Menu
Login
  •  
  •  

Итоги Критского собора. Есть ли надежда на исправление ошибок?

  • Автор  Афанасий Зоитакис
  • Просмотров 2339
Итоги Критского собора. Есть ли надежда на исправление ошибок?

Несмотря на то, что после «Святого и Великого Собора» прошло уже несколько недель, дискуссия вокруг этого события по-прежнему не ослабевает. Подогревают общественный интерес и публикации все новых подробностей собрания на Крите: непосредственные участники проливают свет на ранее неизвестные детали соборного процесса, о которых организаторы предпочли умолчать.

Проблема подписи

Итоговые документы, опубликованные на официальном сайте собора, не позволяют с точностью понять, подписывал ли тот или иной его участник конкретный документ или не подписывал. Под каждым из опубликованных в электронном виде текстов стоят имена всех без исключения членов делегаций, что наводит на мысль, что все они являются подписантами документов. Тем не менее, вскоре после окончания Критского собора стала появляться информация, опровергающая единомыслие его участников.

27 июня в греческой блогосфере появились публикации согласно которым несколько иерархов отказались поставить подписи под итоговыми документами «Святого и Великого Собора».

Среди тех, кто не подписал текст документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», назывались митрополиты Лимассольский Афанасий, Морфский Неофит, Амафунтский Николай, Лидрский Епифаний, Неапольский Порфирий (Кипрская Православная Церковь), епископ Бачский Ириней (Сербская Православная Церковь) и митрополит Навпактский Иерофей (Элладская Православная Церковь).

Достоверность публикации на первых порах вызывала некоторые сомнения, так как среди тех, кто отказался подписать текст документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», было названо имя митрополита Константийского Василия (Кипрская Православная Церковь) — убежденного сторонника проводимой Фанаром политики и активного участника подготовки Всеправославного Собора. Действительно, владыка почти сразу выступил с публичным опровержением этих публикаций. Остальные иерархи, упомянутые в списке, первое время хранили молчание и не опровергали факт отказа от подписи под соборными документами.

Исключением стал митрополит Морфский Неофит, почти одновременно с информацией о «списке неподписантов» подтвердивший на официальном сайте своей епархии отказ подписать текст документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

30 июня было опубликовано заявление митрополита Навпактского Иерофея (Влахоса). Владыка подтвердил, что «по богословским мотивам» не подписал текст документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», а документы «Миссия Православной Церкви в современном мире» и «Таинство брака и препятствия к нему» были подписаны им «с оговорками». Митрополит Иерофей обратил внимание на тот факт, что в окончательной редакции текста среди подписантов есть и его имя и выразил мнение, что в случае если тот или иной документ подписывал Предстоятель какой-либо из участвовавших в Соборе Поместных Церквей, подписи всей делегации включались в него автоматически.

1 июля митрополит Лимассольский Афанасий официально подтвердил, что во время проведения встречи на Крите не подписывал принятый на ней документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

«Поскольку возникло недоразумение в информировании верующих христиан о том, что я не подписал документ Святого и Великого Собора под названием ”Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром”, — писал владыка Афанасий, — желаю уведомить всех интересующихся, что совесть мне не позволила его подписать. Я не подписал, потому что не согласен с текстом документа в его окончательном виде».

4 июля авторитетный сербский богослов, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий сообщил о том, что также не подписывал документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

Об этом владыка рассказал в передаче «Живая правда» черногорского телеканала «Атлас», сообщив, что именно этот документ вызвал острую полемику на встрече на Крите.

8 июля епископ Бачский Ириней подтвердил информацию, согласно которой он был одним из тех, кто отказался подписывать спорный документ. Кроме того, владыка сообщил, что неподписантов намного больше: «Я не был единственным из 25-ти епископов сербской делегации, кто не подписал документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Большинство архиереев, входивших в нашу делегацию, не подписывали этот текст. Кроме того, документ не подписали многие другие епископы», — рассказал иерарх.


Дискуссия на Соборе и атмосфера, в которой принимались документы

«Епископы — члены собора имели право высказаться, но не имели права голоса», — засвидетельствовал епископ Бачский Ириней. «На соборе вместо принятого апостолами и заповеданного святыми отцами правила ”один муж — один голос” действовало другое правило: ”одна Автокефальная Церковь — один голос”. Другими словами, имели право голоса только Предстоятели Поместных Церквей».

