Menu
Login
  •  
  •  

ШЕНГЕН – НЕПРИСТУПНАЯ КРЕПОСТЬ ДЛЯ БЕЖЕНЦЕВ?

Недавно исполнилось ровно 25 лет с тех пор, как было подписано знаменитое Шенгенское соглашение об отмене внутренних границ между европейскими странами. В то время, как высшие чиновники Евросоюза отметили эту дату праздником, правозащитники воспользовались случаем, чтобы высказать критические замечания: по их мнению, Шенген стал настоящей катастрофой для тысяч беженцев.

Европа без границ и шлагбаумов – такова была главная идея, вложенная в соглашение, которое ровно 25 лет назад было подписано в маленьком люксембургском селении Шенген, что на Мозеле. Оно было заключено между пятью европейскими государствами – Бельгией, Нидерландами, Люксембургом, Францией и Германией – и с тех пор к нему присоединились еще 25 стран. Все они стали членами единого «шенгенского пространства», внутри которого практически не действуют больше пограничные препятствия и любой человек, по крайней мере, теоретически, может свободно передвигаться из страны в страну.

Лампедуза не принимает гостей

Можно много говорить о всем том полезном и приятном, что принес Шенген европейцам. Отмена таможенных сборов подстегнула торговлю, отмена виз оживила европейский туризм, люди стали больше путешествовать и обмениваться друг с другом своими мыслями и чувствами. В самом деле, Шенгенское соглашение стало для жителей Европы безусловным благом – Старый континент в реальности, а не на словах, превратился в своеобразный «общий дом», европейцы стали ближе друг к другу. В то же время, чем больше государств присоединялось к этому договору, тем больше внешние границы этого общего дома начинали напоминать крепостные стены, попасть внутрь которых становилось все сложней и сложней. В особенности, считают европейские правозащитники, не повезло с Шенгеном беженцам из неблагополучных и попросту опасных государств.
- «Amnesty International» критикует многие вещи, - подчеркивает руководительница итальянского отделения этой правозащитной организации Кристина Вайзе, - но прежде всего, в данный момент нас беспокоит обращение с африканскими «лодочными» беженцами – теми, кто с риском для жизни пересекает Средиземное море в утлых лодках лишь затем, чтобы быть выдворенными в Ливию – страну, не знающую миграционного права. Главная претензия AI, таким образом, направлена против Италии, которая с 6 мая 2009 года приняла правило о том, что подобные беженцы без лишних разговоров отправляются в соседнюю Ливию – соответствующий договор с ливийским диктатором Муаммаром Каддафи был принят в начале прошлого года и обошелся итальянскому правительству в немалую сумму. Этот договор был, к слову, представлен правительством Италии, как успех – в особенности им доволен лидер правопопулистской партии Lega Nord, министр внутренних дел Роберто Марони. «Политика депортации нелегальных мигрантов прямо с границы весьма успешна, - подчеркнул он в ответ на обвинения правозащитников, - итальянское правительство продолжит ее без малейших колебаний».
Следует признать, что такая линия поведения и в самом деле оказалась весьма результативной. Количество «лодочных мигрантов» в 2009-2010 годах резко уменьшилось: среди африканцев распространился слух о том, что подобных беженцев, после всех невзгод и лишений, после опаснейшего и при этом совершенно противозаконного вояжа к вожделенным берегам Европы теперь ждет не лагерь для беженцев, который для многих из них является чуть ли не пределом мечтаний, а выдворение – да не куда-нибудь, а в Ливию – страну, руководитель которой при слове «демократия», по слухам, в самом деле хватается за пистолет. Так что теперь знаменитый лагерь беженцев на итальянском острове Лампедуза вот уже год, как опустел. До мая прошлого года каждый «нелегал», приплывший в Италию, так или иначе попадал в него. «Это просто нереальное ощущение, - признается заместительница директора лагеря Паола Сильвино, - другого слова не подберешь. В иные дни у нас тут скапливалось до полутора тысяч человек, а теперь – одни мы торчим. Совершенно иное впечатление».
Лампедуза – один из «показательных» лагерей: он известен множеством скандальных историй и всегда привлекал к себе внимание прессы. Теперь здесь стало тихо. Нет телерепортажей – нет и беженцев. Для правительства Италии это – успех, а вот Лаура Больдрини, пресс-секретарь Верховного комиссариата ООН по делам беженцев (UNHCR) считает совершенно иначе: «Тот факт, что лагерь на Лампедузе опустел – вовсе не позитивен. Он был бы доброй вестью лишь в том случае, если бы мы знали, что все его потенциальные «постояльцы» остались у себя дома и что им там хорошо живется». А ведь это совсем не так. «Нелегалы» продолжают стремиться через море в Европу – пусть их количество и сократилось. Но теперь их (тех, кто выжил) отправляют в лагеря на материке или, как уже упоминалось, попросту выдворяют в ливию – прямо на катерах итальянской береговой охраны, которые вылавливают их в море.

Европа на замке?

