Menu
Login
  •  
  •  

Кому мешает наше сотрудничество?

  • Автор  Редакция
  • Просмотров 3317
© Sputnik/Илья Питалев © Sputnik/Илья Питалев

Генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев выступил в эфире радиопрограммы Sputnik Express и ответил на грубый выпад против российско-греческого сотрудничества с Афинским и Македонским агентством новостей в области информационного обмена.

 

— Дмитрий, мы видим, что совместный российско-греческий проект, который мы запустили в январе, идет, потому что есть в Греции желание принимать информацию из России. Но есть у нашего сотрудничества и недруги, пишут разные вещи. Как вы относитесь к этому?

— Если Вы имеете в виду ту газетную статью, то там просто чистое вранье. Знаете, я уже привык, что меня называют гомофобом. Это полная чушь. Я даже в своей программе в свое время предложил откорректировать Гражданский кодекс России и ввести в него право на регистрацию гражданского союза независимо от половой принадлежности. Если люди хотят ухаживать друг за другом, завещать квартиру либо выносить мусор и покупать лекарства, то они должны иметь возможность формализовать свои отношения. При чем здесь секс? Это не надо называть браком. Сексом можно заниматься в гражданском союзе, без гражданского союза, утром, днем, вечером и так далее, это не имеет никакого отношения… Но таким образом мы бы сняли эту остроту и требование легализации однополых браков. Просто не надо это называть браком. Это все, мне кажется, очень просто, поэтому каждый нашел бы здесь свое место в жизни.

Вы меня ставите в оправдывающуюся позицию, но это в общем смешно. Я понимаю, откуда это идет. Как-то раз у нас была телевизионная полемика с Колей Сванидзе, и темой было введение штрафов за пропаганду гомосексуальных отношений среди подростков. Как известно, подростки ищут свою половую идентификацию, находятся часто в неустойчивом положении и их можно столкнуть на путь гомосексуализма, что является трудной судьбой. Поскольку статистически известно (это не российская статистика), что гомосексуалисты живут меньше, чем люди традиционной ориентации, они чаще обращаются к психологам, их мучит одиночество и депрессии, в гомосексуальных отношениях чаще насилие и так далее. Всё это, конечно, не здóрово и не здорово.

Поэтому из гуманных соображений я поддержал эту инициативу, но в то же время сказал, что сердца гомосексуалистов нужно закапывать в землю и сжигать, как это делается в Соединённых Штатах Америки, поскольку они не считаются донорскими. Поскольку в США с 1977 года признана эпидемия СПИДа, а гомосексуальная среда является рассадником этого заболевания. Собственно, объективные данные. И я использовал такой образ. То есть в Америке это делают каждый день. В России и в странах Евросоюза то же самое. Но если в Америке это было пожизненно, то Европа стала двигаться к ограничению срока после последнего гомосексуального контакта: в Англии сейчас пять лет, в Италии меньше, во Франции тоже меньше. Тем не менее в большинстве стран мира, будь то Европа, Китай, Иран, США, Австралия, Япония, геи не являются признанными донорами и им запрещено сдавать кровь.

Поскольку объективно — а это сказано на сайте FDA (американский Рособрнадзор, гораздо более строгий) — существует вероятность (она измеряема математически), что гей-донор может заразить СПИДом и другими заболеваниями. Поэтому я и сказал: ребята, если это так, то давайте закапывать сердца, если нет, то давайте введем международный стандарт (потому что в России это не так), которого мы все могли бы придерживаться. Это было использовано против меня, хотя, мне кажется, я здесь выступил в защиту геев. Потом даже написал статью, что геи мои союзники. Я против того, чтобы к геям относились подозрительно, что они могут заразить кого-то СПИДом.

Они говорили, что я сталинист, но я сказал, что деятельность Путина сопоставима по масштабу с деятельностью Сталина. Это просто масштаб, это не значит характер. И это не значит, что я поддерживаю Сталина. Сталин — гораздо более сложная тема. Но существуют некие методы, когда человека начинают оговаривать, потом он становится клише, потом это запускается и так далее. То есть явно здесь цель недоброжелательная, сознательная дискредитация. И зачем это нужно?

— Они бьют по сотрудничеству греков с Киселевым, которому запрещается въезд в Европу.