Епископ Ириней сравнил собор с «собранием Предстоятелей Церквей, которое действовало, по сути, как собрание пап». «Как следствие разница между православным архиереем и инославным наблюдателем на соборе заключалась лишь в том, что первый мог говорить по своему усмотрению, в то время, как второй сидел молча: ни тот, ни другой не решали ничего», — отметил он.

О предопределенности решений собора и невозможности внести существенную правку в соборные документы рассказывают и некоторые другие его участники.

В частности, митрополит Иерофей (Влахос) сообщил, что «на Критском соборе фактически были отвергнуты все существенные поправки, предложенные делегацией Элладской Православной Церкви».

В своем открытом письме от 30 июня митрополит Иерофей рассказал о том, как на соборе была отвергнута поправка Элладской Церкви в документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»: в шестом параграфе предлагалось заменить выражение «христианских церквей и конфессий» на «христианских конфессий и общин».

«В пятницу, когда обсуждался документ ”Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром”, дискуссия зашла в тупик. Румынская Церковь отозвала свою поправку к шестому параграфу ”конфессии и инославные общины”, оставался выбор между вариантами ”инославные Церкви” Кипрской Церкви и ”христианские конфессии и общины” Элладской Церкви», — рассказал митрополит Иерофей.

Он добавил также, что днем 24 мая на экстренном совещании делегации Элладской Церкви было принято решение до конца отстаивать позицию Священного Синода Элладской Церкви; были предложены ряд альтернативных формулировок: «Православная Церковь знает о существовании инославных» или «других христиан», или «неправославных христиан».

Тем не менее, все эти варианты были отвергнуты, и на вечернем заседании 24 мая Константинопольский патриарх Варфоломей публично предложил ради выработки единогласного решения провести встречу между видным богословом Константинопольской Церкви митрополитом Пергамским Иоанном (Зизиуласом) и митрополитом Навпактским. Это предложение не нашло отклика со стороны митрополита Иоанна, а митрополит Иерофей заявил, «что это не личная проблема, а вопрос всей делегации Элладской Церкви».

Тогда в беседе с архиепископом Афинским Иеронимом патриарх Варфоломей сказал, что в сложившейся ситуации необходим поиск какого-то решения.

В субботу утром 25 мая прошло совещание делегации Элладской Церкви, на котором было принято решение предложить вариант «Православная Церковь признает историческое наименование других не находящихся в общении с ней инославных христианских церквей и конфессий».

После этого митрополит Навпактский заявил, что не подпишет текст с такой формулировкой.

В последовавших после завершения собора комментариях и интервью митрополит Иерофей засвидетельствовал, что на соборе имела место резкая критика священноначалия Элладской Церкви за его последовательную позицию. Возможно, это психологическое давление способствовало выработке конечного варианта поправки, которая и была утверждена. «Лично я столкнулся с серьезным давлением и оскорбительным отношением со стороны иерархов. По моей информации, давление испытывали и другие члены Элладской Церкви», — рассказал митрополит Навпактский.

Митрополит Иерофей увидел в происходившем на соборе элементы релятивизма, в частности, по его мнению, имели место высказывания в духе так называемой теории ветвей. Например, звучало мнение, что после так называемой Великой схизмы (разделения западного и восточного христианства в 1054 году) христианство разорвалось, «как разрывается ряса клирика»; при этом все стремятся к восстановлению его единства. Звучало также мнение, что все христиане обладают общей отличительной чертой — действительным крещением; т. е. были озвучены постулаты так называемого крещального богословия, которое, по мнению авторитетных иерархов и богословов современности, является ошибочным направлением в экклезиологии.

В ходе собора поступали многочисленные жалобы от представителей СМИ на «закрытость» Критского собрания и отсутствие возможностей для всестороннего освещения данного мероприятия. В знак протеста собор на Крите демонстративно покинули журналисты греческого агентства церковных новостей Romfea.


Критика соборных документов

Документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» вызвал наиболее острую полемику как до собора на Крите, так и во время его проведения.

По мнению митрополита Навпактского Иерофея, в результате «получился незрелый текст», в который до самого последнего момента (даже на стадии перевода на русский, французский и английский языки) вносились изменения.

