Menu
Login
  •  
  •  

Запад еще пожалеет, что задирает Россию

Путин не заинтересован в начале новой 'холодной войны' и, как может, старается модернизировать экономику своей страны. Но от него отворачиваются, и его оскорбляют.
У стран, как и у граждан, есть чувства. По крайней мере, так говорит мне мой российский собеседник, с которым мы беседуем о развале отношений между Владимиром Путиным и теми, кто еще Некоторое время назад считался на Западе его главными друзьями.

- В последние пятнадцать лет мы хорошо развиваемся, но от нас только отворачиваются; нас оскорбляют. У правителей России, знаете ли, тоже есть гордость.
И это правда. Очень скоро Путину, так же как и Джорджу Бушу с Тони Блэром, предстоит первое ( 1 ) испытание историей. В историю России Путин войдет с двумя президентскими сроками, за которые российская демократия если и не углубилась, то во всяком случае стабилизировалась, скорость экономической модернизации возросла, чеченский сепаратизм был подавлен - и президент при всем этом сохранил высочайшую популярность. Однако все лидеры, не обращающие внимания на критику у себя дома, хотят, чтобы их не критиковали еще и за границей, и никто из них не привык стоять перед толпой под градом камней. Потому и прозвучала столь грубо речь Путина на конференции по безопасности в Мюнхене: он сам объявил, что собирается 'избежать излишнего политеса' и прямо говорить то, что думает.
Среди защитников Путина весьма распространено мнение, что он стал жертвой катастрофического просчета Запада. Он жесткий человек, и давайте вспомним, как жадно Блэр, Буш и другие лидеры Запада в свое время добивались его расположения. Вспомним, что после терактов 11 сентября он не стал возражать против вторжения США на территории вдоль южных границ его страны, где к северу от Афганистана были размещены военные базы. И вспомним, что, когда у него возникли такие же проблемы в Чечне, Путин подвергся огульному поношению, и когда он убедил Милошевича покинуть Косово (а убедил его в этом именно он, а не 'удары НАТО'), никто даже спасибо ему не сказал.
Когда Путин в 90-е годы пытался объединиться с НАТО, НАТО отвернулось от него. Затем НАТО, нарушив обещание, данное в годы 'холодной войны', продвинуло свои рубежи вперед - на Балтике, в Польше, в Причерноморье. Сегодня планируется размещение в Польше и Чехии систем противоракетной обороны; НАТО заигрывает с Грузией и Украиной. Против кого же все это? спрашивает Путин.
Запад пресмыкается перед ОПЕК, но стоит Путину заговорить о создании 'газовой ОПЕК', как на Западе начинаются крики протеста. Америка захватывает иракскую нефть, но когда Путин национализирует российскую нефть - это снова плохо. На любую аферу, на смерть любого русского, на каждый скандал в армии западная пресса кидается как на мясо. Да, Россия - это по-прежнему клептоолигархическое общество, делающее шаг назад каждый раз, когда оно делает шаг вперед, но разве оно хуже Афганистана и Ирака - 'карманных варварских демократий' Америки?
В Мюнхене Путин задал Америке вопрос: почему она так упорно строит 'однополярный мир'? неужели Вашингтон хочет второй 'холодной войны'? Россия выводит свои войска из Грузии и Молдовы - почему же НАТО развертывает свои базы в Болгарии и Румынии? К Сирии, Ираку, Афганистану и Ирану Запад относится столь заносчиво и глупо, будто Западом до сих пор правят империалисты 19-го века. Что же удивительного в том, что Россия ищет себе союзников, где может - то есть в Китае, в Индии, в Иране и других странах Персидского залива?
В прошлые выходные в Москве прошла британо-российская конференция, на которой я поразился, услышав, что участники заговаривают о возвращении 'противостояния Запада с Востоком'. Дипломаты привыкли перечислять взаимные претензии с видом семейного психолога, в тысячный раз предлагающего супругам написать в столбик, что их друг в друге больше всего раздражает: сколь бы длинен, хоть бесконечен, ни был бы список, это в любом случае путь к нормальному разговору, а не к разводу - ведь вы же нужны друг другу, правда?
После распада Советского Союза я ездил в Россию уже три раза - и каждый раз поражался ее достижениям. В России каждый может открыто выражать свое мнение. Россия не проедает свои энергетические запасы: в фонд инфраструктурных инвестиций отложено уже сто миллиардов долларов. Связи между российским и западным бизнесом - это 30 миллиардов долларов инвестиций из-за границы. Усиливаются культурные и образовательные контакты. В Москве и Санкт-Петербурге идет бурное строительство- в десятках мест горизонт протыкают башенные краны.