— Въезд в Европу — это санкции против журналиста, которые я оспорил в суде. Это беспрецедентная история, и сейчас идет процесс в суде общей юрисдикции в Страсбурге. Я надеюсь на выигрыш. Но санкции против журналиста, мне кажется, унижают Европу, разрушают ее. Это абсолютно не соответствует европейским ценностям и свободе слова. С этими аргументами даже как-то смешно спорить. Мне кажется, что мы делаем своим проектом благое дело. Греки и россияне должны узнавать друг о друге без посредников, это совершенно нормально. Обама говорит, что мы были брокерами перехода власти на Украине. Американцы стремятся быть брокерами во всем. Брокер — это тот, кто получает какую-то пользу от сделки, следовательно, сделка в его интересах. Они хотят быть брокерами в отношениях между Россией и Грецией, хотят быть брокерами в отношениях между Россией и Европой. От этого брокерства все устали. Мне кажется, что это ведет к деградации Европы и вредит самой Греции и России. Совершенно понятно, мы к этому привыкли.

— Я думаю, это исчерпывающий ответ, потому что никаких серьезных аргументов по этому делу нет.

— Я готов дать этой газете интервью. Если у них есть какие-то конкретные вопросы, то пожалуйста, я готов. Но я бы предпочел предметный разговор, кто чего хочет, и разговоры о наших представлениях о добре и зле. В разных сферах, будь то свобода слова, будь то экономическое сотрудничество, будь то проблемы безопасности. Давайте это обсуждать, а не обзываться.

— Понятно. Думаю, это заказная статья, потому что там все сводится к тому, что не надо было сотрудничать. Выступали за то, чтобы не было Sputnik в Греции. В Турции, нашей соседней стране, также старались закрыть Sputnik. Такие действия мешают прямой связи и диалогу между странами.

— Действительно, нашего руководителя, главного редактора турецкого Sputnik Турала Керимова не пустили в страну, и мы испытываем на себе настоящие репрессии. Для Турции это не новость — Эрдоган преследует и своих журналистов, и известно, что около 2 тыс. людей попали под суд и были наказаны за оскорбление президента. Поводом для оскорбления может быть все что угодно. Он известный борец с Twitter. Эрдоган выглядит смешно, наказывает за карикатуры на себя. И чудесным образом это удается ему навязывать Евросоюзу.  

Даже в Германии сейчас известны случаи: журналиста-сатирика, который выступает в юмористическом жанре, теперь будут судить, и ему грозит от трех до пяти лет. Как ни странно, Меркель отдала его под суд. Известно, что было голосование в правительстве Германии, голоса разделились поровну. Штайнмайер и его партия выступили против, но голос Меркель был решающим, и она проголосовала за то, чтобы судить собственного журналиста, то есть она сдает Турции своих же граждан и, что особенно прискорбно, своего журналиста. Это та самая Меркель, которая шла в шеренгах в Париже с надписью «Я — "Шарли"». Полно карикатур и на саму Меркель, и, получается, что, по мысли Меркель, существует некая иерархия, то есть ее обижать и оскорблять, условно говоря, в европейской, в немецкой прессе можно, и за это не судят. Всевышнего, будь то Аллах, скажем, Иисус Христос, — можно, а Эрдогана нельзя. То есть Эрдоган оказывается выше всех, он самый неприкосновенный. Это уже доходит до абсурда: Турция берет всю Европу в заложники и начинает делать все, что хочет. Я абсолютно согласен с Марией Захаровой, пресс-секретарем МИДа, которая сказала, что другие страны за это наказывают, а Турция за это получает бонусы: ей дают больше денег, создают преференции по безвизовому въезду и так далее. 

Эрдоган вьет веревки фактически не из кого-то, а из Германии, пытается таким образом бросить свою мрачную тень на всю Европу. Но вообще то, что происходит, поразительно — и со свободой слова в Европе вообще, и произошедшее с нашим «Спутником» в Турции, к сожалению, не новость. В Латвии нас пытаются закрыть, нашего корреспондента выслали из Чехии, до этого из Польши. Так что, к сожалению, такая история.

Вообще, мне кажется, Россия и Запад меняются местами в отношении прав человека. Свобода слова в России точно имеет больший диапазон, чем в Европе. У нас существуют и радиостанции, и телеканалы самых разных направлений, и газеты, и сайты, конечно, безбрежный интернет и так далее. К сожалению, в Европе существует ограничение по темам, по людям — людей высылают. Так что в этом смысле мы обменялись местами. Мы обменялись местами в смысле свободы передвижения. Раньше из Советского Союза нельзя было выезжать. Нам говорили: «Как же так? Вы препятствуете. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, свобода передвижения…» А сейчас единственное, что мешает россиянам передвигаться, — это европейские визы. Ну и размер собственного кошелька.

