Menu
Login
  •  
  •  

Детективная история об украинских моряках, ''контрабанде'' сигарет, греческом суде и тюрьмах

Эксклюзивное интервью капитана  судна "Генерал Аршанцев" Петра Мирошниченко для «Русских Афин».

Р.А.: Давайте начнем с самого начала - на каком основании был арестован ваш корабль? Какое было основание для проверки вашего судна?

Я даже не знаю... Полицейские морского патруля, который нас задержал, сказали, что ради обычной проверки.

Р.А.: Так что, значит все корабли подряд проверяются?

Получилось так, что мы обесточились и потеряли управление, нас начало прибивать к берегу (в районе Коринфа).

Темно.. Ничего не видно. А берег приближается... Я принял решение встать на якорь, чтобы разобраться. И в этот момент (перед постановкой на якорь) непонятно откуда взялся патрульный корабль. Он был без огней.

Метров за 100 осветил нас прожектором, стали автоматами щелкать. Вся команда собралась на палубе. Они зашли, и потом уже начался разговор: кто мы такие и что мы такое...

Мы удивились... У нас были все документы и опломбированный груз. Предъявили им все документы. Минут 10 старший патруля общался с кем-то по телефону, а потом потребовали идти в ближайший территориальный порт.

Я объяснил, что мы не можем самостоятельно передвигаться, нам нужен ремонт и выяснить какая поломка.

Он разрешил механикам, под присмотром, спуститься в машину, команда вся оставалась на палубе. Прошло часа два. Люди стали замерзать, проситься в туалет. Сначала пускали по одному, а потом спустились в салон, теплое помещение.

Там можно было кофе, чай попить, пока механики занимались поломкой.

Перед рассветом механики закончили, мы отправились в порт, пришвартовались. И уже после 10 часов на борт пришло много разных людей. Кто как разговаривал с нами: кто-то спокойно, а кто-то резко...

Я, через переводчика, попросил сообщить в Украинское посольство. Но переводчик был, так сказать, не очень квалифицированный, из понтийцев, русский язык учил только от родителей... То есть его переводы были не всегда понятны, что имелось в виду...

Как мне сообщили, что посольство уже в курсе, и нам только нужно проехать в полицейский участок, для оформления формальностей.

А закончилось тем, что нас посадили в камеру предварительного заключения в этом участке.

Потом через день к нам допустили адвоката... Адвокат был грек, а с ним переводчица – Анна.

Они говорили нам, что все решится, что все будет нормально, проблем особых нет. В ночь с воскресенья на понедельник нас забрали, а в пятницу состоялось предварительное заседание суда. Прокурор принял решение меня и механика отправить в тюрьму, а команду отпустить под залог, в полицейский участок. На корабль никого не пускали.

Как потом выяснилось, залог за них не заплатили, а потому их через некоторое время отправили в Коридаллос, тюрьму.

Пока они были в участке старпому разрешили съездить на корабль и забрать личные вещи экипажа. А мои вещи так и не разрешили забрать, так они в каюте и остались... 

Видео запись интервью от 10 января 2013 года

 

Р.А.: Вам озвучили решение прокуратуры? Что вам вменяли в вину? В новостях пишут, что у вас на борту находилось 4.000 ящиков сигарет.

Да, написали мол, что груз нелицензионный, контрабанда, по Европейским законам. Я им объяснял, что мы не везли в ЕС, мы везли в Албанию. Албания, как мне известно, к ЕС не относится. 

Р.А.: На судовых документах написан адрес получателя – албанский порт.

Да.  Что там еще... 

Р.А.: То есть вам инкриминировали то, что вы остановились и хотели сделать высадку. Кто-то проводил экспертизу, почему поломался корабль, или нет?

Как таковой экспертизы при нас не проводилось. Потом они что-то смотрели, но даже позже на суде, судя по переводу, они сами признались что судно действительно было в плохом состоянии, требовался ремонт.

Р.А.: Судно было старое?

Да. Корпус крепкий, но механизмы были изношенные. Вспомогач запустили, но был еще аварийный, который до конца не отрегулирован был. Его недавно купили, мы сами поставили, приспосабливали под свою систему.... То есть он не запускался автоматически, а только вручную.