На Западе плюралистическая демократия считается настолько совершенной общественной системой, что любая страна, открывающая ее для себя, должна, по идее, встречать ее с распростертыми объятиями. А когда страна делает тот самый шаг назад - как произошло в бывшей Югославии, на Украине, в России, в половине Африки, не говоря уже об арабском мире, Запад ведет себя словно брюзгливый продавец машин, обнаруживающий, что клиент не вовремя приехал на ТО. Вот уж действительно, если Западу, чтобы научиться проводить честные выборы, поддерживать свободу рыночного капитализма, прессы и прав на самоопределение понадобилось всего-то два века проб и ошибок, почему же освобожденные страны не могут научиться этому в одночасье?
Можно ли дать Путину жесткий ответ? Можно, и очень просто. Именно так отвечают ему Вашингтон и НАТО: мы выиграли 'холодную войну', вы проиграли, поэтому молчите себе в тряпочку. Если, как заявил на прошлой неделе один из высших российских генералов, вы хотите выйти из договора по ракетам малой и средней дальности - выходите. Если думаете, что нефть и газ дают вам возможность снова играть в сверхдержаву - посмотрим, что из этого выйдет. Да, Буш и Блэр прокололись с исламистаном, но на их место придут другие, кто поумней. Наш военный бюджет все равно больше вашего, так что мы вас окружим, будьте покойны.
Нормальная, хорошая 'реальная политика'. Однако то, что сказал Путин в Мюнхене, отражало на самом деле не воинственность российской власти, а непонимание, почему западная дипломатия идет столь агрессивным курсом. В старые времена, говорил он, 'был баланс и страх взаимного уничтожения. Одна сторона боялась шаг ступить лишний без того, чтобы не посоветоваться с другой. Это был хрупкий мир, конечно, и страшноватый. Но он был достаточно надежным, как выясняется сегодня. Сегодня он, оказывается, и не такой уж надежный'.
Путин вряд ли хочет возвращения к определенности 'холодной войны'. В том, чтобы растревожить осиное гнездо исламского национализма, он явно заинтересован не больше, чем Запад - ведь и изрядную часть России населяют мусульмане. После 1997 года его желание вступить 'в постоянно крепнущий союз' с Европой и НАТО было искренним и тогда принималось, кстати, нормально.
С первого взгляда может показаться, что в последнее десятилетие политика Путина ведется с позиции слабости, а политика запада - с позиции силы. Однако при более внимательном рассмотрении становится очевидным совершенно обратное. К власти в Великобритании и Америке пришли реакционные по сути политики, не имеющие ни малейшего понятия об истории: чтобы они полностью поменяли курс, достаточно одного теракта или одного резкого выступления. Буш с Блэром оставят после себя мир в менее стабильном и менее организованно развивающемся состоянии, чем то, в каком он был, когда они пришли к власти. Их риторика в отношении России, постепенно оправлявшейся от поражения в 'холодной войне', больше всего напоминало отношение грабительа к поднимающейся жертве.
Хорошие отношения между Россией и Западом - это несомненный выигрыш и для той, и для другой стороны. Путин всячески старается модернизировать российскую экономику, при этом удержав Россию в пределах федерации, урезанной и не единожды битой. Запад может сколько угодно думать, что Путин скатывается в авторитаризм, но пока что все российские лидеры, склонные на ходу менять свое мнение, приносили ему в результате одни только потери.
Россия - это огромная страна, с огромным как природным, так и человеческим ресурсом, и сложно представить, с какой другой страной Западу было бы выгоднее держаться вместе. Но преемник Путина получит в наследство нацию, от которой отгораживаются и которую постоянно толкают локтями. Если следующий президент России будет не так уверен в себе, как Путин, не исключено, что страна свалится в протекционизм и вступит в союзные отношения, которые очень, очень не понравятся Западу. И подталкивать ее к подобному развитию событий - просто глупо.

Саймон Дженкинс (Simon Jenkins), 21 февраля 2007("The Guardian", Великобритания)

 

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 07 июля 2010 19:18
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email