Иерарх полагает, что текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» вообще следовало снять с обсуждения, так как он входит в противоречие с учением отцов Церкви. «Его подписание спровоцирует различные проблемы в будущем», — подчеркивает митрополит Иерофей. По его мнению, данный документ не определяет, «кто является и кто не является частью Церкви, что из себя представляют отпавшие от Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, не проводит грань между Православной Церковью и ересью».

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий также считает, что сам документ был недостаточно подготовлен, на что сербская делегация указывала и на предварявших Крит подготовительных встречах.

Митрополит Морфский Неофит в декларации, направленной участникам Критского Собора, охарактеризовал документ как «догматически неясный» и назвал его плодом «дипломатических компромиссов». Приведя ряд цитат преподобных Паисия Святогорца и Порфирия Кавсокаливита, старцев Софрония (Сахарова) и Иакова (Цаликиса) и других современных подвижников, владыка подчеркнул, что документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» расходится с их учением и недостаточно ясно говорит о том, что Православная Церковь является единственным носителем полноты истины.

«Самая главная причина, по которой я не подписал документ, — его экклезиологически двусмысленное и сомнительное содержание в некоторых местах, которые касаются границ еретического учения», — объяснил епископ Бачский Ириней.

Дискуссию на соборе вызвали и другие документы. Поправки были предложены почти ко всем текстам, однако значительная часть сущностных исправлений была в итоге отвергнута.

По мнению владыки Иерофея (Влахоса), на соборе последним критерием истины выступил митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас): «Он отвергал поправки, изменял их или принимал».


Позиции Поместных Церквей

Константинопольская Православная Церковь

Константинопольский Патриархат был активным сторонником проведения «Святого и Великого Собора». Фанар пошел на ряд уступок ради того, чтобы готовящееся много лет собрание наконец состоялось: согласился на перенос Собора из Константинополя, пошел на уступки относительно регламента, признал нового Предстоятеля Церкви Чешских земель и Словакии. Тем не менее в Константинополе решительно отвергли все предложения относительно переноса Критского собора и настояли на его проведении в ранее согласованные сроки. Именно резкая позиция Фанара привела к отказу четырех Поместных Церквей прибыть на Крит и подорвала авторитет собрания, лишив его всеправославного статуса.

По окончании собора в Константинополе настаивают на обязательности его решений для всех Православных Церквей и даже сравнивают соборные мероприятия с демократическим процессом; по словам архиепископа Телмисского Иова, представителя Константинопольского Патриарха во Всеправославном секретариате, «Собор на Крите проводится так же, как и выборы в демократической стране, — голоса не пришедших во внимание не принимаются».

Серьезную оппозицию «Святой и Великий Собор» встречает на Афоне. Перед собором ряд святогорских монастырей и Священный Кинот выступили с критикой подготовленных для принятия документов. По окончании собрания на Крите более 50 монахов-келиотов (в том числе авторитетный старец Гавриил Карейский) в открытом письме игуменам афонских монастырей назвали «Святой и Великий Собор» «разбойничьим» и «антиправославным», призвав прекратить поминовение Вселенского патриарха Варфоломея.


Александрийская Православная Церковь

Александрийский Патриархат активно поддерживал проведение «Святого и Великого Собора» в ранее согласованные сроки. На самом Критском собрании члены делегации не проявляли инициативы и поддерживали линию Фанара.


Антиохийская Православная Церковь

В ходе своей VII чрезвычайной сессии Священный Синод Антиохийской Православной Церкви выразил свою оценку и отношение к встрече, состоявшейся 18—26 июня 2016 года на Крите, и проблеме Всеправославного собора. Было постановлено:

«1. Считать встречу на Крите лишь как предварительное совещание Великого Всеправославного Собора и рассматривать ее документы не как окончательные, а открытые для обсуждения и внесения изменений, когда будет созван Всеправославный Собор с присутствием и участием всех Поместных Церквей.

2. Отказаться признавать соборный характер любого православного совещания, на котором участвуют не все Поместные Православные Церкви и подчеркнуть, что принцип общего согласия остается главным в межправославных отношениях. Таким образом, Антиохийская Церковь отказывается признавать, что состоявшаяся на Крите встреча может называться «Великим Православным Собором» или «Великим Святым Собором».

