Menu
Login
  •  
  •  

Как Греция пала жертвой «экономических убийц»

  • Автор  Джон Перкинс
  • Просмотров 2908
Как Греция пала жертвой «экономических убийц»

«Грецию убивают, в этом нет никаких сомнений», – восклицает Джон Перкинс, автор книги «Исповедь экономического убийцы», отметив, что [задолжавшие страны] «стали слугами того, что я называю корпоратократией… сегодня у нас – глобальная империя, и это – не американская империя. Это – не национальная империя… Это – корпоративная империя, где правят крупные корпорации».

По результатам подсчета бюллетеней со всех участков предложениям кредиторов сказали «нет» 61,31 процента голосовавших, в их поддержку высказались 38,69 процента участников референдума в Греции.

Из сообщений прессы.

Джону Перкинсу уже приходилось делать признания. Его хорошо известная книга «Исповедь экономического убийцы»   раскрывает то, как международные организации – Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, публично проповедуя «спасение» испытывающих трудности стран и экономик, вместо этого заманивают их правительства с помощью обманок: обещая потрясающий рост, блестящие новые инфраструктурные проекты и экономическое процветание в будущем – и всё это сбудется, если эти страны займут огромные деньги у этих организаций. Однако вместо достижения стремительного экономического роста и успеха эти страны падают жертвами сокрушительной и неподъёмной задолженности.

Тут-то и появляются «экономические киллеры» – по виду обычные люди, с обычной биографией, разъезжающие по этим странам и навязывающие им суровые меры политики жёсткой экономии, предписываемые МВФ и Всемирным банком как «решение» экономических неурядиц, которые они в настоящее время испытывают.

Люди, подобные Перкинсу, обучены выжимать до последней капли богатства и ресурсы из этих пущенных в распыл экономик, и продолжают это делать по сей день. В этом интервью, прозвучавшем на  Dialogos Radio, Перкинс говорит о том, как Греция и еврозона стали новыми жертвами таких «экономических убийц».

Микаэль Неврадакис: В своей книге вы пишете о том, как вы были, на протяжении многих лет, так называемым «экономическим киллером». Кто такие эти экономические киллеры, и что они делают?

Джон Перкинс: В сущности, моей работой было выявление страны, у которых есть ресурсы, которые нужны нашим корпорациям, а это может быть что-то вроде нефти – или это могут быть рынки – или это может быть транспортная система. Могут быть самые разнообразные вещи. Как только мы выявляем такие страны, мы организуем для них огромные займы, но эти деньги на самом деле никогда не поступают в страну; вместо этого они идут нашим корпорациям на строительство инфраструктурных проектов в этих странах, таких как электростанции и автомагистрали, которые обогащают нескольких богатых людей, а также и наши корпорации, но не большинство населения, которое не может себе позволить оплатить такие вещи, и всё же у них на руках остаётся огромный долг, очень похожий на тот, что сегодня имеет Греция, невероятный долг.

А как только они связаны долгом, мы возвращаемся, обычно под видом МВФ, – а в случае с Грецией сегодня это МВФ и ЕС – и предъявляем стране ужасающие требования: повысить налоги, урезать расходы, продать государственные предприятия частным компаниям, такие вещи как предприятия энергетики и водоснабжения, транспортные системы, приватизировать их и, в сущности, попасть к нам в рабство, в рабство корпораций, МВФ, в вашем случае ЕС, и, по существу, такие организации, как МВФ, Всемирный банк,  ЕС, это инструменты крупных корпораций, то, что я называю «корпоратократией».

И, прежде чем мы перейдём конкретно к Греции, давайте поговорим ещё немного о методах, какими действуют эти экономические киллеры и организации, подобные МВФ. Вы упомянули, конечно, как они приходят и работают над тем, чтобы загнать эти страны в огромные долги, что деньги приходят и сразу  же затем уходят. В своей книге вы говорили также об оптимистичных прогнозах роста, которые продаются политикам этих стран, но не имеют никакого отношения к реальности.

Точно, мы показываем, что если вложить инвестиции, в такие вещи как электроэнергетические системы, экономика будет расти феноменально высокими темпами. Но суть дела в том, что когда вы инвестируете в такие крупные инфраструктурные проекты, вы действительно наблюдаете экономический рост, однако, большая часть этого роста отражает то, что богатые становятся богаче и богаче; он не отражается на большинстве населения, и мы видим это сегодня на примере Соединённых Штатов.

Например, мы можем продемонстрировать экономический рост, рост ВВП, но в то же время безработица может расти или оставаться на том же уровне, число домов, выставленных банками на продажу из-за потери права выкупа закладной, может расти или не меняться. Эти показатели, как правило, отражаются на очень богатых, поскольку им принадлежит огромный  процент экономики, статистически. Тем не менее, мы бы показали, что когда вы инвестируете в эти инфраструктурные проекты, ваша экономика действительно растёт, и всё-таки, мы бы показали, что она растёт даже ещё быстрее, чем это вообще есть на самом деле, и всё это используется только для того, чтобы оправдать эти ужасные, невероятно  разорительные кредиты.

