Menu
Login
  •  
  •  

Афганские мигранты и возможная реакция Европы

  • Автор  Дидье Шоде
  • Просмотров 1389
Афганские мигранты и возможная реакция Европы

У  нас нередко забывают о значительной части беженцев, которые сейчас стучатся в двери Европы: афганцах. С января по декабрь 2015 года убежище в ЕС запросили 200 000 граждан этой страны. А это в шесть раз больше, чем в 2014 году.

Афганцы представляют собой вторую по величине группу людей (после сирийцев), которые подают прошение об убежище в Германии. Причем, число тех из них, кто проникают на территорию ЕС нелегально, здесь не учитывается. Каждый день иранскую границу пересекают 3 000 афганских нелегалов. Оттуда большая часть направляется в Турцию и следует по пути прочих мигрантов в Грецию и на Балканы до самого центра ЕС.

Нужно понимать, что эмигрируют не только бедные афганцы. У нас есть примеры того, что представители среднего класса тоже теряют надежду и бегут в Европу. Это относится, например, с Каису Рахмани, который потерял четырехмесячного ребенка после того, как его утлое судно затонуло на пути из Турции в Грецию. Его история сегодня известна потому, что Размани был популярным ведущим афганского телевидения, а у его семьи было хорошее университетское образование. Он — представитель афганского среднего класса, который больше не верит в возрождение страны.

Ряд европейских государств думают, что могут убедить афганцев в том, что поездка в воображаемый европейский эльдорадо — не выход. Для этого они проводят информационные кампании в Афганистане. Остаться в стране людей призывают также афганские власти и даже талибы.

Мятежники недавно заявили, что больше не отправляют письма с угрозами тем, кто работал с американцами и их союзниками, и расписывают опасности контролируемой мафиозными группами нелегальной миграции. Если вам доводилось бывать в Афганистане, вы понимаете, что угрозы не ограничиваются письмами, а идут по SMS и телефону, получают продолжение в рэкете и похищениях для вымогания денег. По всей видимости, Каис Рахмани и его жена Саяра Самади решили иммигрировать в Европу из-за полученных из Афганистана (они сами находились в Турции) угроз. Получается, часть афганских мигрантов, в том числе представители среднего класса, бегут из-за угроз талибов.

К тому же, обстановка гражданской войны означает, что многие приписываемые талибам угрозы являются личной инициативой бойцов или даже мафиозных кругов и людей, которые в ссоре с потенциальной жертвой… В любом случае, талибы официально проявляют интерес к судьбе отправившихся в эмиграцию сограждан по целому ряду практических соображений. Слишком большой поток афганцев в Европу напоминает Западу, что Афганистан все еще охвачен войной и что ничего по факту так и не было сделано вопреки предполагаемой работе НАТО на местах. Талибы ощущают это тем сильнее, что Вашингтон, Париж и Берлин больше смотрят в сторону Киева и Дамаска, чем Кабула. Если ситуация изменится, это может означать для них большие трудности на поле битвы. Короче говоря, талибы противятся миграции афганцев, потому что она напоминает всему миру о войне, которую они ведут против законного кабульского режима.

Правительство страны обеспокоено миграцией по куда более здравым причинам. Речь идет об утечке мозгов, которые чрезвычайно важны для восстановления страны. Кроме того, присутствие среди мигрантов квалифицированных специалистов и представителей среднего класса служит ужасающим символом провала восстановления государства. Провала, ответственность за который лежит не только на талибах. Напомним, что американцы выделили на восстановление Афганистана 110 миллиардов долларов. Если верить американскому аудиторскому отчету, немалая часть этой суммы была потеряна из-за неэффективного управления, коррупции и воровства. Причем к таким выводам аудиторы приходят не впервые. Получается, что представители среднего класса становятся мигрантами и из-за повальной коррупции, которая препятствует развитию страны и рушит надежды на улучшение жизни средних афганцев.
Таким образом, афганская миграция представляет собой всеобщий провал: Запада, афганских правительств и талибов. Все они говорили, что сражаются за афганский народ, и все потерпели неудачу. 
Поток беженцев в таких условиях кажется трудноостановимым. Однако его сокращение отвечает интересам ЕС, потому что только так можно избежать людских трагедий, а также социально-политической напряженности внутри союза. Так, что же могут сделать европейские страны для уменьшения числа афганских мигрантов помимо неэффективных информационных кампаний? 

Прежде всего, европейским правительствам давно пора перестать рассматривать Афганистан как «вторичный» вопрос по отношению к Сирии и Украине. Мы оказались застигнуты врасплох волной мигрантов, а наше руководство лишь недавно осознало долгосрочный характер кризиса по одной простой причине: наши политики и дипломаты не учли, что хаос неизменно ведет к миграции, которая вовсе не обязательно будет направлена на одни лишь соседние страны. Европейцы во главе с немцами говорят, что готовы отправить назад афганцев из зон, которые считают безопасными. Берлин продемонстрировал этот настрой, отклонив половину прошений об убежище от афганцев. Только вот нет гарантии, что закрытие легальной двери в Германию и ЕС будет достаточно, чтобы отпугнуть афганцев. Жесткая политика доступа в ЕС будет иметь смысл лишь в совокупности с более активными и серьезными действиями по афганскому вопросу. Если французские и европейские политики хотят сократить число мигрантов, им следует оказать помощь афганскому государству при всех его недостатках. Как бы то ни было, эта поддержка должна быть приурочена к столь же реальным усилиям со стороны Кабула по обеспечению политической стабильности и борьбе с коррупцией.

В дипломатическом плане европейцам нужно поддержать идею мирного процесса, за который выступают американцы, китайцы и пакистанцы. Он застопорился несколько месяцев назад, и трио Исламабад-Пекин-Вашингтон пытается вновь вдохнуть в него жизнь. Европейцы играют в Афганистане вторые роли. Поэтому было бы глупо считать, что нам по силам в одиночку оказать дипломатическое влияние. Европейская комиссия, французский МИД и правительства крупных европейских стран должны скоординировать действия с тремя вышеозначенными государствами, чтобы посодействовать диалогу Кабула с талибами по любой возможности и без ограничительных условий.

Наконец, если Турция играет важнейшую роль в вопросе сирийских мигрантов, ЕС нужно активно работать с Исламабадом и Тегераном по мигрантам из Афганистана. С 1980-х годов Иран и Пакистан приняли по 1-3 миллиона легальных и нелегальных мигрантов. Активное сотрудничество с иранцами и пакистанцами, выделение средств и помощь их правительствам для работы с бегущими с родины афганцами — все это стало бы прекрасной политикой, в том числе и для Афганистана. Формирование привлекательной политической и экономической ситуации в стране (иначе поток мигрантов никак не сократить), безусловно, займет время. В краткосрочной перспективе для уменьшения числа прибывающих в Европу афганских мигрантов нужно поставить перед собой в Пакистане и Иране те же цели, что и в Турции. То есть сделать эти государства привлекательными для мигрантов так, чтобы они смогли провести там часть жизни, а затем вернуться назад, когда обстановка улучшится.  
Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email