3. Подтвердить, что все решения, принятые на Критском совещании, никоим образом не являются обязательными для Патриархата Антиохии и всего Востока».


Иерусалимский Патриархат

Неуступчивость Иерусалимской Православной Церкви по вопросу о церковной юрисдикции Катара спровоцировала отказ приехать на Крит делегации Антиохийской Церкви.

Греческие СМИ обратили внимание на тот факт, что Патриарх Феофил прибыл на собор с неполной делегацией. «Как это ни странно, многие архиереи с богословским высшим образованием не поехали на Крит, в то время как из делегации, которая сопровождала Предстоятеля, только владыка Филадельфийский Венедикт имеет богословское образование», — пишет греческий журналист Георгис Папандопулос на страницах популярного блога Aktines. 

В Иерусалиме поддержали богословскую линию Константинопольского Патриархата, в частности настаивали на приемлемости использования термина «церковь» для инославных христианских конфессий (против чего возражали многие видные богословы из ряда Поместных Церквей). В комментариях на замечания по предсоборным текстам представитель Иерусалимского Патриарха Феодор Янгу емко отразил позицию Иерусалимского Патриархата:

«Иерусалимская Церковь с самого начала откликнулась на приглашение Вселенского Патриархата о созыве Всеправославного (Вселенского) Собора, обращенное к Патриархатам и Автокефальным Церквам, и принимала конструктивное участие во всех предсоборных процессах. (…) Составленные тексты представляют собой зрелый продукт всеправославного сотрудничества целых поколений иерархов и богословов, которые трудились ex silentio с чувством уважения к православному богословскому наследию».


Русская Православная Церковь

Московский Патриархат участвовал в подготовке Святого и Великого Собора Православной Церкви с самого начала предсоборного процесса. В Русской Православной Церкви всегда настаивали, что все решения Собора должны быть основаны на консенсусе. «Консенсус означает, что все общепризнанные Поместные Церкви ― а их четырнадцать ― должны принять участие в Соборе и выразить согласие с этими решениями, ― подчеркнул в интервьютелеканалу RT митрополит Волоколамский Иларион. ― Мы надеялись, что так и будет, и до последнего времени на это оставался шанс. Но этого не произошло ― одна за другой несколько Православных Церквей объявили о своем отказе. Это значит, что у нас нет консенсуса. Это значит, что Собор не может называться Всеправославным».

15 июля 2016 г. в ходе заседания Священного Синода Русской Православной Церкви, состоявшегося под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Даниловском монастыре в Москве, было принято решение «признать, что состоявшийся на Крите Собор, в котором приняли участие Предстоятели и архиереи десяти из пятнадцати автокефальных Православных Поместных Церквей, явился важным событием в истории соборного процесса в Православной Церкви».

Вместе с тем в решении Синода подчеркнуто, что «основу общеправославного сотрудничества на протяжении всего соборного процесса составлял принцип консенсуса, в то время как проведение Собора при отсутствии согласия со стороны ряда автокефальных Православных Церквей нарушает этот принцип».

«Вследствие этого Священный Синод постановил, что состоявшийся на Крите Собор не может рассматриваться как Всеправославный, а принятые на нем документы — как выражающие общеправославный консенсус», — подчеркнул председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В. Легойда.

Документы, обсуждавшиеся в ходе Собора на Крите, решено было передать для изучения Синодальной библейско-богословской комиссии, по итогам которого представить выводы Священному Синоду.


Грузинская Православная Церковь

В письме Патриарха всея Грузии Илии II, направленном Константинопольскому Патриарху Варфоломею, подчеркивалось, что отказ Грузинской Православной Церкви от участия в соборе на Крите обусловлен чисто догматическими причинами и не преследует политические или иные цели.
Грузинская Церковь была не согласна с формулировками трех из шести предложенных для рассмотрения на соборе документов — «Отношения Православной церкви с остальным христианским миром», «Миссия Православной церкви в современном мире» и «Таинство брака и препятствия к нему».

В письме Константинопольскому патриарху Предстоятель Грузинской Церкви подчеркивал, что ряд положений указанных текстов требуют серьезного редактирования, поскольку содержат «экклезиологические и терминологические ошибки».


