Menu
Login
  •  
  •  

Большой красивый пузырь - миф о величии Евровидения

В Москве отгремело «Евровидение», оставив воспоминания о самом красочном в истории конкурса шоу, недоумение от потраченных десятков миллионов долларов, сожаление от 11-го места Анастасии Приходько. А также массу вопросов.
За Россию пела патриотка Украины?

В начале марта, как следовало из результатов зрительского смс-голосования, киевлянка Анастасия Приходько с песней Константина Меладзе «Мамо», не прошедшая украинский отбор из-за несоответствия хронометража песни предъявляемым требованиям, вошла в тройку финалистов российского отборочного тура на «Евровидение», где компанию ей составили группа «Кватро» и певица Валерия. Позже профессиональное жюри признало украинку победителем. И тут запахло скандалом.

Не будем пересказывать слова Иосифа Пригожина (он, являясь мужем и продюсером Валерии, мог быть пристрастным). Но ему вторили и мэтры эстрады, и музыканты-профессионалы. Так, Лариса Долина пояснила, что «не участвовала в жюри конкурса», но то, что удалось увидеть в записи, – «жалкое зрелище, комментировать которое не стоит».

Максим Фадеев, певец, композитор и член жюри российского отбора на конкурс «Евровидение-2009» заявил, что, по его мнению, «из трех претендентов однозначный перевес был у Валерии — как по профессиональным качествам, так и по ее опыту и поведению на сцене», добавив, что победа Приходько вызывает у него только улыбку».

Большинство же простых россиян волновало иное – половина песни звучала не на русском, а на украинском языке. На предложение исполнить песню на русском Приходько ответила отказом, потому что она, по собственным словам, является патриоткой Украины. Возникал вопрос: почему на конкурсе нашу страну не представляет патриотка России? Из этой истории мог бы раскрутиться неплохой скандал, но при других обстоятельствах.

Россия не собиралась выигрывать «Евровидение»

Как известно, у нашей страны непростые отношения с «Евровидением», в котором, кстати, она участвует с 1994 года. Сначала нам банально не везло, в 1998-м это невезение стало катастрофическим – Россия, по среднему баллу не пройдя отбор, вовсе не попала на конкурс. Телеканал ОРТ не стал транслировать чужой праздник, за что, согласно правилам, страну дисквалифицировали на второй год.

Но и тогда, когда россияне попадали на «ЕВРОсонг», ничего путного из этого, как правило, не выходило. Можно вспомнить позор Филиппа Киркорова, занявшего 17-е место, а также Аллу Пугачеву (15-е), Наталью Подольскую (15-е), «Мумий Тролля» (12-е), Юлю Савичеву (11-е), «Премьер-Министра» (10-е). Были, конечно, и успехи: второе место Алсу и третье – дуэта  «ТаТу», ну и, конечно, прошлогодняя победа Димы Билана, после которой наша музыкальная тусовка, ранее поругивавшая «Евровидение», окончательно признала его величайшим конкурсом и угомонилась. За ней, порадовавшись вволю, успокоились и власти, не забыв дать указание провести на высшем уровне «Евровидение» в Москве. Вот в этом-то и заключался главный подвох – победы никто не требовал. Россия заранее довольствовалась ролью хозяйки конкурса, поэтому и карта «украинской патриотки» не была должным образом разыграна.

Миф о величии «Евровидения»

Не многие понимают, что слава «Евровидения» у нас сильно раздута. По сути это — большой сборный концерт, любопытная возможность сравнить незатейливую «нашу» и «их» поп-музыку. И уровень ожиданий зрителей соответствующий. Доказательство тому —  серьезные звезды, случайно попавшие на сцену «ЕВРОсонга», уходящие оттуда с понуро поникшими головами. История самого конкурса проста. В середине пятидесятых годов члены Европейского Вещательного Союза (ЕВU) «загорелись» идеей создания зрелищной развлекательной программы, которая бы способствовала культурному объединению Европы. В начале 1955 года генеральный директор Швейцарского телевидения Марсель Безансон предложил учредить международный конкурс, определявший лучшую песню Европы. Его идея была одобрена на Генеральной Ассамблее ЕВU в Риме. За образец был взят итальянский музыкальный фестиваль в Сан-Ремо. Поговаривают, что именно по этой причине Италия не участвует в «Евровидении».

