Menu
Login
  •  
  •  

"В Тернополе все знают, как получить "шенген" по фальшивому приглашению": рассказ заробитчанки в Португалии

  • Автор  Галина Пташенчук
  • Просмотров 2977
"В Тернополе все знают, как получить "шенген" по фальшивому приглашению": рассказ заробитчанки в Португалии

Ирине 30, она уроженка Тернополя, но последние 4 года нелегально работает в Португалии, как тысячи ее земляков с Западной Украины. С ней переехала вся ее семья: мама, тоже Ирина, и восьмилетняя дочь Ангелина (имена героинь изменены по их просьбе).

Ирина рассказала "Обозревателю" о том, каким путем нелегалы обычно попадают в Португалию, находят работу и получают официальный вид на жительство, а кроме того, объяснила, почему именно через эту совсем небогатую страну заробитчане предпочитают совершать свое трудовое паломничество в другие государства старой Европы.

Далее – от первого лица.

Виза и дорога

Мои родители давно разведены, мама долгое время жила одна, а потом случайно встретила своего бывшего поклонника, с которым ходила на свидания еще до знакомства с моим отцом. Зовут его Сашей, и он уже 15 лет живет в Португалии с официальным видом на жительство, а в Тернополь приезжал проведать родственников.

У них снова начались отношения, и Саша предложил маме переехать к нему. Мама сначала отказывалась, не хотела бросать нас с дочкой. Тогда Саша предложил, чтобы мы тоже приехали. Я подумала: почему нет, когда еще выпадет случай отдохнуть за границей. Эмигрировать я не собиралась.

Дальше все было просто.  Нам оформили польский шенген по фальшивому приглашению от какого-то поляка. Мы якобы ехали в командировку на фирму, которая торгует цветами. В нашем городе все знают турфирму, которая оформляет такие визы. Мне открыли визу на 45 дней, маме на 60.

Из города до польской границы мы ехали на микроавтобусе, который постоянно возит людей таким путем в Португалию. Тогда это стоило 150 евро с человека. Как найти водителей, знают все в городе, это самое обычное дело. Кроме людей, они перевозят посылки.

Перед границей мы пересели на несколько легковых машин, чтобы не возбуждать подозрения пограничников. Переезд через границу на легковой машине стоил еще 20 евро с человека. Очень важно было не перепутать название польского города, в который мы якобы направлялись.

После границы мы снова пересели на наш микроавтобус и отправились в Португалию. По дороге, во Франции, нас разок остановили, но ничего не случилось – просто проверили документы.

Нашим конечным пунктом был городок Лагуш на Юге Португалии, где жил Саша.


Мы с неделю отдохнули, погуляли, искупались в океане, хотя вода холодная и волна сбивает с ног. Там везде муниципальные бассейны, мы пару раз ходили с дочкой - за двоих на 5-6 часов это стоило около 5 евро.

Через неделю Саша нашел маме работу уборщицы в португальской семье. Нужно было отмыть дом после ремонта, платили всего 25 евро за восьмичасовой день. Вообще это обычная для Португалии зарплата, многие украинцы работают за 3.50-4 евро в час, но убирать после ремонта – очень тяжелая работа.

Поиски работы

Недели через три стало ясно, что у мамы с Сашей опять ничего не складывается. "Дважды в одну реку не войдешь", – сказала мама, и мы стали собирать чемоданы.

Срок действия моей визы истекал примерно через месяц, и я решила хотя бы заработать перед отъездом. Водитель, который нас привез, нашел для меня работу в соседнем городке, таком же маленьком, как Лагуш: в кафе требовалась помощница на кухне. Убирать в семьях и отелях я не хотела, в кафе и то лучше. Платили 400 евро в месяц, это очень мало.

Мама планировала остаться и искать работу, а я с дочкой вернулась бы домой, если бы не влюбилась. Представьте – в городке с населением в 10 тысяч я случайно встретила парня из Тернополя, более того, из моего района. Он учился в моей школе, и даже классная руководительница у нас была одна. Это удивительное совпадение нас сблизило.