Сербская Православная Церковь

В отличие от многих Поместных Церквей, действовавших и голосовавших консолидировано и монолитно, Сербская Церковь на соборе не выступила единым фронтом. Документы собора были подписаны патриархом Иринеем, тем не менее многие иерархи отказались поставить подпись под некоторыми соборными документами (в частности, большая часть архиереев не подписала текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»).

По мнению епископа Бачского Иринея, Критский собор едва ли войдет в историю как «Святой и Великий»; по всей видимости он будет рассматриваться как «провинциальное собрание участвовавших в нем Церквей».


Румынская Православная Церковь

Румынская Церковь приняла активное участие в работе «Святого и Великого Собора». «Члены румынской делегации детально изучили предсоборные документы и предложили к ним несколько поправок. В случае если какая-то из них не принималась, у них была сразу заготовлена альтернативная, при отклонении следующей — наготове еще одна», — пишетгреческая газета «Ортодокси Алифия».

Особое впечатление на греческих журналистов произвело активное использование румынскими делегатами планшетов и мессенджеров для оперативного обмена мнениями и дискуссии.

В некоторых случаях Румынская Церковь добилась принятия предложенных ей поправок.


Болгарская Православная Церковь

Как и Грузинская, Болгарская Церковь не приняла участие в Критском соборе прежде всего из-за несогласия с его документами и невозможности внесения в них существенной правки из-за особенностей регламента. Главным камнем преткновения стал текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Болгарская Церковь настаивает на недопустимости использования термина «церковь» применительно к инославным: «Вне Святой Православной Церкви нет иных церквей, но только ереси и расколы. Именовать их "церквами" [есть] богословская, догматическая и каноническая ошибка».


Кипрская Православная Церковь

В делегации Кипрской Церкви на Соборе наблюдались противоречия.

Архиепископ Кипрский Хризостом и большинство иерархов поддерживали линию Константинопольского Патриархата. Предстоятель Кипрской Церкви выступил как последовательный апологет проведения собора в ранее согласованные сроки и критически отозвался о Поместных Церквях, по тем или иным причинам отказавшимся прибыть на Крит: «Ответственность будет лежать на всех, кто, пусть даже не желая того, будет способствовать разрыву единства».

Несмотря на то, что все четыре поправки Кипрской Церкви в текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» были отвергнуты, большая часть членов делегации подписала спорный документ.

В ходе дискуссии на Соборе архиепископ Хризостом вступил в полемику с Предстоятелем Элладской Церкви, выразив недовольство тем, что Элладская Церковь настаивает на своих поправках в текст соборного документа: «Вы не можете держать в плену Святой и Великий Собор», — заявил он в ходе дискуссии. Резкая фраза вызвала недовольство Архиепископа Афинского Иеронима, потребовавшего изъять из протокола фразу архиепископа Хризостома.

Оппозицию линии большинства Кипрского епископата составили митрополиты Лимассольский Афанасий и Морфский Неофит. Оба не подписавших текст «Отношения Православной Церкви с остальным Христианским миром» иерарха относятся к кругу епископов-традиционалистов, глубоко укорененных в православном Предании и имеющих тесные духовные связи со Святой Горой Афон.


Элладская Православная Церковь

Делегация Элладской Церкви настаивала на ряде поправок в соборные документы, некоторые из которых были включены в окончательные редакции текстов.

Наиболее острую дискуссию вызвала поправка Элладской Церкви в документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»: в шестом параграфе предлагалось заменить «христианских церквей и конфессий» на «христианских конфессий и общин».

Выполняя свои обязательства, данные Священному Синоду Элладской Церкви, греческая делегация долгое время отстаивала свою поправку, однако под давлением вынуждена была предложить компромиссный вариант — формулировку: «Православная Церковь признает историческое наименование других не находящихся в общении с ней инославных христианских церквей и конфессий».

Митрополит Навпактский отказался подписывать текст с подобной формулировкой. Неприемлемой ее сочли и некоторые иерархи Элладской Церкви, не вошедшие в состав прибывшей на Крит делегации. Некоторые из них посчитали, что представлявшие Греческую Церковь на соборе нарушили обязательства отстаивать единогласно принятую позицию Священного Синода и предложенную на заседании 24—25 мая поправку «христианские исповедания и общины».

