Menu
Login
  •  
  •  

Русские о понтийцах

Русские о понтийцах

Что бы там ни говорили, но коренные греки все-таки считают понтийцев как бы «греками второго сорта», а более вежливо и официально - «зарубежными греками», в то время как для русских греки никогда не делились и не делятся на две неравные категории. «Грек есть десница Бога» - говорили в русском народе.

Когда мы приехали в Афины, то отдали ребенка в греческую школу, чтобы он хорошо выучил греческий язык. Там он его и выучил. И скоро стал приносит домой и пересказывать нам «анекдоты про понтийцев», которым научился у однокашников-греков. «Вопрос: Почему понтийцы носят остроносые туфли? Ответ: а чтобы было удобнее давить тараканов в углах своих домов!» «Совет понтийцам: не надо в аэропорту разбрасывать корм на взлетных дорожках: «большая птица» и так прилетит!» и т.д. и т.п. 

Отсюда нам стало ясно, как относятся на самом деле к приезжим понтийским грекам, прежде всего к выходцам из бывшего СССР, коренные обитатели Эллады: снисходительно и с легкой иронией. Как к неразумным младшим братьям, над которыми всегда подшучивают, покровительственно хлопают по плечу и заставляют бегать за сигаретами.

Я не будут говорить о других несправедливостях, а порой и унижениях, которые здесь пришлось вытерпеть понтийцам, вернувшимся на свою историческую родину: трудностях с жильем, с работой, с признанием дипломов и т.д. Об этом они часто сами рассказывают. И, наверное, многое могли бы еще рассказать. Для коренных греков понтийцы, а тем более понтийцы из государств бывшего СССР, что бы там ни говорили, – «греки второго сорта», а более вежливо и официально - «зарубежные греки».

Однако здесь я веду речь о другом, об отношении к ним со стороны русских, а не коренных греков Эллады, о котором я могу судить только со стороны. Не вдаваясь при  этом особо в саму этимологию слова «понтиец» (обитатель берегов Понта Эвксинского или Черного моря), а подразумевая под этим словом всех греков, живших ранее за пределами Эллады, а потом вернувшихся на историческую родину.

Но сначала все-таки немного об этом очевидном синдроме «неприятия» понтийцев «внутренними» греками. Откуда такое отношение? Казалось, все должно было быть наоборот. К своим вернувшимся на историческую родину соотечественникам, бедным, настрадавшимся на чужбине братьям по крови, отношение должно было бы быть совсем другое. Подчеркнуто внимательное, куда более радушное и гостеприимное. Власти должны были бы сделать все, чтобы им помочь поскорее устроится на новом месте и дать зажить по крайне мере не хуже, чем живут коренные греки.

Но этого не произошло. Почему? На бумаге, конечно, было написано и обещано понтийцам много чего хорошего. Но многое так на ней и осталось. Наверное, по той же причине, по какой многим грекам вообще не слишком нравится наплыв их страну албанцев, выходцев из республик бывшего СССР и других стран. «Они отбирают у нас работу, из-за них растет преступность, иностранцы нам вообще не нравятся!» - с недовольством говорят коренные греки. При этом слово «ксенос» - чужак, посторонний как бы невольно в определенном смысле переносится и на понтийцев.

«Да, они тоже – греки, - неохотно соглашаются коренные обитатели Эллады, выдавая понтийцам греческие паспорта, - но не вполне такие как мы. Они приехали на все готовое, а мы тут в поте трудились многие годы, создавая благосостояние, которым хотим теперь пользоваться сами, а не делиться с приезжими, будь то иностранцы или понтийцы!»

Такова, вкратце, подспудная логика такого отношения обывателя. Оно, конечно, скоро изменится и уже меняется. Понтийцы постепенно приспосабливаются в новой жизни, а многие уже приспособились, получили хорошую работу, построили дома, а некоторые создали собственные фирмы и преуспевают. Все более имуществоно участвуют они и в политической жизни Греции, превратившись на выборах в важный политический фактор. Вспомним хотя бы предыдущие парламентские выборы, на которых, как писали газеты, именно голоса понтийских греков сыграли решающую роль в победе ПАСОК.

