Menu
Login
  •  
  •  

НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО

Есть раны, которые не лечит время, есть боль, которую не унимают слова сочувствия. Есть события, оценку которым может дать лишь история.
Война на Кавказе, начавшаяся два года назад 4 августа, – из такой категории.



- Дяденька, милый, ты – врач? Дай какую-нибудь таблетку, живот сводит, - молоденький солдат вытирает пот с усыпанного веснушками лица, придерживая ноющий живот. В другой руке автомат… Вот он протягивает руку, получает заветное лекарство, и тут же слышит окрик: - А ну, вернуть! Немедленно!
Неподалеку под сосновым деревом устроился командир КПП. На разложенной газете – щедрое угощение.
- Заберите свое лекарство, - бросает он. Нам вашего ничего не нужно!
- Вы уверены? – спрашивает сухощавый мужчина в серой футболке с красным крестом, пряча лекарство…
Военный опускает глаза…
Этот эпизод, происшедший в первые дни августовских событий в сожженной дотла грузинской деревеньке возле Цхинвали, председатель детского фонда греческой диаспоры Грузии, руководитель медицинско- спасательной программы «Альфа Мед» Платон Метитанидис помнит так, как будто это случилось вчера.
Он старался помочь всем, кому мог – вытаскивал из-под завалов обгоревшие трупы, помогал доставлять раненных до госпиталей, сопровождал в зону конфликта журналистов, и, конечно, раздавал лекарства. В том числе, и русским солдатам на командно-пропускных пунктах.