Противоположную позицию занял Предстоятель Элладской Церкви, выразивший мнение, что поправка «Православная Церковь признает историческое наименование других не находящихся в общении с ней инославных христианских церквей и конфессий» «защищает православную экклезиологию». Блаженнейший Архиепископ Афинский и всея Эллады настаивал на том, что «достигнуто соборное решение, которое — впервые в истории — сведет исторические рамки отношений с инославными не к их существованию, а только к их историческому наименованию инославными христианскими церквами и конфессиями».

Полемизируя с Афинским архиепископом, митрополит Гортинский Иеремия, обращаясь к своей пастве, сказал: «Самое страшное заключается в том что, назвав инославных Церковью, они придали этому вес, представив дело таким образом, словно эта позиция имеет историческое обоснование: ”Православная Церковь признает историческое наименование других инославных христианских церквей и конфессий”…. Что значит ”историческое наименование”? Когда и где Святые Отцы называли ереси и расколы ”церквями”? Нигде и никогда!»

Митрополит Иеремия заявил, что как епископ присоединяется к тем, кто отказался подписать «ошибочный с догматической точки зрения» документ: «Мы, Гортинская и Мегалупольская епархия, поддерживаем их, так как не признаем ереси и расколы ”церквями”».

Албанская и Польская Церкви и Церковь Чешских земель и Словакии приняли участие в соборной дискуссии, однако воздержались от предложения спорных поправок, предпочтя занять мягкую неконфликтную позицию.


Реакция на «Святой и Великий Собор» в среде верующих

Верующие Русской, Антиохийской, Грузинской и Болгарской Церкви в большинстве своем поддержали решение священноначалия отказаться от участия в Критском соборе.

В Церквях, делегации которых единогласно поддержали собор и принятые на нем документы, не было отмечено значимой критической общественной реакции на соборные документы. Наибольший резонанс собор вызвал в Греции и на Кипре, причем общественное мнение этих стран в основном высказалось по отношению к собору критически; негативно оценило собрание на Крите и большинство интернет- и печатных православных СМИ. В то же время в сербском медиапространстве ситуация вокруг Собора на Крите остается покрытой завесой тайны, основная информация (в том числе и от сербских участников собора) поступает через грекоязычные СМИ.

В ходе Критского собора были отмечены протестные пикеты и различные проявления недовольства со стороны жителей острова. Сопровождалось протестами и прибытие в свою епархию после участия в «Святом и Великом Соборе» митрополита Димитриадского Игнатия. В храме первоверховных апостолов Петра и Павла и на подходе к нему владыку встретили возгласами «Вы предали веру», «Позор», «Вы предатели».
Негативное отношение к собору нашло отражение и в ряде публикаций в СМИ и сети интернет. «Разбойничий, псевдособор, экуменистический синод, беззаконное собрание» — вот некоторые из определений, которые можно часто встретить на страницах греческих публикаций.

Попытки сторонников собора навязать общественному мнению представление о том, что четыре Поместных Церкви отказались прибыть на Крит по этнофилетическим, политическим и националистическим соображениям, не встретили широкой общественной поддержки. «Болгарская и Грузинская Церкви исходили из богословских: догматических и канонических мотивов, а отнюдь не национализма», — подчеркивает журналист К. Хараламбус.

Такой же принципиальной позиции многие греки ждут и от Русской Православной Церкви. «Мы надеемся и верим, что Русская Церковь не исходит из борьбы за первенство в Церкви, а защищает чистоту веры», — пишет известный греческий блогер Панайотис Телевантос. 

В греческих православных СМИ часто можно встретить критику регламента Всеправославного Собора и обвинений, что его работа началась вопреки ранее согласованным документам:

«Собор начал свою работу в нарушение ”Регламента организации и работы”, подписанного во время Собрания предстоятелей в январе 2016 г. Настоящий Регламент, среди прочего, предусматривает, что Собор ”созывается Его Святейшеством Вселенским Патриархом с согласия Блаженнейших Предстоятелей всех общепризнанных Поместных автокефальных Православных Церквей” (ст. 1). Так что теперь, когда четыре Поместные Церкви (России, Болгарии, Грузии и Антиохии) обоснованно не согласны с созывом Собора и просят на данном этапе отложить его, не выполняется условие ”с согласия Блаженнейших Предстоятелей всех общепризнанных Поместных Автокефальных Православных Церквей”. Поэтому, в соответствии с настоящим Регламентом, ни Вселенский Патриарх, ни все остальные Поместные Церкви, вместе взятые, не имеют права созвать Собор, если, конечно, они желают действовать в соответствии с Регламентом, который подписан.

