Menu
Login
  •  
  •  

Налоги, придуманные мерзавцами

Римский император Веспасиан, который правил в 70-х годах нашей эры, прославился тем, что ввел налог на пользование общественными туалетами. Именно ему принадлежит крылатое выражение: «Деньги не пахнут».

 

Еще в XVIII веке выдающийся философ и экономист Адам Смит сформулировал основные принципы налогообложения. По его мнению, плох тот налог, который мешает людям заниматься делом, а также тот, для сбора которого нужен большой бюрократический аппарат. Кроме того, налог ни в коем случае не должен побуждать людей к тому, чтобы уклоняться от его уплаты. И наконец, ужасен тот налог, который заставляет людей проходить через «отвратительный процесс проверки налоговыми инспекторами, навлекает на них ненужные тревоги, неприятности и притеснения». Но как же так получилось, что сейчас нельзя найти ни одного налога, который, следуя рекомендациям Адама Смита, можно было бы назвать хорошим?

 

Серые глаза по 8 алтын

Самым древним видом налога, видимо, является акциз, название которого происходит от латинского accido, то есть «обрезаю». Это вполне соответствует истине, так как акциз включается в цену самых насущных товаров или услуг. Например, римский император Веспасиан, который правил в 70-х годах нашей эры, прославился тем, что ввел налог на пользование общественными туалетами. Именно ему принадлежит крылатое выражение «Деньги не пахнут».

 

Но самым древним акцизом был налог на соль — в Китае его ввели еще во II тысячелетии до нашей эры.С тех пор перечень подакцизных товаров и услуг лишь расширялся. Особенно в этом деле проявил себя Петр I, который ввел новую государственную должность — прибыльщик. Так назывались чиновники, обязанностью которых было придумывание новых источников доходов казны. Итогом творчества прибыльщиков явились гербовый сбор, налог с печей, с арбузов, с орехов и с множества других товаров. В Башкирии прибыльщики даже ввели налог на глаза.

 

Сумма зависела от цвета глаз: серые оценивались в 8 алтын, а черные в 2 — 3 алтына. Но самым известным налогом Петра I был налог на бороды. Борода дворянина или приказчика стоила 60 рублей, купца — 100 рублей, холопа — 30 рублей. Крестьянин у себя в деревне мог носить бороду даром, но при въезде в город, как и при выезде, платил за нее копейку.

 

В Европе того времени налогов тоже было больше чем достаточно. Например, в Англии в эпоху Кромвеля за 20 лет было введено около 200 акцизов. Был даже налог на соломенную труху. В Голландии на порцию рыбы, поданную в гостинице, приходилось 34 вида акцизов.

 

В конце XVII века английский писатель Уильям Карр воскликнул: «Всеобщий акциз — это проклятый налог, придуманный мерзавцами». Он был прав, ведь гнев покупателей по поводу непомерной стоимости товара обрушивался вовсе не на правителя, который ввел акциз, а на продавцов. Впрочем, повышение акцизов нередко оборачивалось народными волнениями. Так, в 1113 году попытка киевского князя Святополка II ввести налог на соль привела к массовому восстанию, а в 1648 году подъем акциза на соль обернулся московским соляным бунтом. Происходили и другие казусы.

 

Например, в 1704 году Петр I подписал указ, согласно которому думные люди и первостатейные купцы должны были платить с домашних бань по три рубля, простые дворяне, купцы и всякие разночинцы по рублю, крестьяне по 15 копеек. Или плати, или не мойся. Ну и не мылись. Через пять лет Петр I обратил на это внимание: «Замечено, что жены и девицы на ассамблеях яко кикиморы одеты бывают, надев на грязное фижмы из атласа, зело бздят, потеют гораздо, от чего гнусный запах разносят, приводя в смятение гостей иностранных. Указую впредь — перед ассамблеей мыться мылом в бане и следить за чистотой не только верхней робы, а также и исподней, дабы столь гнусной вонью не позорить жен и девиц российских».

 

Случались казусы и на таможне. Когда археолог Гастон Масперо привез во Францию мумию египетского фараона, таможенники наотрез отказались пропустить груз, поскольку фараоны не значились в списке товаров, на которых распространялись таможенные пошлины. Дело удалось уладить лишь после того, как кому-то пришла в голову счастливая мысль взять за мумию пошлину, как за сушеную рыбу.

