Menu
Login
  •  
  •  

Фрау предпочитает блондинов

Издание Newsweek опубликовало статью, посвященную Ангеле Меркель. “Ей нравится окружать себя чисто выбритыми, опрятно одетыми придворными и соратниками, среди которых действительно много блондинов”, – поясняет журналист Роджер Бойз.

Правда, он тут же добавляет, что фрау-канцлер привлекают не нордическая внешность и ухоженность этих людей, а их “трезвый немецкий подход к мировому кризису: “не уверен – твердо придерживайся правил”.

 

Бойз вспоминает, что в аппарате Меркель ему несколько лет назад устроили скандал, обвинив в нарушении “расплывчато-сформулированного эмбарго на публикации”, по выражению автора. “Канцлер считает, что вы повели себя неприемлемо! Мы думали, что Британия – родина честной игры!” – накричал на него по телефону глава пресс-службы правительства Ульрих Вильгельм.

“Тогда Повелительница Порядка высказала свою волю. Теперь же Меркель и ее команда, озадаченные тем, что рынки бондов внезапно получили возможность освистывать экономики стран еврозоны, пытаются навязать немецкий порядок не одному отдельно взятому неряхе-репортеру, а всему континенту”, – говорится в статье.

По мнению автора, немцы ассоциирует честную игру не со спортом, как британцы, а с чувством, что они в своем праве. “В качестве крупнейшей экономики континента и, следовательно, страны, которой придется покрывать большую часть расходов, Германия закрепляет за собой право навязывать грешникам условия и критерии”, – считает автор. Она хочет повсюду и навсегда ввести немецкую фискальную дисциплину взамен на выкуп из долговой ямы греков и прочих отстающих. По мнению автора, команда Меркель приветствует смену правительств в других европейских странах, считая, что их наказывают за небрежность. Нового премьера Италии Марио Монти и нового председателя ЕЦБ Марио Драги называют “настоящими немцами”.

По данным автора, немецкие избиратели почти что оттеснены на обочину – решения в Берлине, касающиеся борьбы с кризисом евро, принимает “кучка инсайдеров из ближнего круга канцлера и главы Bundesbank”.

Обязанность удержать ЕС от распада возложена на женщину, которая выросла в ГДР и стала зрелым политиком в период краха коммунистической империи, указывает автор. По его данным, в день падения Берлинской стены Меркель “не побежала смотреть на исторические события, а отправилась в сауну, как делала каждую неделю”. Теперь критики Меркель язвят по поводу ее запоздалой реакции на кризис, что она снова закрылась в сауне, на сей раз на два года.

Существует “закон Меркель”, утверждает лидер оппозиции Франк-Вальтер Штайнмайер: “Чем яростнее Меркель заявляет: “Это исключено”, тем вероятнее, что в итоге она станет проводить именно такой курс”.

Отчего Меркель так пассивна в качестве кризис-менеджера? Рассуждая об этом, автор пересказывает факт, который раскопала биограф Марго Хекель. В школьные годы Меркель страшно боялась нырять. И вот однажды она забралась на вышку, застыла как вкопанная и, только когда прозвенел звонок с урока, прыгнула в глубину бассейна. Автор гадает, как трактовать эту историю. По логике вещей, она означает, что Меркель долго колеблется, но находит в себе мужество действовать. Но у Бойза есть и другие гипотезы. Он ссылается на то, что Меркель с рождения отличается плохой координацией движений: в 5 лет она долго тренировалась, пока не научилась спускаться и подниматься по лестнице. “Может быть, она боялась и до сих пор боится упасть у всех на виду?” – вопрошает автор. Но почему она прыгнула в воду в конце урока, а не через три минуты, после того, как все разошлись? “Она оставалась на вышке, пока срок действия правил не истек, но успела выполнить их в срок”, – пишет автор. Может быть, это ключ к ее нынешним попыткам создать еврозону, которой рынки станут доверять благодаря ее верности немецким правилам?