То есть не был доведен до нормальных морских практик. Поэтому и произошло все это.

Р.А.: Значит причина всему – старое судно и ваша компания судовладелец корабля вас отправила в рейс без необходимой подготовки?

Да, есть в этом и моя вина, что я согласился на это... Но получилось так, что на тот момент я и экипаж не получали зарплату 5 месяцев и было обещано, что этот рейс последний. После чего судно встает на ремонт, а экипаж получит зарплату и поедет по домам.

Поэтому мы и согласились...

Судовладелец плакался нам: «вот за этот рейс заработаем денег, чтобы можно было расплатиться с экипажем и судно поставить на ремонт». Такова была постановка вопроса.  

Р.А.: Буквально перед вам было арестовано в греческих территориальных водах несколько украинских судов с контрабандой сигарет. Вы знали об этом?

Практически нет. Какие-то слухи доходили до нас, но конкретной информации не было.  Информацию я узнал уже будучи в тюрьме. 

Р.А.: И никто среди своих не говорил?

Нет. Кто знает откуда те корабли были... 

Р.А.: Из Севастополя, Мариуполя и Бердянска. Эти корабли остались надолго в Греции, именно из-за контрабанды сигарет. Неужели никто никому ничего не говорил?

Мы не встречались с теми экипажами. У нас не было ни стыковки, ни встречи с ними. Я начал получать информацию об этом, уже сидя в тюрьме. Когда стали доходить какие-то слухи, я стал анализировать информацию... Что, значит, где-то и мы вместе с ними под «одну марку» попали. 

Р.А.: Вы попали в самый разгар кампании по борьбе с контрафактной продукцией и контрабандой - 2008-2012г.г., так как в то время ЕС потребовал от Греции остановить волну контрабанды, которая шла, в основном, с Украины.

А тут – судно с Украины, темной ночью становится на якорь у берега... Без света...

И тут вас  взяли, как типичных контрабандистов.

Тут я согласен. Я не стал спорить. Единственное, что я просил – чтобы связались с посольством. И разобрались в ситуации. Мы ничего не скрывали, показали все документы. То есть соблюдали свои права и обязанности... Все выполняли. 

Р.А.: Год назад был случай: арестовали людей, когда уже шла выгрузка товара и шла погрузка в автомобиль.

В тюрьме я слышал об этом. У нас ничего подобного не было. И тем не менее, нас пытались «связать» с какими-то греческими грузовиками, шоферами... О которых мы и понятия не имели.

Первый адвокат который приходил, после того, как нас посадили в тюрьму, он с нами больше не связывался. Хотя он говорил нам еще до общения с полицией и с прокурором, что в интернете уже была выложена информация – что мы контрабандисты.

То есть, стали настраивать общественность против, еще до того, как нам были заданы вопросы. Да и позднее, больше никто нам не задавал вопросов, не пытался выяснить как там и что...

Правда, приезжал секретарь из Посольства – Немыря Максим Борисович, написали заявление, он посоветовал Ассоль, или Ассоль сама на нас вышла... Я только по телефону связывался с ней до настоящего времени.

Они обещали разобраться, помочь. За полгода не было ни адвоката, ни переводчика... только тот полицейский-переводчик... Вобщем, так и не получилось никакого разговора.

Единственный вопрос мне задали: «Почему вы хотите выйти из тюрьмы?».

Я удивился: «Конечно хочу выйти, хочу домой!».

Сказали: «Все. Иди назад в тюрьму».

Больше никаких разговоров не было, все оставили до суда. 

Р.А.: Получается, что вы провели пол-года в предварительном заключении...

Нет, это уже тюрьма была! Нас с механиком сразу посадили. А экипаж отпустили под залог, но потом перевели в Коридаллос, я уже говорил.

Мы иногда с моей женой по телефону общались. Их по полугодичному договору в Амфису привозили, мы немного пообщались с ними: что к чему.

За это время старпом, матрос и повар уехали частным путем, за них отдельно заплатили залог и наняли адвокатов.

И они уехали домой. Нас осталось семь человек, которые досидели до суда.

Суд, который состоялся 19 марта 2012г. всю команду оправдал, что они не причастны ни к какой контрабанде. А меня и старшего помощника заочно осудили на шесть лет. 