За десятилетия конкурс практически изжил себя, но с появлением «молодой Европы» обрел второе дыхание как соревнование небольших стран. А где еще, скажите, заявить о себе Латвии, Эстонии, Македонии или, например, Герцеговине? А на «Евровидении» — пожалуйста! Вот только стоит ли стремиться стать в этот ряд и России, неужели нельзя найти более достойного повода себя проявить.

Примечательно, и то, что «Евровидение» не открыло ни одной серьезной звезды европейского или мирового масштаба, кроме шведского поп-квартета «АВВА». Это, правда, было еще в 1974 году.

Пир во время чумы?

По данным опросов общественного мнения, около 40% россиян сочли расходы на проведение «Евровидения» неоправданно высокими. В то же время более половины опрошенных считают, что проведение таких мероприятий поднимает престиж страны.

Как известно, бюджет конкурса был сформирован из пяти источников: правительство России выделило на проведение «Евровидения» 1 млрд рублей, столичное правительство – 200 млн рублей, Европейский вещательный союз – около $6 млн. Кое-что добавили спонсоры.

У музыкального состязания их шесть: Raiffeisenbank, Schwarzkopf и «Ростелеком» являются международными партнерами «Евровидения», а Pepsi, Mary Kay и Gold Mine Beer – национальными. Всего получилось $42 млн. Это почти втрое превышает затраты на проведение «Евровидения» в Хельсинки в 2007 году, до последнего дня считавшегося одним из самых дорогих. А ведь были еще деньги Первого канала (сколько точно – никто пока не сообщил).  

Скептики утверждают, что Россия в условиях финансового кризиса не должна была тратить столько государственных денег на проведение музыкального шоу. Ведь затраченная  сумма сопоставима с годовым бюджетом российского города c населением в 100 тысяч человек.

Противоположная точка зрения заключается в том, что именно в условиях кризиса мы должны были показать всему миру, что Россия может себе  позволить столь престижную акцию. Да и сравнивать Россию с Финляндией просто смешно – как гиганта и карлика, например.

Но тут нужно сделать маленькую оговорку: по словам организаторов, московское «Евровидение» оказалось убыточным мероприятием. Между тем, как известно, многие страны на проведении этого конкурса неплохо зарабатывают. В Греции в 2006-м потратили 5,5 млн евро, доход организаторов, по данным греческого государственного телевидения ERT, составил 7,28 млн евро. Украина на проведение первого у себя «Евровидения» в 2005-м не поскупилась, потратив 104 млн гривен (около 22 млн евро), из которых 67 млн — из госбюджета. Однако конкурс в Киеве все равно оказался прибыльным, в том числе за счет туристов: их в дни конкурса было втрое больше обычного.

«Конечно, деньги затратим немалые, — рассуждал гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст, — но я очень не люблю, когда меня спрашивают только о них. Мы хотим показать, что Москва — великий европейский город, а Россия — великая европейская страна. Мы клевые, модные и актуальные». Действительно, переплюнуть русский размах будет непросто. Об этом недвусмысленно заявил концертный директор «Евровидения-2009» фон Цвайбург, подчеркнув, что следующим организаторам придется удивлять чем-нибудь другим.

Этим, видимо, и придется себя успокоить. Да еще тем, что, по данным ВЦИОМ, смотреть «Евровидение» собиралось около 37% россиян. И, возможно, красочное зрелище доставило им радость, сгладив печальные кризисные будни.

Что же касается престижа страны, то, как представляется, проведение «Евровидения» не имеет к этому никакого отношения. Россия показала, что может в кризис потратить большие деньги и организовать красочное шоу. Не более того. Данный факт не сделал богаче ее жителей, не добавил ей международного авторитета, который зарабатывается совсем иначе.

Видеоролик выступления Анастасии Приходько можно посмотреть здесь.

Елена Дудина

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email