Menu
Login
  •  
  •  

Загадки семьи Анны Ахматовой: смерть Андрея Горенко

В двух номерах «АК» от 12-19 декабря 2008 года и от 17-24 июля 2009 года мы публиковали материалы о том, что на Первом Афинском кладбище был найден семейный склеп Горенко, в котором с 1920 по 1976 год были захоронены брат поэтессы Анны Ахматовой Андрей Горенко,

покончивший жизнь самоубийством в Афинах 13 февраля 1920 года, его жена (и кузина) Мария Змунчилла, умершая в 1939 году, и их сын, Андрей Горенко-младший, родившийся уже после смерти отца в 1920 году, и умерший от рака в 1976 году. Пожалуй, на этой истории можно было бы поставить и точку. Однако, все получилось иначе, и у истории - непосредственной и газетной -оказалось продолжение, не менее захватывающее, нежели сама история. 23-25 сентября в Великом Новгороде в Антоньевом монастыре, где расположено старое здание Университета Ярослава Мудрого, состоялась Конференция, посвященная 120-летию со дня рождения Анны Ахматовой и 100-летию со дня смерти замечательного русского поэта и переводчика Иннокентия Анненского. Иннокентий Анненский десять лет прослужил директором Царскосельский мужской Николаевской гимназии, в которой учились Николай Гумилев, Николай Пунин, Всеволод Рождественский, Николай Оцуп и многие другие царскоселы, ставшие впоследствии выдающимися деятелями российской науки и культуры. В том числе в Николаевской гимназии учился и Андрей Горенко, старший и любимый брат Анны Ахматовой.
Трагическая история смерти Андрея Горенко, чудесного спасения его жены Марии Змунчилла и рождения их сына Андрея Горенко-младшего, а также резонанс, вызванный ею в греческом обществе - первой четверти XX века и современном - заинтересовала высокую Конференцию, где собрались известнейшие всему миру литературоведы, директора Музеев и научные сотрудники библиотек. Таким образом, ваша покорная слуга отказалась в числе докладчиков.
Поездка в Великий Новгород оказалась лишь частью долгого и интереснейшего путешествия, завершившегося в Санкт-Петербурге и городе Пушкине (бывшем Царском селе), где история, изложенная в «АК», стала достоянием не только научной, но и самой широкой общественности. Так, на протяжении нескольких дней сюжет прокручивался на петербургском телеканале «TV100», а вечером во вторник 29 сентября был организован прямой эфир.
Кто помнит содержание второй статьи, посвященной, в основном, Андрею Горенко-младшему, тот, наверняка, отметил для себя тот факт, что вдова племянника Анны Ахматовой, девяностолетняя сегодня Лия Косара-Горенко, приняла решение передать редкие фотографии начала века Андрея Горенко -старшего и самой Анны Ахматовой от 1912 года (с драгоценным автографом поэтессы), экземпляр «Реквиема», подаренный Ахматовой своему племяннику в Оксфорде
с собственноручным посвящением «Дорогому Андрюше от тетки», несколько фотографий Андрея Горенко-младшего, а также серебряные предметы конца 19 века, вывезенные Горенко из России в 1919 году в дар
Музею Анны Ахматовой в Фонтанном Доме в Петербурге.
Именно передача всего этого исторического и культурного богатства и входила в мои функции во время пребывания в Петербурге. Но обо всем - по порядку.
Великий Новгород только что отпраздновал свою юбилейную дату - 1150 лет со дня основания города, а по сему сиял золотыми и голубыми куполами своих отреставрированных соборов, сверкал лентой реки Волхова и вообще оказался удивительно зеленым (с осенними вкраплениями желтого и красного), чистым, а главное - на редкость гостеприимным.
Новгородский Кремль с его древней Софией (построенной в 1050 году), с чарующим церковным песнопением, звонницы, гигантские колокола, монастыри, стали живописным обрамлением Конференции, где «пробным шаром» прозвучал доклад в сопровождении красочных слайдов о горестном -афинском - фрагменте истории семьи Анны Ахматовой.
Особый интерес представляли, на мой взгляд, сообщения, касающиеся Иннокентия Анненского, заниматься творчеством которого отечественное литературоведение начало сравнительно недавно. Но внимание наше привлекло даже не собственно поэтическое и переводческое наследство Анненского, а его служба на посту директора мужской гимназии, за время которой из Николаевской Царскосельский классической гимназии вышла целая плеяда звезд первой величины. Оказалось, что за «десятилетие» Анненского в Царском Селе (а умер он в 1909 году на ступенях Петербургского Витебского вокзала, откуда в Царское Село отправляются поезда), число выпускников возросло в четыре раза, а жизненные принципы, впитанные за время тесного общения со своим директором, были сохранены ими навсегда.
