Menu
Login
  •  
  •  

 Бить или не бить....

Сейчас в Лондоне какую газету ни купишь, какую радио - или телепро­грамму ни включишь, обязательно наткнёшься на тему воспитания детей, повсеместно ставших неуправляемыми и трудными. Даже младенцы, бьют тре­вогу женские журналы, теперь чаще просыпаются по ночам, отчего моло­дые мамы не высыпаются, становятся нервными и истеричными.

А может быть, младенцы такие крик­ливые оттого, что мамы, их породившие, сами «не сахар»? Несовершеннолетние девчушки, не окрепшие ни морально, ни физически. Или вторая крайность: тер­тые тётки, выпившие за свою жизнь не одну пинту пива и выкурившие такое ко­личество сигарет, которое убило бы эс­кадрон лошадей. Первые роды под сорок - это уже не исключение, а правило. Как и то, что Великобритания устойчиво удерживает первое ( 1 ) место среди разви­тых европейских стран по количеству несовершеннолетних рожениц.
Британские телепрограммы пере­полнены передачами об «адских детях», вопящих, катающихся в истерике по по­лу и таскающих своих родителей за во­лосы. Документальный сериал об изму­ченной маме и татуированном бритого­ловом папаше, похожем на футбольного хулигана, но совершенно бессильными перед тотальным детским террором, по­рой просто страшно смотреть.
Их дети, герои этой передачи, два мальчика семи и девяти лет, и впрямь просто «атомные зверята» без врождён­ного чувства сострадания. (Очень типич­ные «новые дети», выросшие в ощуще­нии своей полной безнаказанности. И это в стране, где ещё сорок лет назад розгами наказывали и юных выходцев из самых высоких сословий. Даже малень­кие принцы и члены королевской семьи, уличённые в нерадивости или в непослу­шании, могли быть подвергнуты назида­тельно-воспитательному акту унизи­тельного и болезненного физического воздействия: линейкой по рукам, розга­ми по мягкому месту... И результат ча­ще всего был положительным.
Воспитание страхом наказания - од­на из традиций британского общества. Да и российского тоже. Стоит перечи­тать хотя бы «(Очерки бурсы» Помяловского или рассказ Чехова о Ваньке Жукове, написавшем письмо о тяготах дет­ской жизни «на деревню дедушке». Да и Горький порассказал о том, как жилось «в людях» мальчикам на побегушках из простых сословий... А маленького гра­фа Лёвушку Толстого в наказание за шалости и нерадивость запирали в тём­ной кладовке.
Ничего умнее кнута и пряника пока не придумали ни в одной стране мира. А в Великобритании просто взяли и отме­нили «кнут», зато оставили сладкий «пряник» в виде распущенности, все­дозволенности и полной, простите, отвязности. В результате ученик, оскорб­лявший на уроках учительницу самыми последними словами и даже позволяв­ший себе угрожающие слова и жесты, легко возбудил против неё в суде дело, когда она, доведённая унижениями до отчаяния, дала этому несовершенно­летнему верзиле... пощёчину. Его бы розгами да в «холодную», он бы, может, и поостыл. Так ведь запрещено, нельзя!
А то ещё было старинное наказа­ние: лишали детей сладкого, а в дет­ском саду - киселя или компота! И, знаете ли, некоторые взрослые до сих пор помнят, как это было неприятно, остаться без сладкой плюшки с компо­том, и как они старались потом быть послушными и не выходить за рамки дозволенного. Хитрили, конечно, по­рой. И шалили вдоволь. Но и была не­кая черта, за которую всё же не пере­ходили, если, условно говоря, любили сладости или просто хотели угодить маме или воспитателю. И выросли. И стали достойными людьми.
Я очень сочувствовала учительнице, давшей отпор распоясавшемуся школьнику. Поэтому, наверное, мне и врезалась в память новостная телепро­грамма, в которой радостная толпа встречала на выходе из суда вышеупо­мянутую учительницу, которой вынес­ли справедливый оправдательный вер­дикт. Как ликовали её коллеги, как огорчились школьные беспредельщики и хулиганы.