Есть что-то общее, если говорить о странах, которые становятся мишенями? Например, богаты ли они ресурсами или у них есть какое-то другое стратегическое значение для властей предержащих?

Да, всё это вместе. Ресурсы могут быть разные: у одних есть материальные ресурсы, такие как природные ископаемые или нефть; другой ресурс это стратегическое положение; ещё один ресурс это обширный рынок или дешёвая рабочая сила. Поэтому к разным странам разные требования. Думаю, то, что мы видим сегодня в Европе, ничем не отличается, включая и Грецию.

Что происходит, когда страны, выбранные жертвами, затянуты в долговую ловушку? Как эти главные силы, эти экономические киллеры, эти международные организации приходят и отрывают  свой «фунт плоти», если хотите, у стран, которые погрязли в долгах?

Настаивая на том, чтобы эти страны приняли политику, по которой они продадут свои государственные коммунальные предприятия, системы водоснабжения и канализации, может быть, школы, предприятия общественного транспорта, даже тюрьмы, крупным корпорациям. Приватизировать и приватизировать. Разрешить нам построить свои военные базы на их земле. Многое можно сделать, но, в сущности, они  становятся слугами того, что я называю корпоратократия. Это не национальная империя. Она не очень-то помогает американскому народу. Это империя корпораций, и власть крупных корпораций. Они контролируют политиков Соединённых Штатов, и в большой степени контролируют политику таких стран, как Китай, и других стран по всему миру.

Джон, обращаясь сейчас конкретно к Греции, конечно, вы упомянули, что убеждены, что страна стала жертвой экономических убийц и этих международных организаций…какова была ваша реакция, когда вы впервые услышали о кризисе в Греции и о мерах, которые были реализованы в стране?

Я давно слежу за Грецией. Я выступал по греческому телевидению. Греческая кинокомпания сняла документальный фильм «Покаяние экономического убийцы», и, кроме того, я провёл много времени в Исландии и Ирландии. Меня пригласили в Исландию, чтобы помочь поддержать там людей при голосовании на референдуме о том, чтобы не платить долги, и я делал это и призывал их не делать этого, и они проголосовали против, и, в результате, в Исландии сейчас дела идут довольно хорошо в экономике по сравнению с остальной Европой. С другой стороны, Ирландия: я пытался там делать то же самое, но ирландский народ явно проголосовал против референдума, хотя много сообщений о том, что там процветала коррупция.

В случае с Грецией моя реакция такова: «Грецию убивают». В этом нет никаких сомнений. Конечно, Греция делала ошибки, ваши лидеры сделали ряд ошибок, но ошибки на самом деле делал не народ, а сейчас людей просят заплатить за ошибки, которые сделало их руководство, часто в сговоре с крупными банками. Итак, кто-то сделал огромные деньги на этих так называемых «ошибках», а сейчас людей, которые ошибок не делали, просят заплатить за них. Это происходит постоянно по всему миру: мы видели это в Латинской Америке. Мы видели это в Азии. Мы видели  это в таком количестве стран по всему миру.

Это подводит нас прямо к следующему вопросу: по моим наблюдениям, по крайней мере, в Греции, кризис сопровождается ростом самообвинений и ненависти к себе; в Греции у многих людей есть такое чувство, что страна  несостоятельна, что население несостоятельно… в Греции больше почти уже не протестуют, и, конечно, есть большая «утечка мозгов» – множество людей покидает страну. Знакомо ли это вам, когда вы сравниваете это с другими странами, знакомыми вам по личному опыту?

Конечно, это часть игры: убедить людей, что они неправы, что они низшие. Корпоратократия это  невероятно хорошо делает, как это было и раньше, во времена Вьетнамской войны, когда она убеждала весь мир, что зло – это северные вьетнамцы;  сегодня это – мусульмане. Это их политика, направленная  против нас: мы это добро. Мы правы. Мы всё делаем правильно. А вы – неправы. А в этом случае вся эта энергия направлена на народ Греции, чтобы сказать: «вы ленивы; вы не делаете того, что правильно; вы не следуете правильной политике», когда в действительности огромную долю вины нужно возложить на финансовое сообщество, которое поощряло Грецию идти по этой дорожке. И я бы сказал, что нечто похожее происходит у нас в Соединённых Штатах, где людей подводят к мнению, что если их выселяют из домов, то это они были глупы, что купили не те дома; они жили не по средствам.