 

С французского физика Гей-Люссака на границе потребовали такую цену за выписанные из Гамбурга стеклянные трубки, что ему пришлось идти на хитрость: по его просьбе отправитель запаял трубки и написал на посылке: «Осторожно! Воздух Германии!» Таможенники пожали плечами и пропустили груз, поскольку воздух пошлиной пока не облагается. Кстати, уже в наше время похожий случай был в российском порту Темрюк на Азовском море.

 

Там одно частное предприятие занималось очисткой гальюнов и сбором фекальных вод с пришедших в порт иностранных судов, чем привлекло к себе внимание бдительных таможенников. В строгом соответствии с законом они потребовали от предпринимателей заплатить за растаможивание импортного груза, который на момент проверки весил около 20 тонн. Те, недолго думая, перевели свой дурно пахнущий товар под таможенный режим «отказ в пользу государства». Теперь уже настала очередь чесать затылок таможенникам — выбросить товар они не имели права, так как по документам он проходил как собственность государства, а потому его следовало оприходовать и поставить на баланс.

 

 

Батый «крышевал» за десятину

Акциз привлекал правителей тем, что его было очень просто установить. Однако из-за мультипликационного эффекта просчитать последствия повышения акцизов было почти невозможно — московский соляной бунт произошел из-за того, что резко выросли цены на соленую рыбу, которая в те времена была одним из основных продуктов питания. В итоге империи, правители которых увлекались созданием все новых акцизов (на Тибете далай-лама даже ввел налог на уши), одна за другой разваливались, едва на горизонте показывались кочевники.

 

Происходило это по одной простой причине — народ убеждался в том, что платить дань, говоря современным языком, «крыше» намного дешевле, чем содержать непомерный государственный аппарат. Известно, например, что средневековый рэкетир хан Батый потребовал от рязанского князя дань всего лишь в размере десятины «во кнезех и в людех и в конех». По нынешним временам подобная ставка — это манна небесная, особенно если учесть, что десятина представляла собой налог «со двора», то есть была прообразом корпоративного налогообложения.

 

Что же до подоходного налога, то в России его ввел все тот же Петр I, проведя в 1718 — 1724 годах подушную перепись населения. После этого каждая мужская душа (в наличии души у женщин в ту пору сомневались) должна была ежегодно платить в казну 74 коп. (крестьяне) или 1 руб. 14 коп. (горожане). Для сравнения: корову тогда можно было купить за три рубля.

 

С тех давних времен по сравнению с сегодняшним днем кардинально ничего не изменилось, за исключением того, что ставки налогов «с души» и «со двора» непомерно увеличились. То, что собой представляет подоходный налог, наглядно демонстрирует Америка, где он варьируется от нуля до 35% в зависимости от уровня дохода. Не позже полуночи 15 апреля все американские налогоплательщики должны отправлять в службу внутренних доходов свои декларации.

 

В этот день почти вся американская нация, включая государственных чиновников, занимается тем, что утаивает от государства доходы, хотя за это можно попасть за решетку. Знаменитый чикагский гангстер Аль Капоне, которого привлекли к ответственности за неуплату налогов, искренне возмущался, доказывая судье, что «нелепо облагать налогом нелегальные доходы». Судья с этим согласился, смягчив приговор, — Аль Капоне получил всего лишь 11 лет тюрьмы.

 

Даже те американцы, которые стараются написать в декларации правду и только правду, не в состоянии это сделать, поскольку не могут разобраться в многочисленных бланках. Ежегодно налоговая служба США рассылает более 8 млрд. страниц форм и инструкций — их совокупной длины достаточно, чтобы 28 раз обернуть Землю вдоль экватора. Когда это ведомство только появилось, закон о подоходном налоге умещался на четырех сотнях страниц. Сегодня для его изложения нужно 66498 страниц. «Весь конгресс, все бухгалтеры и налоговые юристы, все судьи и даже целый съезд мудрецов не могут с уверенностью сказать, что же на самом деле написано в законе о подоходном налоге!» — воскликнул в сердцах один американский банкир.