Но такие случаи редки. Чаще всего приходится слышать о буквальном попрании вековых моральных принципов. Знаю одну лондонскую семью, где де­вочка-подросток просто-таки «строит» своих родителей угрозой звонка в соот­ветствующие карательные (для родите­лей, заметим!) органы власти. За пре­вышение «родительских полномочий». За попытку воспитать свою дочь в луч­ших традициях. За назидания и нотации и даже (о, ужас) за пощёчину (физичес­кое насилие!) в результате нервного срыва, вызванного тем, что дочь всю ночь (якобы) катается на роликах. Что от неё пахнет спиртным и марихуаной, что она проколола себе колечками все брови, губы, ноздри и прочие нежные слизистые кожные покровы.
И сказать ничего не смей... Родите­ли, учителя, наставники бесправны. О чём и поведал документальный телеви­зионный сериал, с которого я начала этот разговор. Фильм, собственно, был снят для того, чтобы научить много­численных британских родителей справляться с детьми, у которых как бы и диагноз медицинский есть: повы­шенная гиперимуществоность.
В эту конкретную, отчаявшуюся справиться со своими детишками семью приглашена была телевизионная «ня­ня», профессиональный психолог. Бо­же, как она мучилась с этими «адскими» мальчишками! Что только не испробо­вала: и лишала их «сладкого», то есть любимых компьютерных игр и мультиков, и пыталась (напрасно) про­водить назидательные беседы. В конце концов заперла-таки их в комнату, где не было ни игрушек, ни телевизора. Го­лые стены и диван. И телекамера, сле­дящая за воспитательным процессом.
А он, на мой взгляд, явно не удался. Со страшной яростью и какой-то недет­ской злобой «испытуемые» сдирали со стен их «домашней тюрьмы» обои, рва­ли обшивку диванов и неистово колоти­ли в запертую дверь. Детский психолог только обнаружила свою профессио­нальную несостоятельность. Ау папы, верзилы с могучими плечами, так до конца программы и осталось растерян-
ное и беспомощное лицо. Похоже было, что он просто боится оставаться наеди­не со своими изуверскими детишками, могущими однажды ночью, как бы шутя и играючи, «выколоть папе глазки».
Чем не новый Эдип или простой гол­ливудский триллер... Но, увы, это по­вседневная жизнь, в которой внезапные нападения с колющими и режущими предметами в руках на папашу стали обыденностью. Может быть, папа и сам в детстве был сорванцом, но не до такой же степени! И этот посыл чита­ется на его лице и на лице растрёпанной и неухоженной (некогда с такими деть­ми и в зеркало посмотреть) мамаши, родившей этих исчадий явно в весьма зрелом возрасте. А если вспомнить про предполагаемое количество алкоголя и никотина, осевших в её организме и ор­ганизме её мужа до зачатия, то перво­причина необычайной возбудимости и немотивированной агрессии их дети­шек может стать вполне объяснимой.
Я вовсе не призываю, как можно бы­ло бы подумать, вернуться к старинной системе истязания провинившихся детей вымоченными в рассоле розгами. Однако я за то, чтобы детей всё-таки наказы­вали. Пусть и не больно, но ощутимо для их пограничной, не сформировавшейся ещё психики, способной, тем не менее, насторожиться настолько, чтобы обхо­дить острые углы поведенческих запре­тов, не расшибаясь при этом в кровь и не разбивая сердца любящих родителей.
Есть много спасительных, уходящих корнями в бездну времён рецептов. И главный из них - самый древний и обя­зательный - это любовь, ласка, неж­ность, колыбельные песенки и сказки на ночь. Как ни странно, это и есть са­мое трудное. Потому что семейные кланы с повитухами-дедушками ушли в далекое европейское прошлое. И ещё потому, что, как отмечено психоневро­логами, всё чаще в европейских стра­нах рожают или очень рано, или очень поздно. Вывод напрашива­ется сам: психомоторные, неуправляемые и жесто­кие дети - результат, прежде всего нашего взрослого поведения и в семье, и в мире.

Лидия ГРИГОРЬЕВА
Лондон Инфо

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 02 июля 2010 21:20
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email