Еще один печальный вывод — это тот факт, что Собор начал свою работу на основании ”Регламента организации и работы”, который не был единогласно принят всеми Предстоятелями на Собрании, состоявшемся в январе 2016 г., поскольку его не подписала Антиохийская Церковь. Принцип единогласия является необходимым условием и необходимой предпосылкой для созыва Собора, как это предусмотрено в вышеупомянутом Регламенте.

Еще один печальный вывод — это тот факт, что четыре Поместные Церкви, которые не участвовали в Соборе, подверглись поношению на международном уровне. Их отсутствие было представлено во вступительном слове Вселенского Патриарха и других Предстоятелей как совершенно не оправданное и предосудительное. И, ни много ни мало, эти отсутствующие Церкви были представлены как виновные в создании расколов и разделений. Тем не менее, упомянутые Церкви не участвовали в Соборе не потому, что это им ”взбрело в голову”, а потому, что, после рассмотрения документов на синодальном уровне они констатировали, что таковые страдают рядом недостатков. И вполне естественно, что они попросили о переносе Собора, чтобы изучить их глубже, чтобы сделать необходимые исправления и, таким образом, составить новые документы, которые были бы единогласно приняты всеми Поместными Церквами. Но поскольку не было принято их предложение о переносе Собора, эти Церкви отказались в нем участвовать», — подчеркивается в опубликованном в ряде СМИ заявлении антиеретического департамента Пирейской митрополии Элладской Церкви.

Большой резонанс в Греции вызвал текст открытого письма авторитетной общественной организации «Союз православных клириков и монахов», текст которого был подписан известными греческими пастырями, монашествующими и богословами.

В послании в частности отмечалось, что прошедший на Крите «Святой и Великий Собор» на самом деле не был «ни собором, ни великим, ни святым».

По мнению членов «Союза православных клириков и монахов», собор стал малым, а не великим, так как в нем не приняли участие все православные епископы, а значит не «была представлена вся полнота Церкви». Фактически Критский собор превратился в «малое совещание предстоятелей».

Умаляет масштаб собора и отказ участвовать в нем четырех Поместных Церквей. Таким образом, собор утратил «свой всеправославный характер», кроме того, был «умален авторитет его решений», считают составители открытого письма.

Среди тех, кто подписал открытое письмо: старец Евстратий из афонского монастыря Великая Лавра, игумены нескольких греческих монастырей, известные богословы о. Георгий Металлинос, о. Феодор Зисис и профессор Дмитрий Целенгидис.


Заключение

После «Святого и Великого Собора» прошло довольно много времени, но он по-прежнему остается в центре внимания православных СМИ и верующих. Оценки этого события порой полярны, однако большинство экспертов сходится в одном: без участия четырех Поместных Церквей (паства которых составляет более половины от числа всех православных христиан) собор на Крите не стал Всеправославным, а его документы, подвергнутые серьезной богословской критике, оказались «знамением пререкаемым».

Остается надеяться, что следующий общецерковный собор (если таковой состоится) пройдет с учетом ошибок, допущенных при подготовке собрания на Крите, — будут соблюдены принципы консенсуса, проявлено уважение к мнению всех Поместных Церквей, авторитетных богословов и подвижников.

«Не стоит забывать, что главными судьями соборов выступают те, кто обрел Божественное просвещение и стяжал ум Христов, — пишет митрополит Иерофей (Влахос), — Собор должен быть выразителем жизни и сознания Церкви, то есть опыта и богословия святых, которые и судят о правомыслии собора. Вспомним слова апостола Павла: ”Разве не знаете, что святые будут судить мир?” (1 Кор. 6: 2)».


Об авторе: Афанасий Зоитакис — кандидат исторических наук, главный редактор сайта издательства «Святая Гора» Agionoros.ru.

Фото: © Святой и Великий Собор православной Церкви/Sean Hawkey, 2016

Опубликовано sobor2016.rublev.com

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 22 июля 2016 14:30
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email