Р.А.: Статья какая была? Контрабанда?

Перевозка незаконного груза в Евросоюз. Фактически, контрабанда, хотя этого слова там, конечно же, не было.

Непосредственно перед судом, где-то за неделю, появился адвокат, которого нанял то ли грузовладелец, то ли грузоотправитель... точно не знаю. Адвокат вел дело нормально, мне переводили. Просто я не думал, что так прозвучит приговор.

Прокурор мне вменил в вину то, что я не сообщил береговым властям о постановке на якорь.

Но я в процессе суда им объяснял, что мне в первую очередь нужно было спасать пароход, а потом уже спокойно связываться с береговой охраной. К тому же когда корабль был обесточен, у меня вышла из строя рация.

А по аварийной связаться не так быстро. Она работает в пределах прямой видимости, а через горы не всегда может взять.

Вобщем, на суде мне сразу не сказали прямо: за что. А вот когда уже через неделю пришла бумага в тюрьму, я почитал ее и был очень удивлен.

Единственный вопрос мне задали: «Почему вы хотите выйти из тюрьмы?». Я удивился: «Конечно хочу выйти, хочу домой!». Сказали: «Все. Иди назад в тюрьму». Больше никаких разговоров не было, все оставили до суда. Петр Мирошниченко

Больше я удивился когда мне прислали (за неделю до того, как выпустили досрочно), - украинский перевод этого приговора. Но он звучал вообще интересно!

Якобы я и мой помощник находясь в Афинах, или в порту Пирей, или в другом каком-то месте Греции, встретился с шофером (греком) и договорился с ним, что привезу ему груз сигарет.

Но это звучит, по меньшей мере абсурдно!

Я моряк с большим стажем. Но в основном я работал в рыболовном флоте. 30 лет я проработал на рыболовных судах. Буквально только года три, как перешел на транспортный флот.

И хоть много раз я ходил через воды Греции, непосредственно на территории Греции никогда не был и греческого языка не знаю.

Где я мог встретиться с шофером и договориться о перевозке груза – даже не представляю! 

Р.А.: То есть даже не было никаких свидетельских показаний – ни шофера, ни кого-то, кто бы мог вас видеть с этим человеком? То есть каких-либо документальных доказательств?

Я не знаю, были ли там какие-либо свидетельства, потому что в материалах, которые до меня дошли – на греческом и украинском – ничего подобного не было.

На суде, насколько мне переводили, ни один шофер в нашу сторону ничего не показал.

И еще, когда в Анфусе, прокурор нас допрашивал, видно было что ни один из шоферов – ни они нас, ни мы их не знаем.

И как это согласовывается, никак не пойму.  

Р.А.: И никаких документальных подтверждений тому, что вы побывали на территории Греции тоже не было?

Нет!

Якобы я и мой помощник находясь в Афинах, или в порту Пирей, или в другом каком-то месте Греции, встретился с шофером (греком) и договорился с ним, что привезу ему груз сигарет. Но я же до этого в Греции ни разу не был. Петр Мирошниченко

Р.А.: Так откуда взялась такая версия?

Я говорю, украинский перевод пришел ко мне лишь перед освобождением. Я сам ничего не предпринимал, просто взял документ с собой. Надеюсь потом  обратиться в Международный суд, чтоб какое-то разъяснение получить. 

Р.А.: Получается, что вас осудили по ложным доказательствам, или которых вовсе не было?

Получается. Что так... И с чем это согласовать, у меня нет представлений. 

Р.А.: Вас условно-досрочно освободили.

Ну вот опять же. Условно-досрочное освобождение, как мне объяснили по законам Греции: вот я осужден на 6 лет. Три пятых надо отсидеть, то есть три года семь месяцев и несколько дней.

Я фактически отсидел два года и семь с половиной месяцев. И за время нахождения в тюрьме я работал, это разрешается греческими законами. Я работал год, и это время мне засчитали, как за время отсидки. То есть в месяц «минусовали» от общего назначенного срока - 23 дня. Поэтому я вышел на год раньше, по условно-досрочному освобождению. 

Р.А.: То есть не платят, а просто «засчитывают» дни?

Да. Такая система. 

Р.А.: А что делали?