Сам Бойз предпочитает историю о том, как в 1981 году Меркель ушла от своего мужа Ульриха Меркеля. Пока Ангела писала диссертацию, муж делал ремонт в квартире. Когда все в квартире засверкало новизной, она однажды собрала свои вещи и съехала. Из крупных вещей прихватила только холодильник. “Такова Ангела Меркель: женщина, которая сбегает с холодильником”, – замечает автор.

По мнению автора, Меркель никого не подпускает к себе близко. О ее супруге Иоахиме Зауэре известно лишь, что он блестящий физик, любит Вагнера и увлекается альпинизмом. По слухам, за столом они говорят о науке, музыке и взрослых детях Зауэра, политическая жизнь Меркель не переплетается с ее частной жизнью.

“Отношение Меркель к Европе отражается в ее отношениях с экс-канцлером Колем”, – считает автор. Это конфликт между немолодым и несовершенным визионером и молодым, сомневающимся в себе прагматиком. Коль придерживался экспансивного стиля управления, а Меркель старается просчитать результаты заранее и замедлить темп перемен.

Коль взял за основу общие переживания Франции и Германии – их обязательство избежать новой войны – и распространил их во всей Европе. Он дружил, например, с испанским премьер-министром Гонсалесом – наводил мосты между элитой благополучного севера и нищим югом. Меркель, напротив, очень подозрительно относится к Саркози, хотя считается, что их партнерство – симбиоз. “Это скорее симуляция дружбы, спектакль, затеянный, чтобы успокоить рынки, которые всколыхнутся из-за намека на их глубокие разногласия”, – утверждает автор, напоминая, что Германия воздержалась при голосовании Совбеза ООН о бесполетной зоне в Ливии.

“Когда две Германии объединились, Коль озадаченно взирал на восточную часть”, – пишет автор. Он пригласил Меркель в свой кабинет на пост министра по делам женщин и молодежи, зная о ней, что она была полезна христианским демократам, происходит из семьи протестантов и не имела отношения к “Штази”. “Коль обращался с ней, как вообще со всеми восточными немцами, – с благодушной снисходительностью”, – замечает автор.

Как и многие другие, Коль недооценил Меркель. Спустя несколько лет она призвала христианских демократов изгнать прежних лидеров. Молодые мужчины – главы региональных отделений – рассчитывали, что Меркель сделает грязную работу за них и прогонит Коля. “К их удивлению, она заняла его пост сама”, – говорится в статье.

Меркель нервозно относилась к общественному мнению и потому просто перестала допускать общество к трудным решениям. Но, как полагает автор, “для Германии и вообще для Европы эта формула больше не работает”. Коль знал, как важны страстные чувства для мобилизации общественной поддержки. Он объяснил немцам, что выбрать евро – значит выбрать мир, а не войну. “Меркель поленилась внушить народу важность сохранения европейского единства, хотя электорат стал более искушенным и более скептично относится к Брюсселю, чем во времена Коля”, – признает автор. По его мнению, Меркель рассчитывает, что немцы сохранят верность Европе, так как не любят хаоса.

Бойз полагает, что в собственное заявление “Если евро рухнет, рухнет и Европа” Меркель не верит. “В кулуарах ее команда четко разграничивает еврозону (которую можно реорганизовать, исключив Грецию и приняв Польшу) и Евросоюз”, – поясняет он. Приоритетная задача Меркель – отстоять национальные интересы Германии, то есть сохранить европейский единый рынок.

Меркель делает ставку на то, в чем разбирается лучше всего, – на правила. По мнению аналитика Катинки Бариш, стратегия сработала: когда правительство заговорило о новых договорах и институтах, сложилось впечатление, что оно более-менее контролирует ситуацию. И все же Меркель сейчас нелегко: ее научный склад ума восстает против смешения краткосрочных приоритетов с долгосрочной задачей по реорганизации Европы.

Источник: www.inopressa.ru

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 15 августа 2012 20:17
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email