Мы быстро сошлись, поселились вместе. Поскольку мама поначалу не работала, пришлось жить вчетвером, чтобы сэкономить на аренде квартиры. Это было непростое время. Но потом мама нашла работу на фабрике по сортировке и упаковке апельсинов и съехала. Фабрика находится в сельской местности, в трех километрах от того городка, где жила тогда я со своим парнем и дочкой.

Процедура легализации

Чтобы получить вид на жительства (визу резидента), нужно предоставить контракт с работодателем не менее, чем на 505 евро в месяц. Мама, работая на фабрике, получает от 600 до 800 евро, так что контракт у нее нормальный. Кроме того, нужны следующие документы: справка с работы от работодателя, что ты действительно у него работаешь; налоговая декларация о тех налогах, которые за тебя платит в казну работодатель; справка из Украины о несудимости; подтверждение места жительства: двое граждан Португалии должны подписать бумагу, в которой они подтверждают, что ты действительно живешь по указанному адресу, и поручаются за тебя. Для украинцев это чаще всего делают украинцы, которые уже получили гражданство.

Тут огромная украинская диаспора, все друг друга знают, с новеньким сразу знакомятся и помогают, как могут, во всяком случае, советами и связями.

Фото: bestplacestotravel.info


Мама собрала все необходимые документы для миграционной службы, заплатила штраф 750 евро за то, что некоторое время находилась в стране по просроченной визе, и получила вид на жительство. Через год его пересматривают, проверяют, как ты работал, как платил налоги. Если все хорошо, ВНЖ продлевают на два года. Через пять лет постоянного проживания можно попросить гражданство (но нужно отучиться 2 месяца на языковых курсах и сдать экзамен). Если выйдешь замуж за португальца, гражданство дают через три года. Или можно родить ребенка, который автоматически получит гражданство, и его мама – тоже.

Ничего подобного, конечно, невозможно представить в других странах, где-нибудь в Германии или даже Италии. Но здесь, в Португалии, власти относятся к украинским нелегалам очень снисходительно и даже доброжелательно.

После оформления ВНЖ многие едут дальше, в другие страны Шенгена. В Португалии документы получить легче, чем где бы то ни было. Тут даже на водительские права пересдавать не надо –предоставляешь свои украинские права, платишь 120 евро, и тебе оформляют водительскую лицензию.

Пытка апельсинами

Мама уже три с половиной года имеет резидентскую визу и работает все на той же фабрике. Каждый день туда привозят фурами контейнеры с апельсинами, лимонами и мандаринами, собранными на соседних плантациях. Работницы перебирают фрукты, делят их на сорта (первый сорт подороже, второй подешевле, и так далее) и раскладывают по ящикам. Работа однообразная, утомительная, конвейер все время грохочет – в цеху шумно, приходится кричать, а не говорить.

Продолжительность рабочего дня зависит от того, сколько фруктов привезут: в среднем – часов 10, но может быть и четыре, и шестнадцать. Мама уходит в семь и возвращается иногда в девять-десять вечера. Если работы в цеху мало, работниц отправляют собирать фрукты на плантациях.

Год назад мама упала с апельсинового дерева – тут они высокие, как трехэтажный дом – и сломала бедро.  Никакой страховки, условия труда ужасные, и никто не протестует, потому что работают одни украинцы. Молчат, не возмущаются.

Перелом бедра – это серьезная вещь. Но поскольку за маму платят налоги, она имеет право на так называемую социальную страховку: лечение и больничный оплатило государство.

На фабрике работают в основном девушки из глухих карпатских деревень, а мама человек образованный, по профессии библиотекарь, последние много лет работала продавцом в киоске "Союзпечати", любит читать, у нее широкий кругозор. Разговаривать с коллегами ей не о чем. Она мечтает сменить работу, но женщине ее возраста (50 лет) место найти нелегко.

