значит, настал черед Турции: Айя-София должна открыться для паломников».

Но это слишком простое объяснение. Азаном в Айя-Софии процесс исламизации Турции далеко не ограничивается, в том числе в той его части, которая касается объектов византийского наследия. Список древних христианских храмов, лишенных музейного статуса и ставших мечетями, постоянно растет. За последнее десятилетие такую трансформацию претерпели по меньшей мере десяток памятников архитектуры. К примеру, два года назад судьбу упомянутых в обращении ФНКА соборов в Измире — здесь, кстати, в 787 году проходил Седьмой Вселенский, или Никейский, собор — и Трабзоне разделил храм Святой Софии в Эрегли (византийская Гераклея): он стал «мечетью Орхана» — в честь турецкого султана Орхана I. Вскоре к ним добавится собор в Энезе (Энос): в минувшем году представители властей объявили, что по завершении реконструкции энезская Айя-София также станет мечетью.

А вот еще более свежее сообщение: весной этого года турецкие власти обратили в госсобственность сразу шесть христианских церквей, расположенных в провинции Диярбакыр (относится к так называемому Турецкому Курдистану). Все экспроприированные храмы, принадлежавшие Армянской апостольской, Армянской католической, Халдейской католической, Сирийской православной и протестантской церквям, являются ценнейшими памятниками архитектуры. Возраст одного из зданий составляет порядка 1700 лет. Предлог, выдвинутый чиновниками, благовиден: церкви нуждаются в реставрации. Однако бывшие собственники подозревают, что дело вовсе не в заботе о сохранности зданий и что христианских богослужений стены древних храмов больше никогда не увидят. И, учитывая нынешние политические тенденции в Турции, эти опасения вряд ли можно назвать беспочвенными.

Камо грядеши?

Судя по всему, недолго осталось пребывать в музейном состоянии и константинопольской Святой Софии. Хотя официальных заявлений на этот счет сделано пока не было, все возможно. «Этого ни в коем случае нельзя допускать, — говорит председатель Национального комитета византинистов России, президент исторического факультета МГУ академик РАН Сергей Карпов. — Это памятник мирового значения». Академик разделяет тревогу по поводу отношения властей Турции к византийскому наследию: «Музеи должны оставаться музеями». Иначе, считает ученый, велик риск того, что исторический облик храмов может быть утрачен: «Великолепные фрески могут быть закрыты, могут быть забелены».

По мнению Карпова, очень важно выбрать правильный тон в диалоге с Анкарой: «Не нужно обострять, не следует педалировать религиозный фактор. Будет только хуже. Надо действовать очень тактично, осторожно и взвешенно. Главное для нас — чтобы были сохранены замечательные произведения византийского искусства и чтобы они были доступны представителям всех конфессий».

Проблема, правда, в том, что с победой Эрдогана над своими противниками, учинившими попытку военного переворота, турецкому лидеру все больше приходится прислушиваться к своим сторонникам. А это по большей части исламисты, и не всегда умеренного толка.

«Светской Турции Кемаля Ататюрка более не существует. Есть исламская Турция Реджепа Тайипа Эрдогана. Собор Святой Софии стал музеем, а не мечетью, в период сближения Турции с европейским пространством. Но все, этот период кончился», — полагает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По мнению эксперта, вряд ли стоит рассчитывать на то, что этим планам помешает возмущение мировой общественности.

Что ж, если картина и впрямь столь мрачна, как считает эксперт, то перед христианами всего мира, и прежде всего православными, стоит непростая задача. Но она по-настоящему священна. И если есть хотя бы малейший шанс на то, что турецкое руководство все-таки услышит голос разума и не решится окончательно выйти за рамки цивилизации, то его, конечно, надо использовать. Будем надеяться, что встреча Путина и Эрдогана этому поспособствует.

Источник

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email