Носил хлеб, фрукты на камеру, нас там 40 человек сидело. Вообще-то она рассчитана на 38, но содержалось и больше, до 45-50 человек иногда...

А вообще тюрьма маленькая, всего 6 таких камер, рассчитана на 200-250 человек. 

Р.А.: Переполнена или нет?

Были времена, что не очень. А в остальное время – переполнена. 

Р.А.: Как кормили?

Продукты, в общем-то нормальные, но повара из числа тех же заключенных (у нас в основном это были румыны), готовили из рук вон плохо...

С голоду конечно, не помрешь, но это "нормальным питанием" не назовешь. Какие из них повара?!

Это такие же заключенные. Причем за их работу вычитали из срока по 30 дней. А вообще разные были работы: кто подметал, кто уборкой занимался... Им тоже по 23 дня засчитывали.

За разные работы по-разному велся рассчет. 

Р.А.: Как там народ – агрессивные? Нормальные?

Разные были. Мне рассказывали что до того как я попал туда, были потасовки и поножовщина. Но пока я там был, наверное Бог меня берег, никаких сильных конфликтов не было. Так, мелкие драки конечно же были...                                                                          

Р.А.: Это были уголовники или экономические преступники?

В тюрьме, в то время, были как раз - все подряд. И уголовники, и экономические, и подследственные... 

Р.А.: Как вы с ними общались?

У нас была русскоязычная камера. В основном 20-30 человек были русскоязычные: грузины, понтийцы. Там я научился по-гречески читать, некоторые слова знаю. Я никогда не задавался целью выучить греческий, так как не собирался здесь оставаться, а получилось, что мне придется еще 2 года и 4 месяца отмечаться здесь в греческой полиции. 

Р.А.: Вас выпустили из тюрьмы, но не выпускают из Греции?

Вот бумага, в ней говорится, что я должен отмечаться каждый месяц с 1 по 5 число, естественно, не покидая страну. 

Р.А.: Но в документе нет ни слова о том, что вам резрешено работать!

Да, это так. Я это сравниваю с царскими временами в России, когда отправляли «на поселение». Только там люди имели возможность работать, или возделывать землю и питаться. А здесь... 

Р.А.: Если вы пойдете работать, это будет незаконно. То есть вас могут снова посадить, только уже по другой статье.

Так вот я до сих пор и нахожусь в «подвешенном состоянии». И уехать нельзя, и официально работать не могу ...Петр Мирошниченко

 Может быть и так... 

Р.А.: Теперь понятна фраза, которую вы произнесли журналисту: «Я хочу обратно в тюрьму!».

Ну, конечно, это немного резко сказано. Тюрьма есть тюрьма. Хотя я согласен снова сесть в тюрьму и чтобы меня депортировали.

Украинский МИД говорит, что есть возможность административной депортации. И даже Ассоль приводила мне примеры, что людей до второго суда отпускали на Украину с тем, чтобы отмечаться каждый месяц там, в греческом посольстве.

 Я согласен уехать домой...

Р.А.: С этим вопросом подходили к адвокату...

Ассоль после суда связывалась с этим адвокатом, даже нашлись деньги, которые выделил один украинский бизнесмен из своих личных фондов. Деньги на адвоката, который бы занялся вопросом моего освобождения.

Адвокат приезжал в сентябре 2012г. ко мне в тюрьму, сказал, что все, деньги получил, все хорошо, ускорим апеляционный суд  и на Новый год (с 2012 на 2013г.) я уже буду дома.

Но так получилось, что в тот год было много забастовок, в том числе и у адвокатов, судей и полиции,  все дела плавно перенеслись на 2013г.

Но вот я уже досидел до условно-досрочного освобождения и вышел. Если другие заключенные получают бумагу, в которой указан срок апеляционного суда, который может по закону переноситься, но они хоть знают дату суда. А у меня этой даты нет, так мне ее даже не назначили.

Вместе с представителями Ассоли мы приехали к моему адвокату, чтобы узнать насчет административной депортации. И вот что он сказал. Что, фактически греческое правосудие дало промашку и выпустило меня.

По его словам меня не должны были выпускать условно-досрочно, а должны были держать до апеляционного суда, который, повторюсь, мне так и не назначили.

Когда он будет? Никто не знает...