В Украину возвращаться не собирается, там она такие деньги не заработает. Планирует попросить гражданство и остаться навсегда.

Просроченная виза

Примерно через год после начала работы в кафе я освоила португальский достаточно, чтобы меня "повысили" до официантки. Язык обязателен, английского почти никто не знает.

Фото: thecrazytourist.com


Поначалу я работала на птичьих правах, но потом пришла налоговая проверка, и владелица кафе быстренько оформила мне контракт задним числом, на 300 евро в месяц, хотя платила  400 евро – так часто делают, чтобы сэкономить на налогах, пользуясь нашим бесправием. Это был единственный ресторан в округе, в котором выходной выпадал на субботу, в остальных ресторанах – только на будние дни. А мне нужен был хоть один выходной, чтобы проводить время с ребенком. Ангелина  уже училась в первом классе португальской школы.

С такой мизерной зарплатой я, получается, не могла обратиться за легализаций и так и жила с просроченной визой. Но не волновалась из-за этого. У меня даже были клиенты-полицейские, которые знали о моей ситуации, но не придирались. Здесь действительно очень хорошо относятся к иммигрантам, особенно к выходцам из бывшего Союза.

Каждое лето я порывалась уехать домой, но парень отговаривал. Год назад мы разошлись, я опять засобиралась домой. Но теперь отговорили мама и знакомые, и вот почему.

Уезжать с просроченной визой нельзя, на выезде из шенгенской зоны будут неприятности, да и в любой из стран Евросоюза могут остановить и проверить документы. Чтобы этого избежать, есть отработанная процедура: надо пойти в полицию и сказать, что потеряла паспорт. Нельзя врать, что ты туристка, полиция обязательно проверит, нужно сказать правду – что нелегалка. Они любят, когда честно сознаешься во всем.

Полиция дает справку об утере паспорта, и с ней едешь в Лиссабон, в консульство Украины, где за 20 евро выдают временный, так называемый "белый" паспорт, действительный дней десять или пару недель. С ним можно пересечь границу, но полиция многих стран Западной Европы к таким паспортам относится подозрительно, и не все водители соглашаются брать пассажиров с таким документом. Им тогда приходится объезжать Францию, Германию, ехать через Италию, а это большой круг, и гарантий безопасности тоже нет.

Еще одним аргументом в пользу того, чтобы остаться, стала новая работа: нашлось место  официантки на более выгодных условиях в городе Фару. Это все рядом – те городки, где я жила раньше, являются спутниками Фару.

Фото: journeying.ru

В Фару находятся большой морской порт и крупный международный аэропорт, население тут официально 60 тысяч, но мне кажется, больше. Я начала работать в кафе рядом с аэропортом, где мне в итоге сделали очень приличный контракт, так что я смогла обратиться за легализацией. В службе эмиграции меня спросили, почему я не сделала этого раньше, и я объяснила, что моя бывшая патронесса отказывалась оформить нормальный контракт.  

В общем, сейчас я жду свою резидентскую визу. Как только получу ее, сразу поеду в Тернополь – ужасно соскучилась по дому и друзьям. Мама уже дважды была дома, а я ни разу.

Быт и школа для ребенка

Сейчас я живу в Фару, снимаю двухкомнатную квартиру за 250 евро, вместе с оплатой коммунальных услуг получается 320. Мама снимает дом в своей деревне за 160 евро со всеми услугами включительно. Мы регулярно видимся, ее деревня всего в трех километрах от Фару, ходим друг к другу пешком, потому что с общественным транспортом тут проблемы, у всех свои машины, это не Лиссабон. Так привыкли ходить пешком, что маме в Тернополе казалось даже странно пользоваться маршрутками.

Еда здесь очень дешевая: курицу, например, можно купить за 2 евро 20 центов. Я обедаю в ресторане, дочка – в школе, нужно только ужин приготовить, так что у меня уходит не больше 15-20 евро в неделю. Одежда тоже очень дешевая, особенно в периоды распродаж с огромными скидками.