С тех пор, как в пределах ЕС заработало общеевропейское агентство погранохраны Frontex, его деятельность подвергается постоянной критике со стороны правозащитников – прежде всего, за непрозрачность. По сути, о действиях его сотрудников вообще мало что можно узнать. «Все беженцы, без разбора, отправляются восвояси – не проводится ни идентификация, ни собеседование о причинах, побудивших их бежать из своих стран, - подчеркивает Лаура Больдрини, - подобный «приговор» без права обжалования используется попросту для всех – в том числе и для тех, кто в самом деле нуждается в защите». По ее словам, в распоряжении UNHCR есть свидетели, подтверждающие, что многим беженцам попросту не дают возможности подать прошение о предоставлении политического убежища – что является прямым нарушением Женевской конвенции о беженцах. «Среди нелегалов есть множество соискателей политубежища, - заявляет пресс-секретарь Верховного комиссариата ООН, - 75% из тех, кто приплыл морем в Италию в 2008 году, подали прошения и половина из них была признана». То есть, речь идет о многих людях, которые бежали, потому что у них в самом деле не было выбора – от войн, от преследований со стороны властей либо преступных или террористических группировок. «»Если этим людям больше нельзя в Европу – для нас это не победа над нелегальной миграцией, а провал демократии» - подчеркивает Больдрини.
Всего лишь несколько дней назад ливийские власти заставили UNHCR закрыть свой офис в этой стране. О том, как здесь обращаются с беженцами, попросту никому и ничего не известно. Правозащитники говорят о настоящих концлагерях, куда их помещают сразу после того, как европейские пограничники, выловив, отправляют их в ливийские пределы. Проверить это никак не возможно. Примеру Италии последовали уже многие страны юга Европы – прежде всего, Мальта. Самая маленькая страна Евросоюза и раньше не отличалась особой приветливостью по отношению к беженцам – и ее также можно понять. При населении в 402 тысячи человек (среднее население небольшого европейского городка) и площади всего в 316 квадратных километров, Мальта оказалась прямо на пути следования «лодочных мигрантов» из Африки в Европу. Вступив в ЕС, она неожиданно для себя стала «желанной гаванью» для десятков тысяч нелегалов, в то время как соседи по Сообществу даже не потрудились оказать ей помощь. На подобный поток попросту никто не рассчитывал, так что нелегальные беженцы, попав на Мальту, отправлялись в лагерь минимум на полтора года, причем условия их содержания оказались весьма тяжелыми. В конце концов, Мальта импортирует даже пресную воду – на острове нет ни одного источника. Мальтийцы долгие годы живут за счет туризма – а какой турист приедет на остров, зная, что он переполнен африканскими беженцами, на которых здесь можно наткнуться буквально на каждом шагу? Криминогенная обстановка в стране резко ухудшилась, причем за счет сразу двух факторов: с одной стороны, многие нелегалы, попав в подобные условия, ударились в безудержное воровство, с другой – все чаще происходили нападения местных жителей на непрошеных гостей. «В большинстве европейских стран соискатели политического убежища прибывают в лагерь, а потом их переводят куда-нибудь еще, - жалуется мальтийский министр иностранных дел Кармело Мифсуд Бонничи, - но у нас это не получается, мы – остров. Маленький остров с огромными проблемами, спровоцированными беженцами. Это настоящая человеческая диллема». Эту диллему можно увидеть глазами – она называется Safi-Dentention-Center, лагерь беженцев Сафи. Рассчитанный от силы на пару сотен человек, в данный момент он вмещает в себя более трех тысяч «постояльцев». Полуразрушенные бараки, пустыри, отгороженные мощными решетками, рядом – кладбище деревянных лодок-каюков, на которых беженцы обычно переплывают море. О гигиенических условиях страшно говорить. И все это – вовсе не потому, как уверяет глава МВД Мальты, что жители острова так ненавидят беженцев. Просто у них в самом деле нет места и нет средств, чтобы обеспечивать их нормальными, достойными человека условиями.
Впрочем, самим беженцам, попавшим сюда, это не обьяснишь. В Европе широко распространилось интервью некоего Абрахмана из Сомали, данное немецким журналистам. По его словам, он вообще не хотел плыть на Мальту, но его лодка получила пробоину. «Главная проблема для нас: полтора года в таких условиях – это попросту слишком много. С нами обращаются, как с животными. У нас нет даже нормальной воды – ни умыться, ни напиться. Если кто-то заболевает – может считать, что ему крупно не повезло. Можно стучать в двери сколько угодно: если у кого-либо серьезная проблема – он умрет прежде, чем дождется помощи».
Мальта или Италия, Испания или Греция – каждый год сюда стремятся тысячи людей. Достигают желанных берегов лишь сотни – кто умирает в долгой дороге через африканский континент, кто тонет в море, кто поворачивает обратно. О ежедневных трагедиях на южных границах Европы мало кто знает. Тем не менее, как показывают исследования, на сегодняшний день в африканских странах 13 миллионов человек готовы подвергнуться риску и отправиться в Евросоюз в качестве нелегальных беженцев. Миф об «обетованной Европе», земле, где реки текут молоком и медом, а бедных, обездоленных африканских изгнанников все нежно любят и помогают, чем могут, продолжает существовать – уже хотя бы потому, что он выгоден тем, для кого переправка нелегалов в пределы ЕС – выгодный бизнес. Увы, но этим людям почти ничто не грозит – как правило, ни они, ни их боссы не попадают даже в обычную европейскую тюрьму, не говоря уже о мальтийском лагере Сафи или «гостеприимных» лагерях ливийского диктатора.

Борис НЕМИРОВСКИЙ,
специально для «Омонии»

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email