И теперь, если я обращусь в полицию с просьбой о депортации, меня снова посадят в тюрьму, опять же до этого суда.

Хорошо, может быть я бы и согласился сидеть в тюрьме до этого суда, но я не знаю даты! Сколько мне еще сидеть? Вот в чем вопрос.

Р.А.: А  тот срок, 6 лет, который вам дали, это разве не было окончательным решением?

По греческим законам должен быть назначен второй суд, апеляционный. Я подавал заявление сразу же после суда, прямо не выходя из зала. Но до сих пор суд так и не назначен.

Так вот я, до сих пор, и нахожусь в «подвешенном состоянии». И уехать нельзя, и официально работать не могу ...

Р.А.: Получается, живи, как хочешь, делай что хочешь, но главная проблема в том, что так жить нельзя... Я так понял, вы сейчас живете у друзей.

У знакомых, которые приютили меня, и по-возможности поддерживают. Хотя им самим тоже помощь нужна в каких-то вопросах.

Ассоль частично мне помогает... Деньгами немного помогли, три раза по 20 евро давали... Когда я к ним приходил, покормили.

С Виталием – пообщались, поговорили... Он меня продуктами загрузил на неделю, сейчас хоть есть что перекусить. Нормально все пока...

Р.А.: Так хотя бы есть где жить!

Что ж, это так. Но за жилье ведь тоже платить надо... Значит надо где-то деньги брать... В том месяце мне сестра из Москвы прислала. Но хотелось бы что-то самому заработать!

Я здоровый, от работы не отказываюсь, была бы хоть какая-то возможность заработать или подработать! Семья меня поддерживает морально. Жена  пенсионерка. Вот пишет мне, что с корреспондентом «Комсомольской правды» общалась, представителем по правам человека, также обращалась в Министерство юстиции Украины.

Но пока что-то не сходится. Идет какая-то помощь, но в основном в моральном плане.

Все меня поддерживают морально, но конкретно пока ничего не получается. 

Р.А.: По словам адвоката, несмотря на то, что вас несправедливо посадили, он вам не советовал бороться, так как будет только хуже?

Да. Как мне рассказывали в тюрьме, когда проходит апеляционный суд, некоторым осужденным срок не только не уменьшают, но еще и добавляют. Так что может быть и такое. 

Р.А.: В данной ситуации вам нужно подавать апеляцию на верховный суд, так как вас осудили без доказательств или непреложных фактов, которые были бы подтверждены.

Но на верховный суд, как этого требует закон, я могу подавать только после апелляционного суда! А этот суд мне до сих пор так и не назначен! И не знаю когда он состоится. 

Р.А.: Ваша компания-перевозчик принимала хоть какое-то участие в вашем деле?

Дело в том, что когда нас посадили, первые полгода мы созванивались с украинской компанией-перевозчиком, они даже деньги какие-то присылали в тюрьму нам с механиком, ну и ребятам в Коридаллос тоже.

А потом потихоньку отошли, перестали отвечать на наши звонки, и с ними связь потерялась. 

Р.А.: А владелец груза?

Я толком не знаю. Тоже фактически махнули на нас рукой. Перед судом еще как-то помогали, наняли адвоката, обещали, что все будет решено, и мы окажемся дома.

А после суда связь с ним прервалась. И я не знаю теперь как мне с ним связаться. 

Р.А.: Были ли вы в посольстве Украины? Может вам там что-то подскажут?

Да, они запрос делали в полицию, но все сводится к тому, что моим делом должен заниматься адвокат.

В последнюю встречу перед Новым годом, Ассоль (которая напрямую связана с адвокатом) написала заявление, чтобы мне поменять адвоката по их рекомендации, но пока ничего не ясно. Буду еще с ней связываться. 

Р.А.: А официальные власти Украины, кроме того, что назначили вам адвоката, оказывали ли какую-то дополнительную помощь?

Только моральную. И еще жене прислали письмо, которое она прислала факсом в посольство (которое я  еще не видел). В нем говорится, что по всем законам я могу рассчитывать на административную депортацию. То есть вернуться в Украину и отмечаться там, до окончания срока, но пока что дальше слов, дело не идет.  

Большое спасибо за интервью!

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеЧетверг, 06 февраля 2014 23:43
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email