Именно Анненского называла своим поэтическим учителем, Анна Ахматова. Кстати, принципы Анненского-учителя не мешало бы перенять и преподавателям современных греческих гимназий и лицеев, скучно и монотонно «вдалбливающих» латынь и древнегреческий язык своим ученикам. Между прочим, в Царскосельский классической гимназии латынь и древнегреческий язык своим малолетним землякам преподает правнук Иннокентия Анненского, у которого, за невозможностью общения с последним, вполне можно перенять опыт.
Царское Село - вечно прекрасный город-заповедник. Город, где можно растить детей, несмотря на влажный климат. Город дворцовых ансамблей с белоснежной парковой скульптурой, город каскадных прудов, деревянных строений, где в конце позапрошлого и начале прошлого столетий жили царскосельские студенты, город Пушкинского Лицея и Гумилевской Гимназии, город Мариинской женской гимназии, ныне Школы искусств имени Анны Ахматовой, где училась поэтесса, о чем напоминает своей «позеленевшей медью» мемориальная доска с ее Дантовым профилем.
Не город-призрак, город-Музей, а город живой истории, при том при всем, не уничтоживший па-
мятники недавнего советского прошлого, но иногда восстанавливающий справедливость: так, на месте срытого в 30-ых года прошлого века Екатерининского собора и поставленного впоследствии монумента Владимиру Ильичу Ленину, вновь" выросли соборные купола, одевающиеся постепенно в сусальное золото.
Прекрасное сообщение с Петербургом, прекрасное снабжение.
Что можно сказать о Петербурге? Пожалуй, то, что он является красивейшим городом мира. И это говорю я, коренная москвичка.
Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме встретил подарки Лии Горенко благоговейно. Церемония передачи даров состоялась в столовой квартиры-мемориала, за квадратным столом, под оранжевым абажуром, где собиралась семья искусствоведа Николая Николаевича Лунина, бывшего на протяжении 15 лет гражданским мужем Анны Ахматовой.
Редкостной по своему значению стала встреча с Анной Генриховной Каминской, внучкой Николая Пунина, родившейся и проведшей свое детство в Фонтанном доме, с той самой Аней, которую поэтесса всегда считала и своей внучкой, и которая оставалась рядом с Ахматовой до самой смерти поэтессы в марте 1966 года.
Дело в том, что о встрече племянника Андрея Горенко с «теткой Анной Ахматовой» в 1965 году в Оксфорде Анна Генриховна Каминcкая знала лучше других: ведь именно она двадцатилетней девушкой сопровождала в Англию Анну Ахматовой на церемонию присуждения ей почетнейшего звания Доктора Литературы.
Анна Генриховна рассказала, что Андрей с трудом вырвался в Англию из Швейцарии, где он тогда работал, но на торжественную церемонию так и не успел, и встречался с сестрой своего отца несколько раз, причем, появился в гостинице с огромной коробкой швейцарского шоколада. Встреча их была самой теплой. Увидев Андрея - огромного ростом - Анна Ахматова воскликнула: «Андрюшенька, не говори, кто ты, я и так вижу - ты - вылитый Андрей!» (Эту деталь сообщила нам Лия Горенко, и Анна Генриховна ее подтвердила).
«От него исходил необыкновенный свет и тепло!» - рассказала мне Анна Генриховна, не в силах унять волнения при виде фотографий Андрея.
В судьбе Анны Ахматовой все события оказывались знаковыми. Так, официальная передача в хранилище Музея подарков Лии Горенко состоялась 30 сентября, в день рождения Андрея Горенко-младшего.
Но более всего потрясло всех тех, кто не остался равнодушным к тайне смерти Андрея Горенко, то, как бережно хранят и охраняют греки все, что связано с Анной Ахматовой.
Лия Горенко подарила вещи Музею, хотя вполне могла бы и продать их, и с огромной выгодой: автографы Анны Ахматовой ценятся высоко и по эту, и по ту сторону океана. Ну, а могилой брата поэтессы и подавно никто мог бы и не заниматься: такое участие в Греции редко проявляется даже по отношению к местным «зубрам» культуры.
Греческие журналисты, посвятившие целые полосы истории Андрея Горенко, продолжили традиции своих предшественников-журналистов 1920 года, крупнейшим из которых являлся Павел Нирванас, написавший в газете «Эстиа» от 20 февраля 1920 года следующее об Андрее Горенко:
«Несчастный русский прибыл в Грецию, движимый любовью к греческой истории, культуре, языку.
Никто не мог себе вообразить, какой благородной души, какого аристократического духа был живущий рядом с нами человек.
Но, если жизнь его была нам чужда, его могила должна быть окружена отныне всеобщей любовью, а его память - сохранена нами с благоговением.
Пусть напоенная запахами греческая земля будет тебе пухом.
Греческая земля, бывшая твоей большой любовью и ставшая навеки твоей могилой».

Евгения ЕВСТАФИУ
Источник "Афинский курьер"

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Последнее изменениеСреда, 08 декабря 2010 17:54
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email