А на деле их банкиры убеждали их это делать, и по всему миру мы привыкли верить банкирам – или так было раньше. В Соединённых Штатах мы никогда бы не поверили, что банкир порекомендует нам купить дом за 500 тысяч долларов, если на самом деле мы можем осилить только дом за 300 тысяч. Мы думали, что это не в интересах банков – не лишать права выкупа по закладной. Но всё измелилось несколько лет назад, и банкиры убеждали людей, которые, как им было известно, могут позволить себе только дом за 300 тысяч, покупать дома за 500 тысяч.

«Затяните пока пояс, и через несколько лет этот дом будет стоить миллион долларов; вы сделаете кучу денег»... А на самом деле, цена домов стала падать; рухнул рынок; банки стали забирать закладные на эти дома, перепаковывать их и  снова их продавать. Двойной удар. Людям говорили: вы – глупцы; вы пожадничали; зачем вы покупали такие дорогие дома?». Но на самом деле, это им советовали банкиры, а мы выросли в убеждении, что мы должны доверять нашим банкирам. Что-то очень похожее в большем масштабе произошло в целом ряде стран по всему миру, включая и Грецию.

В Греции традиционные ведущие политические партии, само собой, всецело выступают за навязываемые суровые меры жёсткой экономии, но мы видим также и то, что интересы крупного бизнеса и СМИ также полностью за это. Удивляет ли это вас хоть в малейшей степени?

Нет, для меня это не удивительно, и всё же смешно, потому что жёсткая экономия не работает. Мы убеждались в этом раз за разом, и может быть, самое большое доказательство есть в пользу противоположного, в Соединённых Штатах во времена Великой депрессии, когда президент Рузвельт запустил  свою политику,  чтобы вернуть людей на работу, чтобы закачать деньги в экономику. Вот что работает. Мы знаем, что жёсткая экономия в этих ситуациях не работает.

Мы должны также понимать и то, что, например, в Соединённых Штатах более 40 последних лет средний класс  находится в упадке, если говорить о его доходах в долларах, хотя экономика растёт. На деле это по большей части происходит по всему миру. Если говорить обо всём мире, средний класс сокращается. Большой бизнес должен понять – он ещё не понял, но ему нужно понять – что это не служит ничьим долгосрочным интересам, что средний класс – это рынок. А если средний класс продолжит сокращаться, будь то в Греции или в Соединённых Штатах, или в мире, в конечном счёте платить придётся бизнесу; у него не будет покупателей. Генри Форд однажды сказал: «Я хочу платить всем своим работникам достаточно денег, для того, чтобы  они могли  идти и покупать машины Форда». Это весьма здравая политика. Это – мудро. А эти программы жёсткой экономии ведут в другую сторону, и это глупая политика.

В своей книге, написанной в 2004 году, вы выражаете надежду, что евро будет служить противовесом американской глобальной гегемонии, гегемонии доллара США. Ожидали ли вы когда-нибудь, то, что мы в Европейском Союзе увидим то, что происходит сегодня, когда жёсткая экономия проводится не только в Греции, но и в Испании, Португалии, Ирландии, Италии, а также и в ряде других стран?

Чего я не понимал всё это время, так это то, что корпоратократии не нужна объединённая Европа. Она вполне была бы довольна, если бы был евро,  одна валюта –  в определённой степени она была бы довольна, если было бы объединение достаточное, чтобы были открытые рынки – но она не хочет стандартизированных норм и правил. Давайте смотреть правде в глаза, большие корпорации, корпоратократия, извлекает выгоду из того, что некоторые страны в Европе имеют гораздо более мягкое налоговое законодательство, некоторые  имеют гораздо более мягкие природоохранные и социальные законы, и она может стравливать одни страны с другими.

Что было бы с большими корпорациями, если бы они не имели налоговых убежищ в таких местах, как Мальта или другие? Думаю, мы должны понять, что то, на что смотрит корпоратократия в первую очередь, это твёрдый евро, и тогда Европейский союз – это очень хорошо, но когда дело продвигается вперёд, она может увидеть, что следующим будет стандартизация социальных, природоохранных норм и правил. А она этого не хочет, поэтому в определённой степени происходящее сейчас в Европе происходит потому, что корпоратократия хочет провала Европы, по крайней мере, до определённого уровня.

Вы писали о примерах Эквадора и других стран, которые после краха нефтяных цен в конце 80-х оказались с огромными долгами, а это, конечно, привело к масштабным мерам жёсткой экономии… звучит очень похоже на то, что мы сейчас видим в Греции. Как люди в Эквадоре и других странах, которые очутились в сходной ситуации, в конце концов смогли оказать сопротивление?