 

Спросите любого американца, и он скажет, что проклятый подоходный налог тоже придумали отъявленные мерзавцы. Если у нас популярна поговорка «Сколько у государства ни воруй, своего не вернешь», то в США распространена другая: «Заполняя налоговую декларацию, не забудь в графе «иждивенцы» записать «государство». Многие американцы так и поступают. Когда в 1987 году конгресс США принял постановление о том, что на всех иждивенцев, указанных в налоговых формах, нужно приводить номер социального страхования (что-то вроде нашего ИНН), общее число иждивенцев, за которых полагаются льготы, уменьшилось на 7 миллионов. Выяснилось, например, что один налогоплательщик постоянно указывал в качестве иждивенцев тещу и свою собаку. Когда ему сказали, что собаку вписывать в декларацию нельзя, он очень расстроился — по расчетам, он тратил на нее в год на 50 долларов больше, чем на тещу.

 

 

Презренные души правителей

Но как ни ухищряются правительственные чиновники, чтобы выбить из граждан побольше денег, получается обратный эффект — богатые находят лазейки, помогающие скрыться от налогов, а бедные уже не в состоянии эти налоги заплатить. А почему, собственно, богатые должны раскошеливаться? Только потому, что они богатые? В таком случае, может быть, как это было сделано в первые годы советской власти, бедных вовсе освободить от налогов, а у богатых все конфисковать?

 

Увы, как показывает опыт, тогда все будут бедными. Как же быть? К примеру, сейчас в Гвинее существует налог «на мир» — за целый год без войны каждый гражданин обязан выплатить правительству, которое вело мудрую, миролюбивую политику, по 700 бельгийских франков. Справедливо ли это? Кто в первую очередь пострадает в случае военных действий и оккупации страны? Те, кто имеет собственность. У голодранцев как не было ничего, так и не будет. Соответственно кто прежде всего должен финансировать правительство? Те, кому есть, что терять.

 

Принцип, согласно которому каждый человек обязан делать взносы в общественный фонд пропорционально тем благам, которые он получает, был известен еще в Древней Греции. Эллины совершенно точно знали, что правительство должно не грабить собственников, а всемерно их оберегать. Именно за это они и платили налоги, причем совершенно добровольно. Если то, что делали чиновники, им было не по душе, они просто прекращали финансировать правительство. В эпоху Просвещения об этом принципе напомнил французский философ и правовед Шарль Монтескье.

 

В своей книге «Дух законов», которая была издана в 1751 году, он написал, что «реальные нужды народа никогда не должны отступать перед мнимыми нуждами государства». Сегодня эта книга должна лежать на рабочем столе каждого президента с тем, чтобы он мог открыть ее и прочесть: «Мнимые нужды государства — такие, которые происходят от страстей, слабости правителей, очарованности исключительным проектом, от необузданного желания никчемной славы и от некоего бессилия души, неспособной противостоять атакам фантазии. Часто случалось, что правители с неустойчивым характером начинали воображать, что нужды государства являются нуждами их собственных мелких и презренных душ».

 

Между прочим, Екатерина II называла книгу Монтескье молитвенником государей, имеющих здравый смысл. Более того, по его рекомендациям она преобразовала российскую налоговую систему. Так, купцы III гильдии стали платить 2,5%, а II и I гильдии 4% от стоимости имущества. Наверное, царские оценщики завышали эту стоимость до небес? Мы ведь привыкли к тому, что имущество, оставшееся у субъекта после уплаты всех налогов, считается укрытым от налогообложения. Нет, о размере своего торгового имущества купец должен был заявлять сам, «по совести», исходя из предполагаемых доходов.

 

Проводить проверку правдивости таких заявлений государевым чиновникам не разрешалось. Доносы на купцов по поводу того, что они что-то утаили от государства, к рассмотрению не принимались. И никого не интересовало, какие доходы купец или промышленник собирают со своих магазинов, складов или фабрик. Подумать только, государство не лезло в карман граждан, не выколачивало из них налоги, не натравливало на них мытарей, но при этом на дефицит бюджета никто не жаловался, да и купечество, освобожденное от подушной подати, за короткий срок прочно встало на ноги.

 

Выходит, для того чтобы наполнить государственный бюджет и обеспечить всеобщее процветание, с граждан вовсе не нужно сдирать три шкуры, увеличивая акцизы, таможенные пошлины и ставки подоходного налога. Все же прав был Адам Смит, сказавший однажды: «Чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей степени благосостояния, нужны всего лишь мир, низкие налоги и сносные законы. Все остальное сделает естественный ход вещей».

Источник: Украина криминальная


Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 02 октября 2013 18:21
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email