Что же касается русских, то в России отношение к грекам всегда было самым благожелательным и русские никогда не делили их на две категории. Мало того, многие в России даже не знают, что такое деление вообще есть. Еще со времен Екатерины, которая дала им земли на юге, куда греки бежали, спасаясь от турецкой резни. Императрица вообще любила греков, называла их «мои любезные греки» и даже завела при дворе моду на турецкий наряд под названием «гречанка».

Точно также относились к грекам и другие русские цари. Достаточно вспомнить, что при Александре 1 грек Каподистрия получил важнейший пост министра иностранных дел. Мало того, греки были среди самых богатых граждан России. Варвакис получил право на торговлю черной икрой в Астрсетии и несметно разбогател. Богатейшим человеком стал и житель Петербурга Бенардакис, который ( тот ) получил винные откупа и построил в столице греческую церковь, которую потом разрушили во времена Хрущева. В Одессе, Таганроге и других города юга России лучшие дома принадлежали греческим купцам, а Петербурге был даже Греческий проспект, сохранившийся на картах города до сих пор (где, кстати, Некоторое время назад поставили памятник Каподистрии). Где, в какой другой стране Европы греки пользовались еще такой любовью и такими привилегиями? В каком другом большом европейском городе в центре поставлен памятник греку?

Совершенно отдельная статья – роль России в освобождении Греции от 400-летнего турецкого ига. Общепризнанно, что без побед России в долгих войнах против Турции, грекам было бы куда труднее добиться долгожданной свободы. Тайное общество «Филики этерия», созданное для борьбы за освобождение Эллады, возникло на территории царской России, в Одессе. Русское общество с большим вниманием и сочувствием следило за этой борьбой. Пушкин и другие поэты посвящали борьбе греков восторженные стихи («Гречанка, верная, не плачь...» и т.д.), пламенные русские юноши, как и Байрон, рвались в Грецию, чтобы помочь православным грекам в борьбе «против басурман». Ну, а русское правительство дало грекам разрешение поднимать на их судах русский Андреевский флаг, которого, как огня, боялись турки.

А созданный с доброй улыбкой образ грека в чеховской «Свадьбе», говорящего, что в Греции «все есть!» стал для русского человека вообще нарицательным! «Грек есть десница Бога!» - такая пословица была в ходу в русском народе.

Греческий историк И.Филимон писал: «...Грек не только не вкушал никаких гражданских почестей в других странах, но был ненавидим, презираем и не считался даже достойным погребения после своей смерти. Люди Севера (т.е. России – прим.автора), напротив, обращались с ним, как с братом. В них он нашел укрытие в своих невзгодах, исцеление в своих несчастьях, льготы в коммерции, воинские и гражданские почести и серьезные надежды относительно своей будущей судьбы...».

В России никогда не делили греков на «понтийцев» и коренных жителей Эллады, не покидавших свою родину. Грек и грек – вот и все! Знаменитый, ныне уже покойный коллекционер Георгий Костакис родился и жил в Москве с греческим паспортом. «Я, - говорил он мне, - всегда чувствовал себя в России, как дома. Всегда считал себя и греком, и русским. И продолжаю себя считать таковым, даже вернувшись в Грецию. А в Москве меня никто и никогда не называл «понтийцем». Для всех я был просто «греком».

При режиме коммунистов греки в СССР сильно пострадали. Многим пришлось покинуть СССР, другие были депортированы, очутились в сталинских лагерях, у них отобрали собственность. Но точно также пострадали и все другие народы, населявшие СССР, а больше всего – сам русский народ. Так что отношение к грекам во времена СССР не есть отношение к ним со стороны русского народа, а это – отношение космополитической советской власти, которая принесла беды и страдания всем.

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 08 июня 2016 23:11
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email