Эквадор избрал совершенно замечательного президента, Рафаэля Корреа, у которого степень доктора экономики одного из американских университетов. Он понимает систему, и он понимал, что Эквадор попал в долговую кабалу ещё во времена правления военной хунты, находившейся под контролем ЦРУ и США. Эта хунта набрала огромных долгов, загнала Эквадор в огромные долги; люди с этим были не согласны. Когда Рафаэль Корреа был демократически избран, он немедленно  заявил:

«Мы не будем платить эти долги; народ не отвечает по этим долгам; может быть, МВФ должен платить эти долги, а может быть хунта, которой, конечно, давно уже нет – она переехала в Майами или куда-то ещё – должна выплатить эти долги, может быть, Джон Перкинс и другие экономические киллеры должны платить  эти долги, но народ не должен».

И с тех пор он договаривается снова и снижает долги и говорит: «Мы, возможно, некоторую их часть заплатим». Это был очень разумный шаг; он отражал некоторые подобные вещи, которые делались в ряде других стран, таких как Бразилия и Аргентина, и, в более позднее время, по той же  модели, в Исландии, с большим успехом.  Я должен сказать, что Корреа потерпел с тех пор  несколько реальных неудач… он, как и многие президенты, должен был осознавать, что если  слишком непреклонно противостоять системе, если экономические киллеры недовольны, если они не уступают, тогда придут шакалы и убьют вас или свергнут в ходе переворота.  Были попытки его свергнуть; была удачная попытка заговора по свержению правительства в стране, которая расположена недалеко от Эквадора, в Гондурасе, потому что там президент тоже не уступал.

Мы должны понять, что эти президенты находятся в очень, очень уязвимом положении, и, в конце концов, мы, народ, должны выступить против, потому что лидеры могут сделать только то, что в их силах.  Сегодня во многих местах лидеры не просто уязвимы; сейчас даже пули не требуется, чтобы покончить с лидером. Какой-нибудь скандал – сексуальный скандал или связанный с наркотиками – может покончить с лидером. Мы видели, что случилось с Биллом Клинтоном, со Стросс-Каном из МВФ; мы видели всё это уже много раз. Эти лидеры вполне понимают, что они в очень уязвимом положении; если они выступят против или будут твёрдо идти против сложившегося порядка вещей, их уберут, тем или иным способом. Они знают это, и это обязывает нас, народ, действительно встать на защиту наших собственных прав.

Вы упомянули недавний пример – Исландию… кроме референдума, который был проведён, какие другие меры приняла страна, чтобы выйти из cпирали жёсткой экономии и вернуться к росту и к намного более позитивным перспективам для страны?

Там инвестируются деньги, чтобы вернуть людей на работу, а также привлекаются к суду некоторые банкиры, которые вызвали эти проблемы,  что даёт большой подъём в смысле морального удовлетворения  населения. Поэтому Исландия запустила ряд программ, говорящих: «Нет, мы не собираемся идти на меры жёсткой экономии; мы не собираемся выплачивать эти займы;  мы будем вкладывать деньги в то, чтобы вернуть людям работу», а, в конце концов, именно это и движет экономику, – люди, которые работают. Если у вас высокая безработица, как сегодня в Греции, крайне высокая безработица, страна всегда будет переживать трудности. Вам нужно снизить эту безработицу, вам нужно обеспечить людям занятость. Это так важно – вернуть людей на работу. У вас безработица около 28%; это ошеломляюще, а реальный располагаемый доход упал на 40%, и он будет продолжать падать, если у вас высокая безработица. Поэтому для экономики самое важное повысить занятость и опять повысить располагаемые доходы, так чтобы люди могли инвестировать в свою страну, в товары и услуги.

В заключение, какие слова вы хотели бы сказать народу Греции, когда он по-прежнему переживает и выдерживает очень суровые результаты политики жёсткой экономии, которая проводится в стране последние три года?

Я хочу обратиться к истории Греции. Вы гордая, сильная страна, страна воинов. Мифология воинов до определённой степени происходит из Греции, и то же самое касается и демократии! И чтобы понять, что это площадка демократии сегодня, и как мы тратим наши деньги, это опустить в урну свой бюллетень. Большинство демократий коррумпировано, включая и демократию в Соединённых Штатах. Демократия реально не работает на государственном уровне, потому что  его контролируют корпорации. Но она работает на рыночной основе. Я хотел бы призвать греческий народ  выступить: не платить эти долги, провести собственный референдум, отказаться им платить, выйти на улицы и бастовать.

И поэтому я хотел бы призвать греческий народ продолжать это делать.  Не соглашайтесь с критикой, что это ваш провал, что это ваша вина, что вы должны страдать, экономя, экономя, и экономя. Это работает только для богатых; это не работает для среднего человека или представителей среднего класса. Создавайте средний класс; снижайте безработицу; восстанавливайте реальный располагаемый доход рядовому гражданину Греции. Боритесь за это; сделайте так, чтобы это случилось; уважайте свою историю как бойцов и лидеров в демократии, и покажите это всему миру!

via

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеЧетверг, 23 июля 2015 19:40
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email