Дочка оканчивает второй класс. Мне очень нравится местное школьное образование. Здесь нет взяток, подарков учителям. Платишь 1 евро 46 центов за школьный обед, и все. Когда я получу вид на жительство, мне дадут и льготы, как матери-одиночке. На самом деле я разведена, но поскольку отец ребенка в Украине, то для местных властей я  мать-одиночка. Условия отличные: скидки для ребенка на учебники, питание, на проезд.

Ангелина говорит и пишет по-португальски лучше, чем по-украински. Кстати, писать по-украински она научилась по собственному желанию, я ее не заставляла, не хотела нагружать, грамматика португальского языка очень сложная, и так ей тяжело. Когда спрашиваю, какой язык ей нравится больше, она отвечает, что  украинский, но легче ей говорить по-португальски.

Здесь школьники после каждого класса, даже после первого, пишут тесты по трем основным предметам, два из которых – язык и математика. Если по этим двум предметам ребенок получает "двойку", его оставляют на второй год. В прошлом году я для себя решила: если дочка не сможет сдать экзамены и не перейдет во второй класс, мы уедем. Но она справилась. Вот так все сложилось, одно к одному, и мы остались.  

Бывший муж помогал мне оформить необходимые справки в Украине, и сам сюда приезжал уже пять раз, чтобы с ребенком повидаться. У нас хорошие отношения, я позволяю ему ночевать в комнате дочки, чтобы не платить за хостел.

Личная жизнь

После того, как я рассталась с бойфрендом-украинцем, некоторое время у меня был немец. Он давно в Португалии, общались мы с ним по-английски. Увидел меня в ресторане – и потом специально пару раз в месяц приезжал к нам в город из соседнего городка, чтобы посмотреть на меня. На 15 лет старше меня, галантно ухаживал, но мы были вместе всего три месяца. Не мое, как говорится.

Фото: pigafetta.de

Подруги меня спрашивали, почему я не знакомлюсь с португальцами. А они мне не нравятся. В 40 лет еще совсем как дети, безответственные, распущенные, им бы только погулять, о семье вообще не думают. Но, как говорят, не зарекайся: недавно я познакомилась с португальцем, который совсем не похож на остальных. Он инженер, работает в аэропорту, поэтому каждый день обедает в ресторане, где я работаю.

Я во время работы всегда страшно занята и ни на кого не смотрю. Особенно в обеденное время, когда нужно обслужить до 40 человек за пару часов. Как-то раз клиент заговорил со мной по-французски, а  я не знаю французского. Пришлось чуть ли не жестами общаться. Потом я пожаловалась начальству, – мол, что вы от меня хотите, я не полиглот! А тот португалец, которому я приглянулась, все это слышал и решил обратить на себя мое внимание, подшутить. Когда я подошла к нему, чтобы спросить, что он хочет на десерт, он тоже ответил по-французски. А я давай тараторить по-украински. Он удивился, говорит: "Ничего не понимаю!" А я: "Ну естественно, вот и я по-французски тоже!" Он рассмеялся, я улыбнулась, вот так и познакомились.

Планы

За последний год я уже привыкла к Португалии, хотя, конечно,  скучаю по дому. Как только получу бумаги, поеду в Тернополь. После возвращения поступлю в языковую школу, подтяну португальский. И буду искать новую работу, в ресторане не собираюсь всю жизнь пахать.

У меня диплом специалиста по туризму и гостиничному делу, а туризм здесь – одна из самых перспективных отраслей. Правда, я никогда по специальности не работала, – то продавцом в магазине, то хостессой, то рекламным агентом. Но это неважно, главное, знать язык, а остальному можно подучиться.

Источник

Система Orphus

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Поделиться ссылкой:

О том, как поделиться
Правила комментирования
Комментарии для сайта Cackle
Наверх

Мобильные приложения

 

Новостные ленты

Партнеры сайта

Новости по Email