Раньше мы занимались экспортом революции, сейчас этим занимается Запад. То есть мы чудесным образом обменялись местами, и остается только удивляться, как это легко произошло и сколь цинично продолжают искать поводы, чтобы нас хоть в чем-то уличить, наказать. Для меня лично это смешно.

— Дмитрий, вернемся к информационному полю, в котором мы с вами работаем. Не думаете ли Вы, что Запад сейчас теряет монополию на информацию по всему миру? А Россия как раз та страна, которая хоть медленно, не в таких масштабах, но все-таки представляет свою точку зрения, свое видение другим странам (не только о России, но и о мире). Эта точка зрения начинает потихоньку играть ощутимую роль, она правдива и люди верят.

— Действительно, Запад уже довольно давно потерял монополию. Наверное, Запад бы устроила ситуация, когда он вещает безбрежно и нет другой точки зрения. А сейчас, когда есть другая точка зрения, Запад начинает, как некогда Советский Союз, который глушил западные радиостанции, против нее бороться. Не пускают журналистов, публикуют статьи, пытаясь дискредитировать это сотрудничество и тех людей, кто этим занимается, преследовать и так далее. На Украине просто убивают людей. Вот сегодня выбросился из окна украинский политолог, с девятого этажа. Убивают адвокатов, которые защищают русских граждан, убивают журналистов. Например, Олесь Бузина. И Запад не делает никаких замечаний. Это означает, что это все приемлемо для Западной Европы, для ЕС, что, конечно, удивительно. Я думаю, сами европейцы не очень подозревают, что творит брюссельская демократия. Никто ей мандат на это не давал.

— В Греции идет фильм «Крым. Возвращение на Родину». Украинское посольство постаралось в течение этой недели сделать все возможное, чтобы этот фильм не показывали в Греции.

— Это их обычная тактика. Давайте запретим то, запретим это. Дайте свою версию. Крым выбрал сам свою судьбу. Это даже не земля, это люди, которые проголосовали. Если голосование, референдум является ценностью, то да, если нет, то можно делать все что угодно. Можно не признать референдум в Крыму, можно не признавать референдум в Голландии, считать, что это не имеет никакой ценности, можно в Греции и так далее. Можно просто плевать на людей и продолжать рулить дальше. Но тогда, как говорится, снимите белый воротничок пастора. Перестаньте проповедовать и делать вид, что вы безгрешны. Тогда давайте по-честному — что, оказывается, вам нужно совсем другое. По-русски есть несколько грубоватая такая пословица: «Ты или крест сними или штаны надень». Мне кажется, что люди должны это понимать и соответствующим образом относиться к тому, что происходит.

— У меня последний маленький вопрос. Месяц май — это месяц визита Владимира Путина в Грецию и 1000-летия монашества на Афоне.

— Мы обязательно продолжим нашу работу. Мне очень нравится этот проект. Я очень благодарен вам, Димитрис, и вашей семье за то, что вы делаете. Мне кажется, что у вас благородная миссия. 

А что касается 1000-летия присутствия русских на Афоне — это большая дата. Я могу сказать, что у меня племянник там в монастыре. Он работает трудником. Он захотел стать монахом. Ему сказали: через пять лет. Он сказал: хорошо. Ему 44 года. Он сейчас там отвечает за прачечную. Гордится тем, что уже получил подрясник, а не просто черный халат. Я говорю: «Сережа, какие новости?» Он рассказывает, что недавно, к 100-летию наместника, сказали: «Кто хочет сделать подарок, выучите 100 псалмов». Я спрашиваю: «Сколько это примерно?» Он говорит: «Если читать без перерыва, то полтора часа». Я говорю: «Ну и как?» Он говорит, что занял третье место в Свято-Пантелеимоновом монастыре. Я шлю ему какие-то теплые вещи и горные ботинки, как он просит. Я, к сожалению, не могу поехать туда, поскольку на меня наложены эти идиотские санкции. В чем смысл этих санкций? Они мне кажутся смехотворными. Тем не менее мы созваниваемся, и я слежу за тем, что там происходит.

Источник russia-greece2016.ru

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email