Идея проекта «Альфа Мед», эдакого мини МЧС, пришла к бизнесмену и общественному деятелю Платону Метитанидису задолго до страшных событий. Как-то с серьезным приступом он попал в больницу. Пока более часа ожидали машины скорой помощи, пока приехавшая, наконец, она везла его по ухабистым дорогам до ближайшей больницы, и, наконец, в долгие часы на больничной койке, Платон, не переставая, думал о своем проекте, поначалу представлявшимся не очень реальным.
Однако, мечты, как говорится, имеют свойство сбываться. И вот программа, предусматривающая оказание медицинской помощи грекам Грузии и доставку их из отдаленных районов в городские больницы обрела свое начало. Коллеги из греческой диаспоры Германии оказали неоценимую помощь, подарив специально оснащенный автомобиль скорой помощи. И «министерство чрезвычайных ситуаций» в составе одного сотрудника начало активно действовать.
А потом началась война. Автомобиль с ярко красными полосами по бокам, за рулем которого сидел Платон Метитаниди, можно было увидеть в самых, что называется, непроходимых местах – там, куда не отваживались добираться обычные машины скорой помощи, там, где уже теряли надежду на спасение.
В эти дни благотворительный проект для греков и превратился просто в благотворительный проект для всех, независимо от национальности, вероисповедания и принадлежности к конфликтующим сторонам. Стал общим. Наверное, потому, что война – это по любому общее горе.
Вывозя раненных из разбомбленной деревни Тедо Цминда, что находится между Гори и Цхинвали, Платон сделал под обстрелом несколько рейсов. Врачи в Тбилисском госпитале только руками разводили – как вы туда пробираетесь? А он пробирался. Задерживаясь только для того, чтобы отмыть машину от крови…
Находившиеся в тех страшных поездках вместе с ним греческие журналисты с канала Антенна Катерина Андонопулоу и Василис Розас, тоже помогали, чем могли – и трупы перетаскивали, и раненных перевязывали.
В один из таких дней мне удалось застать Платона, с которым мы знакомы много лет, у телефона, и он рассказал читателям «Омонии» обо всем, чему стал свидетелем.
Потом в жизни этого неугомонного человека были лагеря беженцев, куда он доставлял лекарства, дети, оставшиеся без родителей, и много чего другого. И медаль Чести, врученная ему президентом Грузии.
Так случилось, что сегодня, в дни годовщины страшных событий, Платон Мититанидис оказался в Греции и пришел к нам в редакцию.
- Платон, расскажите, как складывается сегодня ситуация в вашем регионе? Ведь от Гори рукой подать до Цхинвали?
- Все, что было разрушено в Гори в ходе боевых действий, восстановлено. Причем, было восстановлено в кратчайшие сроки после войны. Жители сожженных грузинских деревень, как вы понимаете, вернуться в свои родные места не могут, поэтому их расселили частично в Тбилиси, частично в отстроенных 6 000 коттеджей. Причем, таким образом, что каждой семье достался отдельный коттедж. Это такие маленькие городки со своей инфраструктурой. Так что с этим, слава богу, все в порядке. Есть, однако, и плохие новости. Орошение Терипофонской долины было в начале лета перекрыто со стороны Цхинвали, и там погиб урожай.
- А что говорят простые люди, как они реагируют на образовавшуюся вдруг границу?
- Знаете, очень болезненно, и не всегда понимают, что к чему. Вот, например, старик крестьянин привык выгонять свою корову на то самое пастбище, ну, и выгнал в очередной раз, он затерялась, перешла, неразумное животное, границу. Старик за ней – он то всю жизнь знал, что там можно ходить, дед его там ходил, прадед… Его ловят, обвиняют в нарушении государственной границы, везут в Цхинвали, сажают в тюрьму… Он не понимает вообще, что произошло. Я уже не говорю о тех, у кого на той стороне родственники – у нас же очень много было смешанных семей…
- Горе. И как люди выходят из положения?
- Выходят как-то. Скрываясь, по маленьким тропкам, ходят друг к другу в гости.
- И что рассказывают о той стороне?
- Что там, прямо скажем, не сладко. Большие деньги, которые выделяет Россия, оседают в карманах осетинских чиновников.
- Каков ваш прогноз, вы все-таки находились, да и находитесь в центре событий?
- Все будет хорошо, я убежден. Наши народы мудры и разумны. Есть связи, которые не под силу разрушить никаким политикам в мире – это кровные узы родства. Они у грузин и осетин есть, а значит, не все потеряно. Есть еще один момент – нынешнее состояние самой Грузии.
- То есть?
- Грузия превращается прямо на глазах в современное демократическое государство, где полностью искоренены такие, ставшие в свое время чуть ли не синонимами грузинской действительности понятия, как «вор в законе», «коррупция», «взяточничество». И, я бы сказал, в красивое государство, где многое активно строится, куда вкладываются инвестиции. Вы скажете, что красивыми зданиями сыт не будешь, а я поспорю, что и то, что вокруг создает нам настроение и самочувствие. Вы возразите, что от этого не прибавляются рабочие места, а я скажу вам, что массово трудоустроены люди были только в СССР.
- Упаси Бог, я спорить не стану, я искренне желаю, чтобы все в Грузии было, как…в Бельгии!
- Не знаю, как в Бельгии, но в Грузии становится интересно и комфортно жить, причем, не только в столице, и районные центры хорошеют не по дням, а по часам. Не заметить этого невозможно. Думаю, хорошо жить хочется всем. Лично мне кажется, что в нашем случае вполне возможно то развитие, которое имеет сегодня Кипрская проблема. А именно, когда, переходя разделительную линию, турки-киприоты попадают из отсталой деревни в развитую европейскую страну со всем, что этому понятию сопутствует, им не очень хочется возвращаться обратно. Или хочется, но чтобы у них тоже было так же красиво и уютно. И люди начинают задумываться…

Инга АБГАРОВА


Фото:

В перерыве между рейсами в уничтоженные бомбежкой деревни, Платон отмывал машину от крови.
Корреспондент канала Антенна Катерина  Андонопулоу ведет репортаж из села Тедо Цминда неподалеку от Цхинвали
Платон Метитанидис в августе 2008 года. Дорога на Цхинвали.
Платон Метитаниди представляет свой проект «Альфа Мед» Георгосу Папандреу
Автомобиль с ярко красными полосами по бокам, за рулем которого сидел Платон Метитаниди, можно было увидеть в самых, что называется, непроходимых местах.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеПятница, 13 августа 2010 19:34
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email